Глава 82.

Поскольку все мысли Сеола были заняты временем, он едва лир не просмотрел. Помещение освещал чересчур тусклый свет, а из-за темной кожи, воин едва смог разглядеть его.

Но когда он подошел поближе, стало видно гораздо яснее. В воздухе висел человек с опущенной головой. И казалось, мутировавший орк как раз собирался перехватить его.

— Хьюго! — Сеол воскликнул слишком громко и дотронулся до ноги африканца.

— Куа-а-а. — тело мужчины содрогнулось, и он откинул голову, издав крик, походивший на болезненный стон.

Только тогда Сеол Джи-Ху понял, что Хьюго висит в воздухе с крюком, пронзающим его спину.

— Что за черт?! Что происходит? — ошеломленно прошептал Ясир. Хьюго висел слишком высоко, чтобы они могли безболезненно снять его. Сеол Джи-Ху прикусил нижнюю губу, прежде чем взглянуть на рудиум, все еще испускающий этот черный дым. Его размеры заметно уменьшились, но …если этого еще хватит, то пока что они в безопасности.

«Опустите Хьюго как можно аккуратнее». — отдал мысленный приказ Сеол, и четыре орка одновременно пришли в движение. Один из них исчез в темноте, и вскоре в комнате раздался скрип вращающегося блока. Крюк медленно опустился. Двое из них схватили Хьюго с двух сторон, а последний осторожно вытащил крюк из спины человека.

— Кеух…

— Хьюго! — как только его освободили, африканец потерял равновесие, но Сеол своевременно поймал его. Здоровяк, должно быть, каким-то образом пришел в себя, потому что боролся с болью и заставлял себя держать глаза открытыми. Его затуманенные глаза слабо светились, излучая слабый свет жизненной энергии.

— Э-э, э-э Ну-у э-э-э…- он попытался что-то сказать, но изо рта вырывалось только

нечленораздельное мычание. Одного взгляда на мужчину было достаточно, чтобы понять через какие страдания ему пришлось пройти. Сеол Джи-Ху обнял его за голову и тихо прошептал:

— Все будет хорошо. Мы пришли, чтобы спасти тебя. Все будет хорошо, дружище. — Хьюго, должно быть, услышал эти слова, потому что, хотя он и выглядел ошеломленным и измотанным, уголки его губ приподнялись. Он снова закрыл глаза и бессильно повис на руках Сеола.

— Х-хьюго?

— Приятель. — заговорил Ясир. — Пять минут, должно быть, уже истекли. Я понимаю, что

ты чувствуешь, но нам пора идти. Мы можем исцелить его только после встречи со всеми остальными.

— Понимаю. Идем. — Сеол осознавал, что Ясир прав, несмотря на то, что его голос сочился беспокойством. Поэтому Сеол Джи-Ху поспешно поднял Хьюго.

На пути назад голова Сеола едва не взрывалась от мыслей.

«Почему здесь только Хьюго?» — несмотря ни на что, Сеол был рад, что им удалось отыскать африканца живым, даже несмотря на то, что в том едва теплилась жизнь. Но одного этого было достаточно, чтобы они возблагодарили свою счастливую звезду.

Мужчины вынесли Хьюго на пересечение коридоров, но часть команды, что отправилась в левый коридор, так и не показалась. Они прождали целую минуту, но никто так и не появился.

— Черт возьми! Почему они еще не здесь?

— Может быть, с ними что-то случилось?

— О-ой. Не можешь говорить что-то более позитивное? Говоришь такие страшные вещи, приятель.

— М-м…- Сеол Джи-Ху осторожно опустил Хьюго на землю.

— Я пойду.

— Что?!

— Мы не можем ждать здесь вечно. Я пойду и посмотрю.

Ясир выглядел крайне обеспокоенным. В фильмах, когда с героями происходило нечто подобное, кто-то обязательно умирал. Разве это не есть, своего рода, предзнаменование скорой смерти? Но с другой стороны, даже он понимал, что бездействие — плохое решение.

— Черт бы их побрал. Возвращайся скорее, слышишь меня?

