Глава 168. Столкновение (часть 3)

Перед крепостью разгорелась ожесточенная битва.

Отряд тяжелой пехоты Харамарка, состоящий только из много лет выживавших на передовой опытных ветеранов, умело сопротивлялся атаке врага.

Первый ряд вонзил свои щиты в землю, а второй поместил их сверху, создав неприступную железную стену.

Однако и с теми, кто пытался нарушить черту, было нелегко справиться.

Паразиты, подстрекаемые разъяренными Медузами, врезались в копья и отчаянно пытались перелезть через стену щитов.

Когда нежить-волк использовал кучу трупов, чтобы перепрыгнуть через барьер, Ян Санктус нанес точный удар копьем и отбросил тварь прочь.

— Держитесь! Держитесь, чего бы вам это не стоило! — заорал он. — Помните, что одна маленькая брешь — и мы все мертвы!

В какой-то момент мужчина почувствовал позади себя необычное волнение и обернулся. К ним бежали земляне.

— Ублюдочные земляне уже почти тут! Продержитесь еще немного!

— Блять, а они что-то не спешили! — закричал солдат-ветеран, отчаянно державшийся за свой щит. Несколько бойцов рядом с ним мрачно улыбнулись. Хотя они и не могли смеяться сейчас, когда находились в ситуации близкой гибели, но все же были достаточно опытны, чтобы шутить перед лицом смерти.

— Не открывать рты! Беречь силы!

Быстро упрекнув подчиненных, Ян Санктус повернул голову, чтобы определить разделяющее их расстояние. Его напряженные глаза расширились. Внимание мужчины привлекла некая группа, которая опередила все остальные.

— Свалили из-под ног! — закричала женщина, которая бежала к ним с поднятым вверх щитом. Рыжие волосы развевались за ее спиной.

— Рат! Циммер! Готовсь! — тут же отреагировал Ян Санктус.

Двое солдат оглянулись. И когда она подошла достаточно близко…

— Сейчас!

Оба бойца сильно оттолкнулись от земли и мгновенно развернулись на девяносто градусов.

— Эйаааа! — Пи Сора вытянула свой щит перед собой, врываясь в образовавшуюся брешь, словно таран.

Бууум!

Произошел взрыв, от которого у людей зазвенело в ушах. Из-за внезапного удара передние ряды Паразитов были отброшены назад и смешались с теми, кто шел позади.

Однако остановившаяся после нападения Сора на удивление не пострадала. Ее нынешнюю позицию легко можно было бы назвать стабильной. Единственная странность заключалась в том, что ее кожа и доспехи испускали белый пар.

— Ах! — женщина подняла голову и выпрямила грудь, обнажив белые зубы в улыбке. — Наконец-то мое тело разогрелось.

Пи Сора легким ударом подбросила в воздух пытавшегося подняться Паразита, чтобы тут же впечатать его пяткой в землю. Затем сразила тварь, пытавшуюся наброситься на нее сбоку, своим щитом, чтобы уже в следующий момент взмахнуть окутанным пламенем алым мечом.

Несколько человек присоединились к ней.

Взгляд Яна Санктуса сфокусировался на молодом человеке, который наносил удар голубоватым копьем. Сверкающий золотом наконечник стремительно пронзал врагов, ошеломленных атакой Пи Соры.

Все более быстрые удары копья создавали иллюзию растворения рядов противника. Ян Санктус кивнул, видя, как идущая вслед за Сеолом ударная группа уничтожает Паразитов с просто ужасающей скоростью.

У сопровождающего эту команду отряда были бы большие шансы на выживание.

Перед выходом на поле битвы солдаты часто обменивались одной шуткой, весьма близкой к реальности. Шуткой о том, что их выживаемость зависела от того, с какой группой землян они сотрудничали. Практика показывала, что шутка эта настолько жизненная, что от нее просто невозможно было отмахнуться.

