Глава 213.2. Амарант (часть 13)

Новость о том, что Роан проснулся, вскоре стала известна всем.

Все это благодаря громким восклицаниям, взорвавшимся в особняке, в котором он остановился.

Полк Лэнцепхила так же, как и жители замка Миллер, все толпились у особняка.

— Роан! Роан! Роан! Роан!

— Лэнцепхил! Лэнцепхил! Лэнцепхил! Лэнцепхил!

Одобрительные возгласы, скандирующие имя Роана, потрясли небо и землю.

Улыбки расцвели на лицах людей, и повсюду разлетелись красные лепестки роз.

Это очень напоминало фестиваль.

Но в спальне, где был Роан, царило совсем другое настроение, и оно не было столь радостным.

— Тебе правда нужно идти сейчас? Отдохни еще немного и иди… — Эили вздохнула с обеспокоенным выражением лица.

Роан, надев доспехи, весело улыбнулся и покачал головой.

— Уже прошло три дня с тех пор, как столица Миллер была завоевана. Даже сейчас слишком поздно.

Его взгляд устремился на Криса.

Крис, как будто ждал, мгновенно ответил.

— Согласно информации сэра Яна, нет, Директора Яна, собранной по кусочкам, в настоящее время в районе замка Лонгфорт происходят просто неописуемо жестокие действия. Монстры движутся как Орда к Горам Грейна, расположенным к западу от замка Лонгфорт.

Роан медленно кивнул головой.

«Точно так же, как и в прошлой жизни».

Хотя и были другие времена, происшествия были достаточно похожи, чтобы мурашки пробежали по коже.

— Больше нет времени на раздумья.

Ситуация и без того опасна и напряжена, даже если бы они должны были немедленно наступать прямо сейчас.

Роан крепко сжал кулак и посмотрел на молодого человека, стоящего рядом с Крисом.

— Ян. Ты мне уже дважды так помог, — слова прозвучали очень естественно.

Ян слегка улыбнулся и покачал головой.

— Что значит «помог»… Я уже решил следовать за господином, так что я просто сделал то, что должен сделать как подчиненный, — несмотря на молодость, Ян имел какой-то мощный голос.

Роан с гордостью посмотрел на Яна…

«Подумать только, Ян стал моим подчиненным…»

Все еще ошеломляющее чувство.

Ян Филлипс навестил Роана вскоре после того, как он пришел в сознание.

Ян, как только встретил Роана, встал на одно колено и попросил о том, чтобы тот взял его на службу.

Причина этого была проста.

По мере того как война за престолонаследие усиливалась, многочисленные дворяне были обезглавлены, а выдающиеся дворянские дома были уничтожены.

В ходе этого процесса у графа Филлипса, имевшего свои земли, богатство и солдат, все это было отобрано, также был арестован его дом в особняке Миллер по причине того, что Ян неактивно поддерживал Саймона.

Ян первоначально планировал найти Каллума и попросить работу, но вскоре после доклада Эвишуна, передумал.

«Принц Каллум слишком жестоко обращается с гражданами королевства, чтобы занять трон».

В конечном итоге это означало, что среди членов королевской семьи не было никого, кому можно было бы доверять и за кем следовать.

Естественно, он искал того, кто может быть наиболее подходящим королем вне родословной.

«Нет. Не было даже необходимости искать».

Только один человек.

По мнению Яна был лишь один человек, наиболее близкий к тому, чтобы стать идеальным монархом.

Сэр граф Роан Лэнцепхил.

Он не был просто человеком со способностями.

Он был человеком, который знал, как заботиться и любить горожан больше, чем все остальные.

Ян глубоко вдохнул и посмотрел прямо на Роана.

Глубоко в его глазах промелькнула искра.

Роана молча посмотрел на Яна и слегка улыбнулся.

— Ян. С этого момента мне будет очень нужна твоя помощь, — на эти слова Ян мгновенно ответил с довольным выражением лица.

— Я буду поддерживать вас столько, сколько потребуется, сэр.

Роан гордо кивнул головой, а затем огляделся.

Эили, Крис и Ян, а также основные командиры, включая Аустина, смотрели на него с решительными выражениями лиц.

Роан похлопал себя по груди правым кулаком.

— Мы отправляемся в замок Лонгфорт, — сказал он мощным голосом. — Мы спасем граждан королевства. Но…

Взгляды стали горячее.

— Есть кое-что, что нужно сделать прежде.

При этих словах все озадачились.

Взгляд Роана повернулся к площади за окном.

— Я объявлю о своем намерении всем.

Это то, что он должен был сделать давным-давно.

Роан должен был объявить всем, что он больше не клянется в верности королевской семье.

Среди командиров или солдат все еще может быть кто-то, кто клянется в верности королевской власти.