Сеол Джи-Ху сразу же бросился бежать. Левый коридор был таким же, как и правый, и тюремные камеры выстроились по обе стороны стен. На бегу он несколько раз оглянулся, но, как ему и показалось, пленников внутри не было.

Однако вскоре он различил впереди три силуэта. Чем ближе он подходил, тем холоднее становилось.

Воину показалось, что обстановка между отделившейся группой накалялась. Выражение лица Кадзуки показалось Сеолу чересчур бледным и больным, в то время как Чо Хонг, словно пребывала в агонии… Мэри Райн повалилась на пол и зашлась в приступе рыданий.

Увидев Сеола, Кадзуки поспешно заговорил:

— Ты… Что ты здесь делаешь?

— Вы, ребята, так и не появились, хотя мы вас ждали.

— Черт возьми! — в отчаянии воскликнул мужчина. Он быстро схватил Мэри Райн за руку и попытался силой поднять ее на ноги.

— Что случилось? Что происходит? — между тем, вновь спросил Сеол.

— Мы прекратили поиски.

— Прекратили? Почему? -посмотрев за спину землянам, Сеол увидел какую-то массивную каменную дверь. Из приоткрытой щели просачивались белесые струйки холодного воздуха. Наконец — то он понял, откуда проникал обжигающе холодный воздух.

— Нет смысла искать дальше этой области. Даже если мы кого-то найдем, в этом нет смысла. — неестественно спокойно произнес японец, и внезапно Сеолом овладело зловещее чувство. Холодной воздух тому виной или то, КАК Лучник произнес эти слова.

— Что вы такое … — Сеол хотел сказать «говорите», но при попытке открыть дверь, Чо Хонг резко ее захлопнула у него перед носом.

— Не заглядывай внутрь. — Ее голос, возможно, звучал немного эмоционально, но все же, говоря это, в ее глазах блестела холодная решительность. Но присмотревшись повнимательнее он понял, что девушка едва сдерживала слезы.

— …Чо Хонг?

— Ты можешь получить психическую травму. Так что никогда не заглядывайте за эту дверь. — Чо Хонг даже встала перед каменной дверью.

— Что у вас случилось? -спросил Кадзуки.

Реакция Чо Хонг удивила Сеола, но он все же ответил мужчине.

— Мы нашли одного.

— Вы нашли кого-то? Кого?

— Да, мы нашли Хьюго. Он все еще жив.

Чо Хонг резко подняла голову. И затем, не говоря больше ни слова, побежала назад по коридору. Казуки обеспокоенно посмотрел на ее удаляющуюся спину, а потом перевел взгляд на Мэри Райн.

— Ты уже успокоилась? Теперь ты можешь двигаться?

— Д-да. Извините. Я пыталась сдержаться, но .- Ей как-то удалось кивнуть.

— Ладно, нам тоже пора идти. Ах, когда мы будем возвращаться, не могли бы вы рассказать мне, что вы видели? Вы видели кого-нибудь еще? Как на правой стороне?

Поскольку Сеола тоже интересовали некоторые вопросы, он выложил все как на духу.

— Это все «инфекция». — Кадзуки кивнул, как будто о чем-то задумался. Сеол Джи-Ху глупо уставился на него, и японец объяснился.

— Никогда не слышал, как действует «инфекция»? — Сеол отрицательно покачал головой.

— Понимаешь ли, паразит сам по себе не представляет ничего существенного. Он похож на личинку и очень слаб. Если носитель-труп, то он с легкостью заразит его, но, если носитель все еще жив, история резко меняется. — Кадзуки продолжил: — Чем сильнее организм носителя, тем труднее заразить его. Вот почему хозяин висит на крючках. Просто чтобы высосать всю его жизненную силу.

Сеол Джи-Ху почувствовал, как его сердце ухнуло вниз. То, что Хьюго был найден повешенным на крюках, означало, что остальные…

— Хьюго тренировал только свою физическую силу и выносливость, как настоящий идиот. И это спасло ему жизнь. — с горечью в голосе произнес Кадзуки.

— Значит ли это, что…? — осторожно спросил Сеол.

