Глава 303

— Его тринадцатый сын?

Пейд Наиль нахмурился.

В свое время он также изучал богословие.

Однако именно эту историю о Девезисе и его тринадцатом сыне он услышал впервые.

То же самое ощущали Роан Лэнцепхил и Манус Першион.

— А разве у Бога Девезиса было не двенадцать сыновей?

Роан не особенно интересовался теологией, но даже он об этом слышал.

Манус кивнул и покосился на Алэа Брич.

Однако в ответ женщина лишь качнула головой, выглядя так, словно не понимает, что происходит и как такое вообще может быть.

— Ладно, не буду спорить. Но одно совершенно точно — в той книге, которую читала я, у Девезиса было тринадцать детей, и самого младшего определенно звали Филиус.

— Как называется эта книга? — заинтересованно вскинул брови Пейд.

— «Драгоценные камни слов» за авторством Акиуса, — уверенно ответила Алэа.

— Акиус? «Камни»? — Пейд качнул головой, изогнув бровь.

Роан и Манус переглянулись между собой.

— Это знаменитая книга?

— Я уверен, что прочитал многого книг, но впервые слышу и о названии этого труда, и о его авторе.

Оба несколько неловко улыбнулись, точно не зная, как реагировать на собственную неосведомленность.

Пейд улыбнулся. А затем твердым голосом сообщил.

— Акиус — менестрель, который жил и творил сотни лет назад. «Драгоценные камни слов» — это книга, в которой изложены стихи и легенды, о которых он пел.

Он посмотрел на Алэа, и на его лице появилось задумчивое выражение.

— Акиус специализировался на истории богов. Особой известностью он не пользовался, да и лирики было слишком много, так что не удивительно, что я о нем совсем забыл.

— А… так это был не богословский трактат, а сборник легенд и приданий? — неловко рассмеялась Алэа. — А так-то особой разницы я и не заметила.

Пейд широко улыбнулся.

— Акиус некоторое время был священником, что отразилось на его манере сочинительства, а как бард, как я уже упоминал, не сыскал особой популярности, так что не удивительно, что кто-то мог перепутать.

Алэа вдруг вскинула голову и с любопытством посмотрела на Пейда.

— Но как виконт Наиль узнал об Акиусе?

Роан и Манус с не меньшим любопытством повернулись к мужчине.

Теперь некоторый дискомфорт появился на лице Пейда.

— Когда мы проиграли в войне против королевства Першион, я был сослан на окраины империи…

Манус неловко улыбнулся, вспоминая те времена.

— Вот там я и узнал об Акиусе и «Камнях».

Пейд рассмеялся, точно пытаясь сбросить с себя грустные воспоминания о не самой достойной странице собственной истории.

— У меня вдруг появилось слишком много свободного времени и слишком мало возможностей, на которые я смог бы отвлечься.

— Мне жаль, — невольно выдохнул Манус.

Пейд тут же вскинул вверх обе руки.

— О нет, принц, вам не о чем сожалеть. Это все последствия моих собственных действий.

В его словах скользило смирение и дружелюбие.

Благодаря этому тону Манус вдруг понял, что ощущает некоторое облегчение.

Роан, до этого момента тихо слушавший в сторонке, шагнул вперед.

— А я могу узнать чуть подробнее об этом Акиусе и его «Камнях»?

— Вам интересно? — несколько удивился Пейд.

Алэа выглядела примерно настолько же изумленной.

— Как и сказал виконт Наиль, истории в «Камнях» — лишь легенды, — произнесла женщина. — Теперь даже неловко, что я приняла эту книгу за богословский трактат.

Однако лицо Роана продолжало выражать предельную серьезность.

— И, тем не менее, я хотел бы ознакомиться с историями, изложенными там.

Может быть, он сможет обнаружить там всю правду о Травиасе… Или Филиусе, если это действительно его настоящее имя.

Алэа кивнула. Ее взгляд скользнул от одного мужчины к другому.

— Если Ваше Величество этого действительно хочет… Я перескажу вам все, что помню. И пошлю за книгой к себе домой…

Однако ее перебили.

