Глава 97. Великая удача в трудностях (часть 1)

Юноше трудно было принять, что женщина перед ним — Юн Сеора. Сеол Джиху внимательно осмотрел её тонкие черты лица, которые напоминали ему скульптуру эпохи Возрождения.

Его первым впечатлением о Юн Сеоре было то, что она была высокомерной, чопорной городской девушкой. Но после того как он спас её от Кан Сеока во время Урока и жил с ней в Нейтральной зоне, он обнаружил, что у неё также имелся тёплый, щенячий характер.

Её брови всё ещё были подняты, как у озорной кошки, а форма глаз всё также излучала холодную ауру, но её взгляд был таким тоскующим, будто она вернулась домой после многих лет тяжёлого труда за границей.

— Джиху-ним?

Он едва удержался, чтобы не воскликнуть. Она позвала его, поскольку он ничего не говорил, но ‘ним’? Ним?!

Юн Сеора, должно быть, заметила его потрясение и осторожно пробормотала:

— Гм, ты назвал мне вымышленное имя?

Она не так его поняла. Проблема была в том, как она обращалась к нему. Сеол решительно покачал головой.

— Нет, ты правильно произнесла имя. Но, гм, обращаться ко мне ‘ним’ немного…

Будучи умной девушкой, Юн Сеора быстро поняла, что ему неловко, когда его называют ‘ним’.

— Ах. тогда.

Она слегка наклонила голову, после чего сказала.

— Джиху оппа?

«Мм.»

Оппа. Он и представить себе не мог, что простое слово может обладать такой разрушительной силой. Он понял, что одно и то же слово может иметь разные оттенки в зависимости от того, кто его произнесёт.

«По крайней мере, это лучше, чем ‘ним’…»

Отключив Девять Глаз, он, наконец, понял причину ощущения несоответствия, которое чувствовал. Это был её наряд.

Тёмные очки с леопардовым принтом висели над её молочно-белым лбом.

Кружевное тёмно-синее твидовое платье подчёркивало её стройную фигуру, тёмно-бордовый кожаный пояс подчёркивал талию, маленькая бриллиантовая серьга сверкала на мочке левого уха, а тонкие чулки в горошек в 20 денье украшали её ноги.

Даже на первый взгляд, её одежда кричала: ‘я дочь богатой семьи’.

Поскольку Сеол видел её только в свободных толстовках или доспехах, сейчас из-за её тщательно подобранного наряда у него было чувство, будто они впервые встретились.

«А ведь точно, она была младшей дочерью Синьюн…»

Только сейчас Сеол понял, что Юн Сеора выглядела встревоженной.

Прошло много времени с тех пор, как они виделись в последний раз. Увидев, как он критиковал её обращение к нему, и больше ничего не говорил, она не могла не подумать, что Сеол был раздражён тем, что его заставили прийти, когда он этого не хотел.

Конечно, было бы ложью сказать, что Сеол не был раздражён, но в тот момент, когда он узнал, что именно Юн Сеора была той, кто хотела его увидеть, раздражение в его сердце исчезло, как тающий снег.

Хотя Юн Сора была связана с Синьюн, она также была хорошим другом, который прошёл с ним и радость и горе. Более того, Ким Ханна называла её единственным ‘союзником’, который мог защитить его от рук Юн Сохи, и Золотая Заповедь была тому доказательством.

Зная это, Сеол смог улыбнуться.

— Я удивлён.

Глаза Юн Сеоры расширились.

— Я не думал, что это будешь ты, мисс Юн Сеора.

Её взволнованный вид наконец смягчился, и на лице появилась улыбка.

— Гм… если ты не против.

Юн Сеора схватила Сеола за руку и повернулась к раздвижной двери.

— Конечно.

Он без колебаний вошёл в комнату. Единственное, чего он не мог понять, так это почему она села рядом с ним, когда есть место прямо напротив.

Она даже опустилась на колени, как чопорная леди.

То, как она ласково смотрела на него с самого начала и сейчас, напоминало ему чихуахуа, просящего, чтобы его погладили. Сеол находил всё это немного неприятным.

Что он должен сказать?

Ты хорошо себя чувствуешь? — это было слишком просто. Почему ты меня позвала? — прозвучит слишком официально и по-деловому. Пока Сеол ломал голову, чтобы подобрать правильные слова, Юн Сеора начала разговор.

— Прости, что вызвала тебя так внезапно. По дороге сюда возникли какие-нибудь проблемы?

— Нет, вовсе нет.

Её осторожный, извиняющийся тон заставил Сеола сразу отрицательно замахать руками.