— …Кто знает. По крайней мере, они еще не умерли. В конце концов, чтобы этот план массового производства сработал, им нужно заразить живых хозяев.

Мутировавшие орки тоже могли быть произведены из зараженных трупов, но их общее количество оставалось ограниченным. Однако, если инфицированный носитель не утратил своих репродуктивных способностей, то их число может бесконечно увеличиваться — вот что он имел в виду. И сколько бы раз Сеол ни думал об этом, столько раз его передергивало от отвращения.

— На этот раз Хьюго повезло. Если другие уже были заражены, то… Тогда мы ничего не сможем для них сделать. Лучше убить их…

— Неужели совершенно невозможно спасти зараженного носителя?

— Не то, чтобы совсем невозможно. Зависит от того, насколько сильно из заразили, или какая часть тела подверглась инфицированию. Однако в девяти случаях из десяти вы не можете их спасти. Не зря же нам приходится сжигать все трупы. — после этих слов Лучник постарался прочесть реакцию на лице Сеол. Тот, в свою очередь, чувствовал себя обескураженным, но постарался всячески это скрыть.

Через некоторое время все трое оказались на пересечении коридоров. Мэри Райн немедленно произнесла исцеляющее божественное заклинание, как только увидела Хьюго.

— Лечение обширных ран. — белоснежное сияние окутало тело Хьюго. Прямо на глазах собравшихся, его состояние улучшалось.

— Хорошо. Нам удалось найти одного человека.- Кадзуки проверил рудиум, который теперь был примерно на одну пятую меньше, чем раньше, и перевел взгляд на Чо Хонг и ее бледно-голубое лицо. Затем он посмотрел на Сеола Джи-Ху, который был сравнительно в более спокойном состоянии, и произнес:

— Чан Чо-Хонг. Ты отведешь Хьюго обратно в магический круг.

— Что?!

— Что значит «что»? Разве мы не договорились, что каждый раз, когда мы спасаем кого-то, один человек забирает его обратно, пока ситуация позволяет это?

Для такого решения было несколько причин, но самая важная из них заключалась в том, чтобы обеспечить безопасное возвращение спасенных пленников. В конце концов, никто не знал, что может произойти во время миссии. Кроме того, если количество людей, которых рудиум должен защищать, уменьшится, его расход тоже уменьшится.

— Я это знаю! Но почему именно я?!

— Потому что ты станешь помехой для миссии. — Холодный, спокойный голос Кадзуки прервал ее. — — И кроме того, он твой первый член команды. Не похоже, что ты знаешь оставшихся пленников лучше, чем другие члены этой команды.

— Но как же Дилан? —

Сеол кивнул, поняв, что здесь присутствовало два члена гильдии «Лови Момент».

— Я не говорю тебе, что ты должна идти туда и ничего не делать. Вы ведь знаете, как важна роль, которую играет первый вернувшийся человек, не так ли?

В этом был какой-то смысл. Было опасно оставлять Йена одного слишком долго, нужно было открыть линию связи, а в случае чрезвычайных ситуаций установить ловушки, чтобы обеспечить их безопасное отступление.

— Это приказ Лидера. Знай, что чем дольше ты тратишь наше время, тем больше неприятностей ты нам доставляешь. — услышав приказ, Чо Хонг, кипя от гнева, подхватила Хьюго и повернулась, чтобы уйти.

— Будь осторожна. — обеспокоенно попросил ее Сеол.

— …И ты тоже. Если не сможете ничего сделать, просто возвращайся, хорошо? — с этими словами она ушла, волоча на себе африканца.

Кадзуки быстро указал вперед.

— Мы идем вперед и продолжаем наши поиски. Если мы никого не найдем, то спустимся на второй подземный этаж.

Коридор впереди отличался от двух других и не имел тюремных камер. Вместо этого туманный, тусклый свет постепенно становился все яснее и ярче.

Когда коридор, наконец, закончился, Кадзуки прижался кетене.

— Я не чувствую никакого движения, но…?! — Сеол почувствовал, как плечи Лучника вздрогнули.