Некоторые земляне относились к солдатам как пушечному мясу, живым щитам или же бездушным пешкам. Бывали даже случаи, когда они сбегали, бросив позади тех, кто отчаянно прокладывал им путь к этому бегству.

Так что, учитывая все это, действия молодого человека можно было рассматривать как чрезвычайно похвальные с точки зрения райского обитателя, но…

«Хм?»

Увидев, как Сеол Джиху избавляется от всех врагов поблизости и опрометчиво смотрит перед собой, Ян Санктус сверкнул глазами.

Он схватил Сеола за плечи, пытаясь пробиться сквозь созданную его подчиненными стену. Хотя он и ощущал сильнейшее сопротивление, мужчина все же смог силой оттащить паренька назад.

Сеол Джиху яростно оглянулся. Ян Санктус торжественно поднял руку и указал на небо. Парнишка посмотрел в том направлении.

Выпускаемые из крепости клинковые бумеранги пролетели по диагонали, разом сметая стремящихся к ним врагов. Стрелы посыпались вниз, образуя параболические дуги и пронзая Паразитов, которые находились относительно близко к крепости.

— Спасибо, конечно, за твой энтузиазм, — низкий голос раздался в ушах Сеола, пока он тупо смотрел вверх. — Но утомлять себя с самого начала явно не лучший выбор. Это не только усложнит тебе жизнь, но и станет обузой для нас и твоих же союзников.

Сеол Джиху медленно моргнул. Он наконец-то разглядел находящееся напротив мужское лицо.

Этот генерал приходил за ним, когда Тереза ​​пригласила его во дворец.

То есть он настолько погрузился в битву, что даже не понял, кто его тащит.

— Тебе придется постоянно сражаться, даже если ты будешь против. Но позже. Продолжай яростно махать копьем, но не забывай сохранять ясный ум.

Его словно облили ушатом холодной воды. Раскрасневшееся лицо парня медленно вернуло свой естественный цвет.

Они пребывали в самом разгаре битвы, поэтому разговор просто не мог быть долгим. Заметив, что Сеол пришел в себя, Ян Санктус громовым голосом скомандовал:

— Всем снова приготовиться! Вперед!

Стоявшие на одном колене солдаты сразу поднялись. Они равномерно выступили вперед, давя своими стальными ботинками все еще извивающиеся тела умирающих врагов. И на этом их миссия по обеспечению пространства для выхода землян была завершена.

Теперь им пришлось иметь дело с Медузами, которые командовали вражескими отрядами. Роль солдат здесь заключалась в том, чтобы открыть путь к этим мерзким тварям.

Из-за того, что десять Медуз были рассредоточены по всему полю боя, некогда прямая линия защиты начала расширяться. Но всякий раз, когда ударные группы убирали с пути мешающих им Паразитов, терявшие преграду задние ряды монстров тут же нападали на своих противников.

Даже после весьма успешного наступления и обстрела бесчисленным количеством стрел и снарядов, Паразиты все еще могли похвастаться ошеломляющей численностью войск. Их количество, кажется, даже не думало уменьшаться.

Бросившиеся вперед солдаты выкрикивали боевые кличи и яростно орудовали копьями. Повсюду раздавался тревожный грохот.

Большинство Паразитов было пронзено копьями или заблокировано щитами, но значительному количеству все же удалось пробить стену.

Похожее на гуля существо, которое до смерти определенно было человеком, бежало вперед, жутко свесив руки. Копье Сеола рассекло воздух и вонзилось ему точно в лоб. Затем парень оттолкнул тварь прочь, заставив черную струю крови брызнуть из ее головы. Одновременно вспыхнуло золотым. До того, как из раны выступил лед, голова гуля оказалась обожжена до черноты.

— Кииииур!

Затем вперед выскочила неизвестная раса карликов с молотами. Сеол Джиху крепче сжал копье обеими руками и ударил, выпрыгивая им навстречу.

Пунь! Ощущение было таким, словно он проткнул гнилой фрукт.