Уууууууууууууу!

Резкий звук боевого рога эхом разлился по окрестностям.

За разрушенным холмом появились первые ряды внушительного войска.

Без флагов и знамен.

Однако импульс и энергия, источаемая ими, не оставляла даже шанса на то, что они смогут проскользнуть незамеченными.

— Это еще что за войска? — нахмурились Манус, Пейд и Алэа.

Они определенно не могли обнаружить в солдатах ни одной знакомой черты, ничего, что дало бы ключ к понимаю того, кто они такие и на чьей стороне сражаются.

Роан же выглядел неожиданно спокойным.

Те, кто появился за холмом, были облачены в черные доспехи и шлемы.

— Черный Корпус…

Догадка была инстинктивной, но точной. Он чувствовал это всем телом.

Тот самый Черный Корпус, о котором упоминали Торг и Эпит.

Роан коротко вздохнул и достал Копье Травиаса.

— Это будет непростой бой.

Однако выражение его лица и голоса казались слишком равнодушными и спокойными.

— Хм…

Манус и Алэа почти одновременно обнажили свои клинки, уставившись на нового врага.

Пейдже подал знак своим бойцам, подзывая их ближе и отдавая приказы готовиться к новому сражению.

После предыдущей битвы их, увы, осталось не так уж много.

— Мы справимся? Они превосходят нас в силе… — мрачно поинтересовался Манус.

Пейд рассмеялся.

— Мы должны сделать все возможное.

Он определенно не собирался сдаваться.

Гух — гух — гух — гух!

Гремя доспехами и оружием, Черный Корпус начал спускаться с разрушенного холма. Окружавшая их аура полностью соответствовала тому впечатляющему и мрачному виду, который имели эти войска.

Внушительный враг.

А затем…

Ууууууууууууууууууууу!

Позади Роана, Мануса, Пэйда и Алэа раздался звук еще одного рога.

— Нас окружают с двух сторон? — нахмурился Пейд и оглянулся.

Манус и Алэа почти синхронно повторили его движение.

Роан же наоборот, едва заметно улыбнулся, не сводя взгляда с Черного Корпуса впереди.

— Эти солдаты на нашей стороне. Их немного, но их смелости и силе можно только позавидовать, — произнес он.

— На нашей стороне…? — нахмурился Пейд.

Уууууууууууууууууууу!

Звук трубы стал более близким и громким.

Появившиеся позади бойцы постепенно становились более различимыми.

Рыцари и солдаты, раненные и утомленные, но все еще сильные и решительно настроенные, окруженные яростной и мощной аурой.

На лице глядящего на них Мануса вспыхнула радость узнавания.

— Ромеллс Хортон!

И действительно, войска, которые приближались к ним со спины, оказались людьми Ромеллса.

— Принц! — закричал генерал Хортон и приветственно вскинул меч.

Сотни рыцарей и солдат, следовавших за ним, повторили его жест.

— Мы пришли к вам!

Как и сказал Роан, их действительно было немного, но их смелости и силе можно только позавидовать.

Лэнцепхил мрачно ухмыльнулся.

Вжинь!

С коротким звоном копье дернулось, удлиняясь, и заалело пламенем. Это пламя перекинулось на его руку, а затем и на тело.

Мгновением спустя волосы и доспехи Роана приобрели темный червлено-красный цвет.

Бог Войны Роан Лэнцепхил.

Так он выглядел в своем божественном обличии.

— Когда за тобой идут такие смелые и сильные бойцы…

Его мелодичный и мощный голос разнесся по всему полю битвы.

— Командир просто не имеет права сдаваться.

Едва заметно повернув голову, Роан взглянул на Мануса, Пейда и Алэа.

— Давайте покажем этим ребятам…

Его улыбка стала зловещей.

— Все, на что мы способны!

И это был знак.

Пат!

Рванувшись с места, Роан кинулся в сторону разрушенного холма. Он двигался так быстро, что вскоре стал размываться в глазах, а поток воздуха, встревоженный им, напоминал яростный ветер.

Раздался глухой звук.

Лишенное головы тело Эпита дернулось в последний раз.