В следующее мгновение он услышал, как кто-то тяжело втянул в себя воздух. Он оглянулся, но Ясир Рахди уже бежал вперед во весь опор. Кадзуки протянул руку, чтобы остановить его, но смог схватить лишь воздух, прежде чем войти в комнату.

Помещение, куда они вошли, выглядело огромным и напоминало лабораторию. Несколько деревянных «столов» было расставлено в хаотичном порядке. А рядом располагалось нечто, похожее на оборудование.

Сеол Джи-Ху посмотрел на мутировавших орков, столпившихся вокруг одного из столов, пока не услышал крик. Ясир прислонился к одному из столов, и из его глаз хлынул поток слез.

— О, брат! Что все это значит? Мы столько всего прошли, и мы почти успели…! Но как…!

Сеол Джи-Ху осмотрел стол, к которому прислонился Ясир, и отпрянул от шока. На нем лежал человек.

Нет, то, что лежало на кушетке, едва можно было назвать человеком. Лицо, торс и даже бедра-все это имело человеческие черты. Однако вместо конечностей располагались отвратительно извивающиеся щупальца. Как будто кто-то или что-то воткнуло в тело человека пучок щупалец кальмара.

«Что это за чертовщина…?» — Именно в этот момент его взгляд остановился на том месте, где собрались несколько мутировавших орков. А за ними он увидел еще один деревянный стол. Он побрел туда, спотыкаясь, словно околдованный, и первым его встретил едкий запах крови. Руки Сеола задрожали и все тело окутал какой-то неприятный спазм.

-Дилан! — Сеол Джи-Ху протиснулся мимо неподвижных мутировавших орков и подошел ближе. Но чем ближе он подходил, тем труднее становилось отрицать реальность происходящего. У того, кто лежал на кушетке, тоже не было конечностей.

— Боже мой… Дилан…- его дрожащие руки потянулись вперед, и он понял, что поверхность стола насквозь промокла. Он почувствовал покалывание в кончиках пальцев, прежде чем они совсем онемели. Он увидел ведро, полное прозрачной жидкой субстанции, расположенное в конце стола.
— Это успокоительное. И притом очень мощное…- голос звучал тихо и приглушенно. Кадзуки подошел ближе.

— Дилан… Дилан…- Дилан просто смотрел в потолок, его глаза были широко открыты. Как будто он уже был мертв.

Мысли Сеола копошились в беспорядке. Он не мог думать и не знал, что делать. Мэри Райн посмотрела на него с некоторой долей жалости, но, когда их глаза встретились, он внезапно почувствовал, что его разум наконец прояснился.

— Божественное заклинание! Пожалуйста, исцели его…!

Кадзуки хотел что-то сказать, но она вытащила свой крест и подошла ближе, чтобы остановить его.

— На всякий случай…

— Что вы имеете в виду?

— Здесь всего два человека. И состояние Дилана не такое тяжелое, как у Али. Возможно, он знает, где находятся остальные трое.

Кадзуки, похоже, не был в этом уверен, но и не пытался ее остановить. Он гневно щелкнул языком и подошел к все еще плачущему Ясиру.

— П-подожди. Я.Я…Сначала я найду конечности. — Сеол Джи-Ху поспешно огляделся, чтобы найти недостающие конечности, но жрец не стал дожидаться и произнес свое заклинание.

П-подожди -подожди!

Яркий белый свет окутал тело Дилана. В этот момент он слегка вздрогнул. Его глаза, только что подернутые пленкой, заморгали. Сеол Джи-Ху поспешно подбежал и встал над Лучником.

— …Сеол?

— Дилан!

— О… Боже мой … — Дилан издал глухой смешок и покачал головой. — Я… все еще сплю?

— Нет, это не сон. Мы пришли, чтобы спасти тебя. Мы здесь, чтобы спасти вас! — Сеол Джи-Ху мгновенно расплакался. Дилан всегда казался ему уверенным в себе и хладнокровным. Всегда. И все же при виде этого душераздирающего зрелища у него на глазах выступили слезы.

— А как же Хьюго? — Дилан, казалось, полностью пришел в себя.