Сеол Джиху толкнул вперед пронзившее грудь врага копье. Острие смогло с легкостью пробить насквозь сразу нескольких следующих друг за другом существ. Карлики содрогнулись, как будто их ударило молнией, а затем их тела обмякли.

Когда он вынул копье, из ран потек темно-красный сок. А уже в следующий миг парень ощутил, как порыв ветра ударяется ему сзади в шею. Получеловек-полузверь со сгнившей наполовину плотью оттолкнулся от земли и взвился в воздух в жутком прыжке. Казалось, он вот-вот достанет Сеола.

Свирепый импульс опускавшихся когтей заставил Сеола Джиху нервно сглотнуть.

«Сохраняй ясный ум»

Когда он уклонился, повернувшись назад, грязный коготь разминулся с его глазами буквально на миллиметр. Прочь отлетели несколько отсеченных прядок челки.

«Продолжай яростно махать копьем»

Глаза Сеола расширились. Он ударил тварь в голову ровно в тот момент, когда та приземлилась, однако чудовище умело поймало острие копья зубами. А уже в следующий миг перехватило пастью древко, прикладывая значительные усилия, словно желало раскусить копье.

Однако Сеол Джиху не запаниковал, приложив усилие, чтобы поднять копье с повисшей на ней тварью, а затем ударить ее об землю. Парень поднял ногу и наступил врагу на грудь, прежде чем нанести удар в горло. Получеловек-полузверь яростно и безумно вырывался, сопротивляясь, пока не потерял последние силы.

Выдернув копье, Сеол замер, чтобы сделать небольшую передышку, и глубоко вздохнул. Отвратительная вонь заставила его ощутить мерзкий привкус, заполнивший его рот. Но когда он собрался было сплюнуть…

— Ха!

Не оборачиваясь, Сеол Джиху интуитивно махнул копьем назад. Рука отдалась удовлетворительным ощущением рассеченной плоти. Обернувшись, парень увидел трех волков, приземлившихся откуда-то сверху. Раны извивающихся тварей загорелись еще до того, как прекратились конвульсии.

Бездумно сражаясь, Сеол за мгновение сразил более десяти Паразитов. Но чем больше он сражался, тем больше сюрпризов его встречали.

Зараженные Паразитами монстры принадлежали к разным расам, но у них было кое-что общее. Всех их было чрезвычайно трудно убить. Пока управлявший телом Паразит жил, монстр продолжал сражаться, даже если от его тела оставался жуткий обрубок.

Но каждый удар копьем Сеола приводил к гибели чудовища. Буквальное подтверждение правила «один удар — один враг».

«Именно так»

— Помогите!

Внезапно раздавшийся крик застал его врасплох. Это был крик землянина… нет, солдата.

Бум! Бум! Тревожный шум постепенно приближался.

Глаза Сеола Джиху сузились, и он обернулся в сторону звука.

Группа из четырех монстров ростом более двух метров яростно рвалась к крепости. Не нужно было иметь хорошо развитое воображение, чтобы представить, что случится, если они врежутся в линию обороны. Сеол остановил свой импульсный порыв ринуться им навстречу. Внезапно до чего-то додумавшись, он встал и по диагонали вскинул руку.

Излучавшее золотой свет копье маны сформировалось в его правом кулаке. После короткого разбега Сеол Джиху низко наклонился и сильно взмахнул рукой.

Чазак!

Раздался раскат грома. Заметивший атаку монстр попытался увернуться. Однако полностью избежать урона он не смог. Электрический разряд скользнул по его левой руке и парализовал ее.

— Киииур!

На мгновение ошеломленный гигант без колебаний оторвал себе руку, а затем злобно уставился на Сеола и испустил рев.

Четыре монстра были в ярости. Они напрягли ноги и максимально прижались к земле, словно резко выпрямившиеся пружины выстреливая собой вперед на невероятно высокой скорости.