Манус, Пейд и Алэа, следовавшие за Роаном, в изумлении вглядывались в его размытый силуэт.

— Это совершенно не человеческая скорость… — изумленно пробормотал Манус. Он был весьма впечатлен.

Пейд и Алэа сухо сглотнули.

Гу-гуууух!

Ревущий красный столп огня взлетел к небу. Камни, пыль и каменная крошка разлетелись в стороны.

Каждый раз, когда Роан взмахивал Копьем Травиаса, земля раскалывалась, звучал оглушающий грохот, местность меняла свой ландшафт.

Гух — гух — гух — гух!

Слаженный топот бойцов Черного Корпуса становился все ближе.

— Ааааарх!

— Ки-эй!

С довольно странными выкриками солдаты Черного Корпуса набросились на Роана.

Сражение вспыхнуло мгновенно.

Но…

Кван г! Кууууууунг! Кван г!

Они не были достойными противниками для Роана.

Каждый взмах копьем убивал или раскидывал с десяток солдат Черного Корпуса. Они разлетались в стороны, словно невесомые игрушки, а не живые существа.

В то же время пространство, где танцевало копье, расцветало красными огненными цветами.

Смертельными цветами из пламени.

Манус нахмурился.

— Вперед…

Он не мог больше выносить того, что его друг сражается там в одиночестве.

— Ромеллс Хортон!

— Так точно! — решительно ответил генерал, принимая приказ своего господина.

Манус указал клинком на солдат Черного Корпуса.

Вернее, он указал на Роана, который сейчас в одиночку противостоял Черному Корпусу.

— Защитим Его Величество!

— Да, сэр!

Роммеле и его бойцы кинулись вперед, обгоняя принца, обтекая его с двух сторон, словно воды решительной реки.

Они оберегали своего принца в то же самое время, как наступали на врага.

Хотя в округе не виднелось ни одного всадника, земля под ногами стала вздрагивать так, словно где-то рядом скачет многотысячная конница.

Это был жуткий и первобытный ритм.

Алэа Брич вскинула вверх левую руку, привлекая внимание уже собственных людей.

— Командующие! Оберегать Его Величество Лэнцепхила и Его Высочество Першиона! Сразимся же вместе!

— Так точно! — загремели в ответ ее солдаты, выглядевшие так, словно только и ждали этого приказа.

Алэа и сотни ее бойцов последовали примеру Мануса, и кинулись к Черному Корпусу.

Роан, который рассекал Черный Корпус так, как раскаленный нож прорезает масло, уже успел отдалиться на достаточное расстояние и подняться на то, что некогда было холмом.

Копье мелькнуло в воздухе и с резким ударом вонзилось в землю.

Кугугугугууууу-х!

Тяжелый, неприятный грохот болезненно ударил по ушам.

Земля вздрогнула.

Однако, против ожидания, на этот раз не было никаких фонтанов каменных брызг или земляных столпов, вздымающихся к небесам.

Вместо этого…

Земля треснула, словно старая, засохшая корка.

— Кээээ?

— Кииииэ?!

Солдаты Черного Корпуса недоуменно дернулись, глядя себе под ноги, а потом бросились врассыпную, пытаясь избежать неожиданной опасности.

Однако…

Вжух!

Между трещин вдруг возник яркий, ослепляющий красный свет.

— Кэк!

Солдаты Черного Корпуса сгрудились на холмах, в ошеломлении рассматривая свет, каким-то чудом возникший прямо под землей и сейчас жадно стремившийся наружу. Их ноги начали ощущать тепло.

А потом…

Свет стал огнем.

Красный свет превратился в черно-красное пламя и поглотил солдат Черного Корпуса, а вместе с ними и все живое, что было на холмах.

— Кааааааааа!

Дикие, нечеловеческие вопли длились недолго. К счастью, адское пламя поглотило все довольно быстро.

Крик быстро перерос в вой, а затем в безжалостный хруст огня, пожиравшего тела, словно сухой хворост.

Мгновением спустя от солдат остался лишь прах и пепел, встревоженный ветром. Черное-алое пламя поглотило и его.