— Я просто немного удивился. Не ожидал увидеть мисс Юн Сеору, и…

Когда он запнулся в конце своей речи, Юн Сеора застыла в неподвижной позе.

Должен я это сказать или нет? Сеол практически читал её мысли по мере того, как её нервозность возрастала. Вскоре она серьёзно сказала.

— Я слышала, что ты посетишь Синьюн.

Неловкая улыбка Сеола сразу исчезла, сменившись серьёзным выражением.

— Я также слышала, что ты собирался пойти в другое место, но был вынужден отказаться от этих мыслей из-за оказанного давления Юн Сохи на управляющую Ким.

Ему было немного странно слышать, как она обращается к старшей сестре, как к совершенно незнакомому человеку, но он промолчал, продолжая слушать.

— Буду с тобой откровенна. Пожалуйста, присоединяйся к отделу, который возглавляю я.

Сеол был удивлён и сказанное Ким Ханной ему вчера, промелькнуло в его голове.

— Вопрос с фиктивным трудоустройством уже решён? Я имею в виду детали.

— Нет, ещё нет.

Юн Сеора покачала головой, а Сеол кивнул. Он начал понимать, почему Ким Ханна так злорадствовала во время их последней встрече.

Хотя работа Сеола в Синьюн была только номинальной, поскольку он будет их официальным сотрудником по документам, ему нужно будет быть связанным с каким-то отделом. Разумеется, была высока вероятность, что этот отдел будет принадлежать Юн Сохи.

Другими словами, воспользовавшись предлогом обеспечения безопасной обстановки, Юн Сохи получит точку контакта с ним. Она могла запросто попросить его время от времени показываться или вызывать его, говоря об обязательном корпоративном ужине. Существовали десятки способов, которыми она могла это сделать.

Юн Сеора, должно быть, стала козырной картой, которую Ким Ханна вытащила, чтобы предотвратить это. Распространяя слух о том, что Сеол присоединится к Синьюн, она привела к тому, что Юн Сеора сделала шаг.

У Юн Сеоры тоже были для этого все основания. Поскольку она получила большую помощь во время своего пребывания в Нейтральной зоне, кто сможет возразить что-то против, когда она скажет, что хочет вернуть свои долги?

«Так вот что она имела в виду, говоря ‘залаяла не на то дерево’.»

Он обнаружил недостающие части головоломки, но всё же спросил, просто чтобы быть уверенным.

— Есть ли что-то, что мне нужно сделать, если я войду в отдел мисс Юн Сеоры? Или какие-нибудь правила, которым нужно следовать.

— Нет, я обещаю тебе, что ничего подобного не будет.

Юн Сеора ответила сразу, как будто ждала этого вопроса. Её нервное поведение ясно говорило о том, как сильно она ждала ответа.

— Хорошо, тогда я согласен.

На лице Юн Сеоры расцвёл цветок. Увидев выражение облегчения на её лице, Сеол теперь был уверен в одном. Это выражение говорило скорее ‘Я защищу его’, чем ‘Я сделала это’.

«Похоже, у меня будьте на один повод для беспокойства меньше.»

Проблема, которая беспокоила его краем сознания, была решена благодаря вмешательству Юн Сеоры. В каком-то смысле ему повезло.

Услуга, которую он оказал ей во время пребывания в Нейтральной зоне, вернулась к нему как неожиданная удача.

В этот момент начали заносить блюда. Сеол уставился на роскошную еду широко раскрытыми глазами. Блюд было слишком много.

— Я так и думала, что ты ещё не поел…

Юн Сеора сложила руки вместе и застенчиво проговорила:

— Я не знаю, что тебе нравится, поэтому приготовила всего понемногу…

Суп из крабового мяса, блестящий в свете, аппетитная жареная свиная грудинка в соевом соусе, пропаренные ростки фасоли, большие жареные абалоны и многое другое. Всевозможные пикантные и манящие ароматы щипали его нос, вызывая головокружение.

Он не мог оторвать глаз от тарелок, когда спросил, пуская слюни.

— Могу я. съесть всё это?

Как только он услышал ответ ‘Конечно’, его руки сразу же взялись за палочки. Он был из тех людей, которые теряют рассудок перед вкусным блюдом, поэтому уже сосредоточился на еде.

Понаблюдав за ним некоторое время с довольной ухмылкой, Юн Сеора начала рекомендовать ему что-то, говоря:’Попробуй это’. Она не забывала постоянно наполнять его чашку водой и напоминать, чтобы он ел медленнее.