«Посмотрим, как ты увернешься от этого»

Когда монстры бросились на него, словно разъяренные быки, Сеол одновременно призвал четыре копья маны и запустил их, прежде чем немедленно повторить.

А затем еще раз.

Хотя ему не хватало огневой мощи, тот факт, что парень мог воспроизводить копья непрерывно, был преимуществом этого навыка. Кроме того, добавив в свою ману атрибут анти-зла, он смог добиться того, что атакованные десятками копий маны монстры сбились с ритма, захлебнувшись своей атакой и пошатнувшись.

Чохун, О Рахи, Пи Сора и Хьюго воспользовались ситуацией и бросились вперед, чтобы рассечь им глотки. Земля задрожала, когда четыре могущественных гиганта одновременно пали.

«Неплохо»

Этот навык стоило бы назвать Молниеносный Залп, а не Копье Маны.

Когда Сеол повернулся к своим товарищам, Чохун вскинула руку и показала ему поднятый большой палец. При этом в ее взгляде свозила некоторая недоверчивость и растерянность, словно бы вопрошающая «Это что вообще было? Как ты так смог?»

Однако Сеол Джиху и сам не смог бы объяснить. Он не знал, что сила Сущности Сомы настолько мощна. Но думать об этом сейчас совершенно не было времени.

Солдаты испуганно покосились на Сеола, прежде чем вновь перевести взгляды на поле битвы. Они едва пережили первую волну, а горизонт уже заполнил новый рой монстров, несущийся на них, словно цунами.

Солдаты стиснули зубы и продолжили сопротивление, возобновляя долгую битву.

Схема боя была довольно простой. Каждый раз, когда появлялся враг, солдаты действовали в роли своего рода буфера, выигрывавшего достаточно времени для того, чтобы земляне успели появиться в нужном месте и сделать свое дело. Однако у неоднократно следовавших этой стратегии бойцов внезапно возникло странное чувство.

Им удалось продвинуться намного легче, чем они сами рассчитывали. Можно было утверждать, что с самого начала битвы они неуклонно продвигались вперед, и даже когда вынуждены были остановиться, ситуация каждый раз быстро разрешалась.

Если они не ошибались, то количество вражеских войск, на самом деле противостоящее им, оказалось намного меньше, чем можно было судить, основываясь на визуальном впечатлении.

Нельзя было сказать, что это стало результатом одного лишь поддерживающего огня из крепости. Уровень выживаемости их однополчан был неестественно высоким, несмотря на то, что они зашли так далеко в ряды врага. Конечно, они знали, что стоящая за ними ударная группа обладает огромным боевым мастерством, но…

«Хм?»

Женщина, которая вонзила свою железную булаву в грудь врага, и женщина, своим быстрым мечом заставившая головы монстров буквально разлетаться в стороны, словно стряхиваемые с дерева переспевшие фрукты. А между ними было еще что-то, что заставило многих с подозрением прищуриться в ту сторону.

«Дым?»

Если глаза их не подводили, что где-то там вперед летело облако черного дыма. Летело на очень высокой скорости.

Оно пробивалось сквозь ряды врагов, отсекая головы и разрывая их тела на части, сокращая численность Паразитов с просто ужасающей скоростью.

Один из солдат, тупо уставившийся на необъяснимое явление, внезапно пришел к пониманию.

«Это, должно быть, волшебство!»

Он вроде бы слышал, что королевская семья Харамарка за огромную сумму наняла высокопоставленного мага. Понимая, что способный переломить ход войны маг прикрывает их отряд, солдат набрался храбрости.

Земляне, с которыми был связан отряд, уже превзошли все ожидания, поэтому мотивация вояк усилилась несоизмеримо, заставив их двигаться вперед и прикладывая запредельные усилия.

Но хорошие вещи не могут длиться бесконечно.

Там, где есть удача, должна быть и катастрофа.

Постоянно наблюдавший за тем, что творилось вокруг, солдат вдруг продемонстрировал миру воистину недоуменное выражение лица.