— Мы спасли его. Чо Хонг забрал его обратно.

— Отлично. -На губах Дилана появилась теплая улыбка. Он принялся осматриваться, пока не наткнулся на Мери Райн.

— А вы не Мэри Райн? Вы тоже здесь, чтобы спасти нас?

— Я хочу кое о чем спросить вас. — спокойно произнесла Жрица.

— Это может показаться странным, но все же, послушайте меня. Мисс Агнес и Сэр Йен благополучно вернулись домой. Мы также спасли Хьюго. А что касается вас и Ибрагима Али, то … э-э, м-м…

— Если вы хотите знать об остальных, то я ничего не знаю…- Как и ожидалось от Дилана, он сразу же ухватил суть вопроса и мгновенно ответил.

— Пони… Я понимаю. Ну тогда. Мы будем — Она не могла заставить себя закончить

фразу. Дилан кивнул.

— Вы не могли бы уделить мне минутку?

— Извините, но мы не можем. У нас есть 30-минутный лимит времени, и мы уже израсходовали около половины. Мы должны найти и других тоже, и учитывая, сколько времени нам может понадобиться, чтобы вернуться, нам просто не хватит времени.

— Все в порядке. Я не знаю всей истории, но если вы так говорите, то я вам верю.

Сеол Джи-Ху ошеломленно переводил взгляд с одного человека на другого. О чем они вообще здесь говорят? Все будет хорошо, если его вернут на базу, верно?

— Дилан, я знаю, что ты прошел через это, спасибо, что выжил. Ладно, мы будем… — Как только он протянул руку, Мэри Райн отдернула ее. Затем она молча покачала головой.

— Н-но почему? Он все еще жив!

— Я знаю.

— Тогда почему?

— Уже слишком поздно. — ответила Жрица и указала на Дилана. Там, где должны были быть его конечности, извивались десятки червеобразных личинок.

— Дерьмо! Как такое… — он рванулся, чтобы стряхнуть этих мерзких червей, но Жрица остановила его.

— Не трогай. Если ты коснешься их, то все может стать еще хуже.

— …30 секунд.

Сеол Джи-Ху собирался громко закричать, но Дилан заговорил первым.

— Просто дай нам 30 секунд. Я заставлю его понять. — ровным тоном произнес Дилан.

— Вы должны понять. Этот парень слегка мягок, когда дело касается таких ситуаций. Но у него большие способности и хорошая голова на плечах. Так что не вините его.

— …Я понимаю. -Мэри Райн беспомощно вздохнула. — Если бы не этот парень, мы вообще не смогли бы сюда добраться

— О, неужели? — заинтересованно переспросил лидер «Лови Момент». Он продолжал лежать на спине, глядя на молодого человека, который, казалось, не знал, что делать, и в панике обливался потом.

— Сеол, если у тебя есть немного воды, можно мне глоток? Так пересохло в горле…

Сеол Джи-Ху поспешно вытащил флягу, наполненную водой. Он поднес ее к губам Дилана и осторожно наклонил. Тот делал глоток за глотком, явно наслаждаясь прохладой воды.

— Кеух~! — тихо воскликнул Дилан. — Спасибо. Когда я висел на крючках, каждая капля была драгоценна.

— Об этом можешь не беспокоиться. Как только мы вернемся, ты сможешь пить столько, сколько захочешь.

Дилан улыбнулся, не издав ни звука.

— M-м… Сеол? …Прежде всего… Спасибо.

— Дилан, я тебя слышу, так что давай поторопимся и …

— Честно говоря, я до последнего надеялся, что спасение прибудет. Понимаешь, когда попадаешь в яму отчаяния, столько мыслей крутится в голове… Я даже мечтал, что ты придешь, чтобы спасти меня.

— Прости за опоздание, но, что еще важнее, мы …

— На самом деле я не боялся смерти. Но когда я подумал о том, что не буду ни жив, ни мертв, мне стало страшно.

Тут Сеол Джи-Ху замолчал. Ни живым, ни мертвым?