Если он скажет им нацелить мечи на королевскую особу без объяснения причин, они могут впасть в большое замешательство.

Нет, это даже может причинить им боль.

Роан не хотел, чтобы его солдаты испытывали такую ужасную боль.

— Аустин, — тихо позвал он.

— Да. Мой господин, — Аустин быстро опустил голову.

Глядя наружу, на все еще кипящую от возгласов толпу, Роан сказал тихим голосом:

— Соберите всю армию за пределами Западных Ворот. Я раскрою им свои намерения.

Приказ прозвучал.

— Да, сэр! — Аустин ответил ему мощным голосом.

Мгновение спустя полк Лэнцепхила выстроился на поле перед Западными Воротами, следуя командам основных командиров, включая Аустина.

Также следуя пожеланию Роана, некоторые из жителей замка Миллер тоже стояли на этой стороне.

— Что это? Что здесь происходит?

— Он собирается произнести походную речь?

— Нет. Какая походная речь в этой ситуации…

— У него должна быть другая причина.

Всюду были слышны бормотания.

И в этот момент.

Ппабабабабам! Ппабам! Ппабабам!

Раздался звук, который ударил не в уши, а в грудь.

Это было выступление официального военного оркестра Лэнцепхила Милта.

Бормотание стихло.

В то же время.

На высокой сцене, поставленной предварительно, появился Роан.

В багровом шлеме, доспехах и мантии он имел величественный вид.

Мантия трепетала вслед за южным ветром.

Глоток.

Все сухо сглотнули.

В августе, который так мягко тек, было какое-то благоговение.

— Этот сэр — наш господин!

Солдаты полка Лэнцепхила расправили свою грудь с гордостью.

Между тем, грандиозно прозвеневшее выступление военного оркестра Милта, закончилось.

Взгляды полка Лэнцепхила и жителей замка Миллер были направлены в сторону Роана, который один стоял на сцене.

Десятки тысяч пар глаз.

Роан посмотрел на них спокойными глазами.

Минута молчания.

Вскоре голос Роана нарушил тишину на поле.

— Прежде всего, я признателен и благодарю полк Лэнцепхила, который храбро сражался, и жителей замка Миллер.

Он аплодировал силе духа и терпению многих людей, которые вели жестокую битву в течение долгого времени.

Слова Роана глубоко тронули солдат и жителей замка, и на их лицах показался свет…

В этот момент Роан со сцены резко отвесил поклон, согнувшись до своей талии.

— Я хочу, чтобы вы простили того, кто вновь приведет вас на суровые поля сражений, — граф королевства еще раз поклонился.

Он поклонился солдатам и простолюдинам.

Свет, который всплыл на лицах солдат и граждан, стал еще сильнее.

Роан глубоко вдохнул.

Теперь настало время затронуть главную тему.

— Я планирую сразу идти к замку Лонгфорт и низложить Саймона.

Короткая волна обрушилась на лица солдат и горожан.

Глоток.

Все сухо сглотнули.

По правде говоря, это было тем, что они в определенной степени предполагали.

С того момента, как он напал на столицу Миллер, они предсказывали такую ситуацию.

Из-за этого они не получили большего шока, чем думали.

Но заявление Роана, которые последовали за этим, они действительно не ожидали.

— Я больше не слуга королевской семьи Ринз.

Бум.

Лица солдат и жителей замка жестко застыли.

— Что он говорит?

— Он, он больше не слуга?

Недоумение было объяснимо.

Роан, не обращая на них внимания, продолжил.

Сила медленно вошла в его голос.

— Я планирую стать не слугой королевской семьи, а слугой граждан королевства.

Звук, заставивший сердца биться чаще, пронзил их уши.

В этот момент мысль, которую Роан держал с тех пор, как впервые вступил в войну за престолонаследие, наконец, дошла до всех.

— Наши семьи, наши близкие друзья, наши соседи… наши драгоценные узы, где мы вместе смеялись и говорили, переживают тяжелые дни. Кто-то должен спасти их.

Роан крепко сжал кулак.

— Я думал, что Саймон, Томми, Каллум… Кто-то из Королевской семьи сделает это. Но вместо этого они бездумно попирали и оскорбляли граждан королевства.

Аадк.

Полк Лэнцепхила и жители замка неосознанно сжали кулаки.

Сила, которая исходила из их ладоней, двигалась по их венам и текла в их сердца.

Хлоп. Хлоп. Хлоп.

Сердца яростно трепетали.

Речь Роана продолжилась.

— Я планирую спасти граждан королевства от безнравственных существ.

Южный ветер медленно становился свирепее.

Багровая мантия яростно трепетала.

— Я скажу еще раз, я больше не слуга королевской семьи Ринз, — его голос прорезал поле.