Продолжая поглощать блюда в течение какого-то времени, он внезапно вышел из своего состояния транса.

— Ах, мисс Юн Сеора, тебе тоже нужно—

Он не мог заставить себя закончить фразу словом ‘поесть’. Почти все тарелки на столе были начисто вылизаны. Когда он в оцепенении поднял глаза, то увидел Юн Сеору с плотно закрытыми глазами и одной рукой, прикрывающей рот. Она явно сдерживала смех.

«Ааа.»

Он закричал про себя, не в силах вынести чувства смущения, поднимающегося внутри него. С другой стороны, он чувствовал, что это был первый раз, когда он видел, как Юн Сеора смеётся. С другой стороны, кому не покажется смешным, если кто-то попросит поесть вместе после того, как съест всё?

— Не беспокойся. Кое-что ещё осталось.

Юн Сеора подавила смех и начала есть остатки. Даже когда Сеол дрожал от стыда, он не мог не найти маленький, покусывающий рот Юн Сеоры милым.

— Я слышала новости.

По-видимому, пытаясь спасти паникующего человека перед ней, Юн Сеора подняла другую тему. Речь, конечно, шла о Рае. Они начала говорить о самых разных вещах.

Единственное, что удивило Сеола, так это то, как Юн Сеора знала всё о его достижениях. Но Ким Ханна также знала о его главных достижениях, и поскольку они были знакомыми из Нейтральной зоны, он понимал, почему она могла заинтересоваться.

Как только его мысли достигли этого места, он стал задаваться вопросом, как поживают Шин Сан А и Хён Сангмин, и спросил, знает ли она что-нибудь о них.

— Нет, не знаю.

Юн Сеора дала резкий ответ. Заметив ошеломлённое выражение лица Сеола, она ахнула, после чего поспешно добавила кое-что.

— Но я слышала о Сеол А. Судя по всему, у неё превосходный талант лучницы. Похоже, она достигнет второго уровня через несколько месяцев.

После расспросов о его старых друзьях из Нейтральной зоны—

— Я? Я берсерк второго уровня. Н-нет. Я не настолько удивительна. Это не значит, что я поднялась благодаря собственным достижениям, как ты, оппа.

Он спросил о ней самой. Поскольку у него было свободное время, он был поглощён разговором. Он находил это и забавным, и интересным.

Когда он впервые встретил Юн Сеору, он и представить себе не мог, что они встретятся за пределами Рая.

Выпив дорогой чай, чтобы промочить горло, Сеол наконец покинул ВИП-зал вместе с Юн Сеорой. К тому времени они уже два часа разговаривали внутри. Сеол проявил инициативу, чтобы заплатить за еду, но почувствовал себя немного виноватым, когда узнал, что еда уже оплачена.

— Я заплачу за нашу еду в следующий раз.

Сеол поклялся угостить её вкусной едой, чтобы смыть сегодняшний позор. Однако Юн Сеора застыла, когда услышала его слова.

— Правда?

Услышав её удивлённый тон, по спине Сеола пробежал холодный пот.

Юн Сеора и раньше смеялась над этим вопросом, но он не мог не подумать, что внутри она рассердилась из-за этого.

Поколебавшись мгновение, Юн Сеора достала свой мобильный и пристально посмотрела на него.

— Тогда. могу я позвонить тебе ещё раз?

— Конечно.

Сеол сразу кивнул. Обменявшись номерами телефонов, они вышли из ресторана. Небо уже потемнело, показывая, как долго они разговаривали внутри.

На стоянке снаружи его ждал человек, который привёл его сюда. Сеол настоял на том, чтобы взять такси домой, но он оказался на заднем сиденье седана прежде, чем заметил это.

В воздухе повисла неловкая атмосфера. Юн Сеора была болтлива, когда они были только вдвоём, но сейчас она молчала, возможно, потому, что с ними был кто-то ещё.

Он слышал только её тихое дыхание.

Внезапно он почувствовал, как что-то упало ему на предплечье.

«Хм?»

Бросив взгляд в сторону, он увидел Юн Сеору, прислонившуюся к его плечу с закрытыми глазами.

— Мисс Юн Сеора?

Когда он убрал плечо, она упала и оказалась головой у него на коленях.

А когда он попытался разбудить её, девушка резко схватила его руку и прижалась к ней.

— Мм.

Она тихонько вздохнула, явно довольная.

— …

Он не был уверен, делала ли она это во сне, но был поражён тем, как смело она себя вела.

— Сеол Джиху-ним.

В этот момент водитель обратился к нему по имени.