— Я почти сдался, но потом появился ты … И я очень благодарен тебе за это. Как будто я знал, что ты за нами придешь… Ха-Ха.- Двое мужчин подошли к кушетке. Дилан бросил на них понимающий взгляд и взглянул на Сеола.

— Итак, я хочу попросить тебя…

— Д-дилан.

— Ты можешь помочь мне умереть?

— Ч-что?! — внезапно Сеол почувствовал запах гари. Обернувшись он увидел Ибрагима Али, чья голова, отсеченная от туловища, горела в огне. — Но почему?! 3-зачем тебе умирать? — заикаясь, жалобно протянул Сеол, вызвав на лице Дилана улыбку.

— Привет, Кадзуки.

-Давно не виделись, сэмпай. — Кадзуки изящно поклонился.

— Ты во главе спасательной команды?

— Да, сэмпай.

— Какое облегчение. Исследователь твоего уровня обеспечит гладкость операции.

— Вы меня переоцениваете.

— В любом случае, поторопитесь и закончите это. Я слышал, у вас, ребята, есть ограничение по времени?

— Да. — озадаченно произнес Кадзуки. -Спасибо за понимание. — Затем он крепко сжал рукоять своего меча.

— Дилан!

В одно мгновение кто-то схватил Сеола Джи-Ху за плечи и оттолкнул. Это были Ясир и Мэри, они крепко держали его за плечи.

— Не надо, не убивайте его! — он испугался, отчаянно крича и извиваясь. — Вы не можете его убить! Нет!

— Нет, мы обязаны это сделать. — сказал Кадзуки.

— Подождите! Я-я не понимаю …

— Нет времени объяснять. И ты уже знаешь это. Или, по крайней мере, есть подозрение, что ты просто не хочешь принять этот факт. — Холодно произнес Кадзуки.

— П-пожалуйста, просто выслушайте меня. Все, что я хочу сказать: давайте не будем убивать его прямо сейчас. Что, если где-то есть паразит более высокого ранга, который начинает что-то подозревать? — бессвязно забормотал воин.

— Но инфекция еще не полностью поглотила его тело. — возразил Кадзуки. — Такова реальность. Убить их сейчас-это для блага обоих.

— Но!

— Остановись…-произнес Ясир.

Именно в этот момент Сеол услышал, как всхлипывает Ясир. Сеол Джи-Ху вздрогнул и остановился, почувствовав, как теплая жидкость упала ему на щеку.

— Я знаю, что ты чувствуешь… Я знаю, но … Мы- мы должны спасать других … — Ясир плакал, а его лицо искажала гримаса невыносимой печали.

— Кадзуки. Поторопись. Сеол не сможет убить меня. Он такой человек. Действуй как Лидер. — с достоинством произнес Дилан.

Услышав это, Кадзуки высоко занес клинок.

— Я все еще благодарен тебе за то, что случилось три года назад. — сказал японец.

— Не стоит благодарностей. Давай будем считать, что ты сделал это для меня.

— Сэмпай, смерть облегчит твои муки.

— Ну, это лучше, чем стать марионеткой паразитов, неспособной вернуться домой. -усмехнувшись, произнес лидер гильдии «Лови Момент». — Эй, Сеол? Спасибо. За то, что пришел сюда, чтобы спасти меня. Я серьезно. — с облегчением в голосе произнес Дилан.

— И еще, попрощайся за меня с остальными двумя, ладно? — Затем он усмехнулся и в тот же миг лезвие опустилось.

— Дила-а-а-ан! — в следующую секунду время для Сеола замедлилось.

[Не обращай внимания, если чай будет немного пресным, ладно? В последнее время я практиковался в приготовлении чая, но, кажется, мне еще далеко до совершенства]

Он не мог поверить, что это происходит.

[М-м. Я понимаю вас, но я согласен с тем, что сказал Сеол за пределами гробницы]

Это не правда.

[Не беспокойся об этом. Когда будешь готов, действуй. Я подстроюсь под тебя]

Это было слишком быстро.

[Слушай. Я — лидер «Лови Момент». Но даже мне довольно трудно контролировать этих двух идиотов. Не мог бы ты оказать мне помощь в этом деле?]