— Те, кто клянутся в верности королевской власти, могут уйти от меня. Вы можете проклинать меня и назвать меня предателем.

Он был честен.

Он и не думал причинить им вред.

— Я не буду давить на вас, чтобы вы пошли вместе со мной. Нет, ваша жизнь сейчас может быть в опасности, если вы пойдете со мной. Вы не сможете достичь богатства, почестей или власти. Но… — глаза Роана мерцали ярким светом.

— Если вы будете сражаться вместе со мной, ваши дети больше не будут голодать, дрожать на морозе или заканчивать жизнь самоубийством из-за суровых налогов. Ваши потомки смогут жить в мире, где каждый сможет осуществить свою мечту, если приложит усилия.

Это был мир, о котором мечтал Роан.

Нет, это был мир, о котором мечтали все, включая солдат полка Лэнцепхила и жителей замка Миллер.

Роан громко кричал:

— Вы оставите свои имена в истории! Как герои, которые покончили с жестоким миром и открыли новый мир.

Глоток.

Солдаты и горожане замка сделали сухой глоток с раскрасневшимися выражениями лиц.

Роан глубоко вздохнул.

Речь шла к концу.

— Цветы не цветут сами по себе.

Если они ничего не сделают, ничего не изменится.

Это была истинная правда.

— Давайте посеем семена.

Работа, которую кто-то должен сделать.

— Давайте обогатим мир потом, кровью и слезами.

Пожертвуем.

Благородная ценность.

Роан добавил с выражением, полным уверенности:

— И цветок обязательно расцветет.

Солдаты и граждане в очередной раз крепко сжали кулаки.

Они все дрожали грудью.

Роан, глядя на всех них, медленно, слово за словом, произносил слова.

— Нашими потом, кровью и слезами навечно расцветут неувядающие цветы.

Даже ветер прекратился.

Весь мир молчал.

Такое чувство, как будто даже мир прислушивался к словам Роана.

— От имени Амаранта, те, кто будет сражаться вместе со мной, — Роан поднял правую руку над головой. Сжатый кулак резко задрожал. — Поднимите кулаки.

Больше слов не понадобилось.

Не было никого, кто открывал бы рот.

Не было необходимости говорить.

Сссс.

Не было необходимости обсуждать, кто был первым.

Более двадцати тысяч солдат полка Лэнцепхила и жителей замка Миллер медленно подняли свои правые руки.

Кулаки, которые поднимались над головами, сильно дрожали.

Сжатые кулаки закричали вместо ртов.

<Мы будем сражаться вместе!>

При виде этой картины, которая предстала перед его глазами, Роан глубоко вздохнул.

Его сердце словно разрывалось.

Потребовалось действительно много времени, чтобы зайти так далеко.

Теперь осталось только одно.

Роан полностью раскрыл свой сжатый кулак.

— Вся армия!

— Роан сказал звучным голосом.

Полностью раскрытые пальцы указывали на запад.

На том конце был замок Лонгфорт.

Наконец, приказ был отдан.

— В поход!

Одновременно.

— Да, сэр!

Полк Лэнцепхила ответил в один голос.

Так сильно, что этого хватило, чтобы небо и земля содрогнулись.

Вскоре после этого выступил военный оркестр Милта.

Жители замка Миллер быстро отошли в сторону и зааплодировали.

— Ваааах!

— Роан Лэнцепхил! Роан Лэнцепхил.

Повернувшись спиной к ликующим возгласам, Роан возглавил полк Лэнцепхила и направился на запад.

Конечно, он не забыл оставить гарнизон.

Длиннохвостая линия простиралась на запад.

Горожане стояли на месте, пока не исчез ее конец.

Среди них было несколько бродяг, и старик в рваной одежде и с лохматой бородой вздыхал короткими вздохами один за другим.

— Хуу. Ху. Не слуга королевской семьи, а слуга граждан королевства… — в этом голосе почему-то ощущались сложные чувства.

— Хуу. Что с этим делать… — старик, которому, возможно, было душновато, слегка приподнял странный соломенный пластырь, который он прицепил на нос.

Его лицо на мгновение приоткрылось.

Поразительно, но это был герцог Фрэнсис Уилсон, который где-то припрятал герб королевской семьи и национальную печать.

Он глубоко вздохнул и снова прикрепил соломенный пластырь.

— Несмотря на то, у него достаточно качеств, чтобы быть владельцем герба королевской семьи и национальной печати… — и снова по земле покатился голос, запутанный сложными чувствами.

Фрэнсис не мог сдержаться и глубоко опустил голову.

— Хууу, — долгий вздох достиг земли.

И очень тихим голосом, он пробормотал едва слышно:

— Действительно ли королевскую семью Ринз ожидает конец…

За этим надо проследить.