— Вам нравится ездить по ночам?

Сеол несколько раз непонимающе моргнул на его, казалось бы, случайный вопрос.

— Я знаю хорошее место, где можно проехаться в это время суток. Наблюдение за ночным пейзажем во время медленной езды привносит в жизнь совершенно новый смысл. Вы не пожалеете.

Когда Сеол продолжал ошеломлённо смотреть на него, мужчина горько улыбнулся.

— Давненько юная леди не отдыхала… Нет, она уже давно не спала спокойно. Так что, пожалуйста.

Только тогда Сеол понял, что он имел в виду.

— Вы связаны с этим местом?

— Конечно.

— Я буду рад, если вы составите мне компанию в разговоре.

— Постараюсь вас не огорчить.

Мужчина сменил курс и спросил с усмешкой.

— Я спрашиваю просто из беспокойства, но вы случайно не замахнулись на этот путь, ведь нет? (П.п. Неуверен, но кажется он спрашивает о близости с Юн Сеорой)

— Я сойду.

— Я шучу, шучу.

Двое мужчин беззвучно рассмеялись.

***

У Сеола появился новый друг. Честно говоря, её социальное положение было слишком высоким, чтобы он мог считать её другом, но он решил не думать обо всём этом. Важно было то, что у них была общая тайна, о которой они не могли рассказать другим.

Самым большим изменением в жизни Сеола было то, что он стал чаще смотреть на свой телефон. В прошлом, не говоря уже о том, чтобы смотреть на него, он ненавидел таскать его с собой. Чаще всего он отключал телефон и отказывался смотреть на него.

Но после того как у него появился друг из Рая, он стал носить с собой свой телефон. В настоящее время он читал книгу по боевым искусствам о циркуляции ци. Из того, что он понял, понятие ци было чрезвычайно похоже на ману.

«Циркуляция ци — это движение внутренней энергии по меридианам. Оно способно успокаивать разум и сердце, а также—»

Он усердно занимался, когда на экране его телефона замигал огонёк. На панели уведомлений появилось сообщение. Он с улыбкой открыл телефон.

[Было здорово наблюдать, как ты жадно всё поглощаешь. Я рада, что тебе понравилась еда.]

Прошло совсем немного времени с тех пор, как они в последний раз обменивались сообщениями, но пришло ещё одно. С тех пор как Юн Сеора послала ему сообщение утром, сообщения периодически отправлялись туда и обратно без остановки.

[Мне нужен шанс искупить свою вину. Что тебе нравится?]

[Я ем что угодно. На самом деле я не придирчивый едок.]

Меня всё устраивает. С этим типом было сложнее всего иметь дело.

Сеол постучал по клавиатуре телефона с цветущей улыбкой на лице.

[Что угодно? Я никогда не слышал о таком блюде. В интернете о нём тоже ничего не пишут.]

[…]

Увидев ответ Юн Сеоры, он рассмеялся про себя.

[Я шучу. На самом деле есть кое-что, что мне очень нравится. Я хочу угостить тебя этим.]

[Правда? Что это?]

[Ты пробовала Ссагва-тан из круглосуточного магазина? Если поставить его в микроволновку и выпить, когда он тёплый, он очень хорошо расслабляет твоё тело.] (П.п. Если коротко то это чай)

[Я ненавижу тебя.]

[Хаха, я просто шучу. В любом случае подумай об этом и дай мне знать. Всё хорошо, даже если это дорого.]

После короткого разговора Сеол вернулся к учёбе, довольный своими шутками. Теперь, когда он думал об этом, прошло много времени с тех пор, как он в последний раз так сильно смеялся на земле.

Конечно, это не означало, что его желания вернуться в Рай уменьшилось.

На самом деле это желание становилось всё сильнее с каждым разом, когда он делал успехи в учёбе. В конечном счёте, на земле вокруг него по-прежнему никого не было.

Ким Ханна была занята работой, и он не мог просто переписываться с Юн Сеорой весь день. Чувство одиночества и изоляции было особенно велико после болтовни и смеха с Юн Сеорой.

Ощущение одиночества и горечи, посещавшее его перед сном, было невыносимо мучительно. Как только он вспомнил об этих чувствах, Сеол ускорил шаг. Чем раньше он закончит учёбу, тем раньше сможет вернуться в Рай.

Его скорость чтения возросла.

***

«Пора возвращаться.»

С момента возвращения Сеола на землю прошло ровно десять дней. Ким Ханна удивилась тому, как долго он оставался на земле, поэтому сразу разрешила ему вернуться. Она подчеркнула, что он ‘идёт’ в Рай, а не ‘возвращается’, но Сеола это не волновало.