По крайней мере, они должны поговорить еще немного.

[Хе-хе. В таком случае, я думаю, что эта миссия будет прекрасным шансом, чтобы ты проявил себя. Это может показаться простой задачей, но как только ты возьмешься за дело, узнаешь много нового. У меня тоже так было.]

Все слезы, которые он сдерживал, хлынули по щекам.

— Ува-а-а-а! — Сеол Джи-Ху вскочил на ноги и поднял свое ледяное копье. Он уже собирался наброситься на одного из мутировавших орков, но Кадзуки вовремя остановил его подсечкой, и тот рухнул на пол.

Спустя непродолжительное молчание, Кадзуки произнес:

— …Это не какая-то внезапная новость. — Кадзуки убрал меч в ножны, его лицо было чрезвычайно мрачным. — Я уже рассказывал? Если инфекция находится на ранних стадиях, прекрасно, но … Дилан был на средней стадии. Али был ближе к концу. Больше половины его тела уже было захвачено. Даже бы дочь Луксурии не смогла спасти их.

Сеол Джи-Ху не ответил. Все, что он мог, это безостановочно рыдать и хрипло дышать от нехватки воздуха.

И он это знал, но, тем не менее думал, что готов к такому исходу.

Но, честно говоря, его надежды возросли, когда он нашел Хьюго. Он просто хотел, чтобы Дилан был жив, вот и все. Сеол не ожидал, что все так обернется. Это было похоже на худший из всех худших кошмаров, которые только можно себе представить.

— Не лучше ли дать ему спокойно умереть, чем оставить на милость инфекции, которая превратит его в марионетку? По крайней мере, он сможет вернуться на землю … — спокойно произнес Лучник и поджог останки.

Наблюдая, как Дилан медленно превращается в пепел, Сеол Джи-Ху опустил голову, а затем издал печальный крик, больше походивший на вой дикого зверя, что эхом оттолкнулся от стен комнаты.

Кадзуки наблюдал за ним, и его глаза сверкали унынием, прежде чем его плечи опустились еще ниже.

— Ясир Рахди, отведите Сеола обратно в круг, пожалуйста. — эта команда была сформирована для того, чтобы спасти пленников. Однако чувство утраты, рожденное осознанием того, что пленников больше нет в живых, было неописуемо. Он пошел на этот шаг, потому что хорошо понимал этот момент. Насильно взять с собой кого-то с разбитым сердцем-это помеха для завершения операции.

— …Понял. Мне очень жаль. — Ясир Рахди попытался помочь молодому человеку подняться. Но Сеол Джи-Ху не двигался с места.

— Сеол, у нас нет на это времени. Поторопись, и дай мне рудиум…

— …Я иду с вами.

— Что это значит?

— …Мы… идем… вместе. — короткими рывками Сеол выплюнул сказанное, а затем неуверенно поднялся с пола.

Дилан мертв и, хотя Сеол еще не отошел от его смерти и не принял суровую реальность, а слезы так и не перестали течь.

Тем не менее, здесь могли находиться люди, которые ждали спасения. Эта цель заставляла его двигаться вперед.

— Нет, не могу. Твое нынешнее состояние будет только помехой. Я сам знаю лицо принцессы, так что тебе не нужно беспокоиться. Возвращайся.

— Мы оба знаем.

— Послушай, парень.

— Осталось трое пленников. То есть нам нужно как минимум три человека. — разумно заключил Сеол, на что Кадзуки молча уставился на молодого человека, прежде чем устало потереть лоб.

— Ясир Рахди, а что насчет тебя?

— Мне очень жаль. Я… Я не могу. Я не…

— Понятно. Ты должен вернуться. Мы втроем спустимся вниз.

Ясир Рахди без особого энтузиазма кивнул и повернулся, чтобы уйти.

— …Идем.

Некоторое время спустя…

Один воин исчез за дверью, в которую они вошли, а остальные трое проскользнули на лестницу, ведущую на второй подземный этаж.

«…Принцесса». — когда они оказались на втором этаже, в глазах Сеола яростно горело холодное пламя.