Возможно, из-за Юн Сеоры он чувствовал себя немного спокойнее по сравнению с прошлым разом, когда его практически прогнали в Рай.

«Шесть пачек сигарет, мешки с песком, туалетные принадлежности, одежда, кроссовки, блокнот.»

Упаковав всё, что он хотел взять с собой в большую хозяйственную сумку, он достал маленький, размером с ладонь, листок бумаги. Внезапно его взгляд упал на телефон, подключённый к зарядному устройству.

С того дня Юн Сеора не связывалась с ним . Посмотрев на него с минуту, Сеол без колебаний разорвал бумагу на две части.

Вместе с рвущимся звуком яркий свет заполнил его виденье.

***

Наконец он вернулся в Рай.

*Хааа

Выйдя из храма, Сеол потянулся всем телом и стал наблюдать за бесчисленными землянами, входящими и выходящими из храма. Как только его взгляд обратился к полуразрушенным зданиям города, в его глазах медленно разросся огонь жизни.

Согласно своему прозвищу ‘город преступлений’, Харамарк был грязным и потрёпанным. Однако он был также наполнен таинственной энергией и электризующей мужественностью.

Тяжесть, давящая на грудь, медленно исчезла. Лёгкими шагами Сеол спустился по лестнице в храм. В волнении оглядывая город, он заметил нечто странное.

«?»

Общая атмосфера города была довольно серьёзной. Вместо мрачной и тёмной атмосферы, всё было наоборот. Как будто невероятно упругая пружина была доведена до предела, поток возбуждения, готовы взорваться в любой момент, наполнял воздух.

«Что-то произошло?»

Сеол обнаружил небольшую группу людей, бормочущих о чём-то с серьёзными лицами. Он не мог не почувствовать себя немного взволнованным.

Достигнув дома Капри Дим, он обнаружил, что внутри было совершенно пусто. Не было и следа того, что кто-то здесь живёт.

«Они всё ещё не пришли?»

Разница во времени между землёй и Раем составляла 1 к 3. Другими словами, десять дней, которые он провёл на земле, были эквивалентны тридцати дням в Раю.

Он думал, что придёт последним, но здесь никого не было.

«Уверен, они скоро будут здесь.»

Он распаковал свои вещи и достал сигарету. Плюхнувшись на диван, он выпустил клуб дыма. Теперь, когда он был дома, он чувствовал себя живым.

Конечно, он не собирался просто сидеть и ничего не делать. Он провёл десять дней на земле не только для того, чтобы отдохнуть в Раю.

Продолжая курить, Сеол погрузился в раздумья. Он вспомнил, что сказал Дилан. Экспедиция или исследования не заканчивались только потому, что кто-то вернулся. Они могли стать сильнее, только размышляя даже о мельчайших деталях и прилагая усилия, чтобы совершить меньше ошибок в будущем.

Поскольку Сеол полностью согласился с этим мнением, он медленно начал вспоминать предыдущий инцидент.

— …

Вскоре на его лице появилась горькая улыбка. Сколько бы он ни думал об этом, он мог только благодарить госпожу удачу за то, что она помогла ему сбежать.

Уничтожить лабораторию и добраться до леса отрицания? И всё это благодаря секретному оружию Федерации, грому, и способности их членов летать.

Как они выжили после того, как паразиты нагнали? Всё благодаря призрачной Святой леса отрицания.

Конечно, это не значит, что он ничего не сделал. Но что, если бы этого не произошло? Или бы этого? Как только он устранил элементы совпадения, реальность становилась кристальной ясно.

Будь он один, то никогда бы не вернулся живым.

По правде говоря, ему даже не нужно было об этом думать. Он уже думал об этом снова и снова во время своего бегства.

Если бы я был сильнее. Если бы только у меня было больше сил.

«Я не могу продолжать пьянеть от своих достижений в Нейтральной зоне.»

Хотя он был главным среди новичков Нейтральной зоны, это больше не имело значения, когда он был в Раю. Теперь он мог просто выйти на улицу и встретить случайного прохожего, который был сильнее его.

Как и говорила Синтия, разница между этими двумя областями была такой же, как небо и земля. В конечном итоге вывод был только один.

«Мне нужно стать сильнее.»

«Тогда что ему нужно сделать, чтобы стать сильнее?»

Глаза Сеола вспыхнули светом. Он сжал кулаки и высоко поднял их.

«Пришло время для настоящей тренировки.»