Глава 101. Даже если мы разные (часть 4)

Неизвестно, сколько времени прошло после того, как Король Дайатана покинул Вечный Лес вместе со своими войсками, однако чёрная магия и проклятия, наполняющие его, попросту исчезли, словно их никогда и не существовало.

– Мьа-а-ау, ик!

И вся эта энергия теперь находилась в желудке маленького волшебного зверя, который от переедания начал икать.

– Мур-р-р, ик!

– Ну что, наелась?

Поглотив всю чёрную энергию до последней капли, Роа заползла Артпе на руки, где удобно расположилась и удовлетворённо замурлыкала.

– А если бы я сказал, что у меня есть добавка?

– Мьа-ау!? Мугр-р-р-р-р!

Услышав столь энергичный ответ, Артпе начал сомневаться, что его питомец – кошка. Может, в прошлой жизни она была свинкой?

Всерьёз раздумывая над этим предположением, Артпе направился к Сиене, которая всё ещё была занята исцелением эльфов. Тем не менее на его пути тут же появилась Регина.

– Демит.

– Да, я знаю, что ты Демит… Ах, ты про этот Демит…

– Демит.

Пронзительный взгляд Регины рыскал по мантии Артпе, пытаясь найти вожделенный объект. Итак, догадавшись, что она хочет, герой ухмыльнулся и вытащил обработанный Демит. На его огранку Артпе потратил огромное количество времени и уже успел использовать в бою.

– Завершён… – с мерцающими глазами пробормотала Регина. Она выглядела такой невинной, что даже ему было трудно поверить, что не так давно она отправила на тот свет добрую дюжину людей.

– Да. Вот.

– Подарок?

– Какой ещё подарок? Ты знаешь, что между магом и огранённым Демитом устанавливается очень крепкая связь? Итак, я даю тебе его просто посмотреть. Просто посмотреть.

– Крепкая связь…

Как только Демит оказался в руках Регины, он начал сиять гораздо более интенсивно. Камень определённо осознавал личность второй стороны, а потому и реагировал более активно.

– Впервые вижу, как Демиты общаются друг с другом… Впервые…

Это было явление, которое даже он, владелец Чтения Всего Сущего, видел впервые в жизни. Итак, данный процесс был весьма любопытен. Но с другой стороны ему нужно было помочь ещё одному члену своей группы, а потому Артпе не мог тратить время на созерцание двух Демитов.

Итак, оставив Регину наедине со своим сородичем, Артпе направился к Сиене.

– Исцеление!

– Ах… Спасибо, человек…

– Исцеление! Пожалуйста, не вставайте, вам нужен отдых.

Поскольку проклятия и чёрная мана нарушили потоки маны, Сиене пришлось постараться, чтобы процесс их излечения прошёл максимально безболезненно.

– О, братик.

– Не переусердствуй, Сиена.

– Всё в порядке. Этих эльфов нужно исцелить прямо сейчас, иначе потом может быть поздно.

Во время последнего путешествия Сиена не продемонстрировала каких-либо выдающихся способностей, однако к нынешнему времени она достигла 260-го уровня, а потому её навыки попросту расцвели. Кроме того, будучи представителем особой расы, она обладала куда большим запасом маны, чем любой другой человек того же уровня.

Итак, всего за пару часов она смогла исцелить несколько тысяч эльфов. И, несмотря на это, у неё всё ещё оставались силы.

– Если Вам уже лучше, будьте так добры, приведите сюда других эльфов.

– Никогда не думал, что среди людей есть тот, кто обладает такой доброй улыбкой…

Одной из отличительных характеристик эльфийской расы была высочайшая гордость. Однако проклятие повредило их эмоции, а затем последовало вторжение в их лес. Ну и в качестве вишенки на торт половина их расы превратилась в тёмных эльфов.

Итак, эльфы были подавлены, обескуражены и попросту не знали, что делать дальше.

Однако слыша чистый голос Сиены, они мало-помалу поднимались со своих мест и начинали действовать.

Вместе с этим, были ещё кое-какие положительные новости.

– О, боже. Неужели наш старейшина тоже стал тёмным эльфом?

– Следуя традициям, мы не должны контактировать с тёмными эльфами. Но… Неужели старейшина сделал нечто настолько вопиющее, что Мировое Древо решило отвергнуть его?

– Возможно, что-то пошло не так… Мы ведь все бежали вперёд, движимые одной и той же целью. Как мы вообще могли нарушить лесные законы за столь короткий промежуток времени?

Эльфы пребывали в полном недоумении, поскольку за раз появилось необычайно большое количество их тёмных собратьев. Их отношение к этому вопросу было сформировано многовековыми традициями, однако глядя на происходящее кое-кто всё-таки осмелился выразить следующее предположение:

– В таком случае почему в тёмных эльфов превратилась только половина? Может, это какая-то ошибка?

– Нет, Мировое Древо никогда не ошибается!

– А что, если дело вовсе не в Мировом Древе? Что, если с самого начала ошибались мы?

– … Что?

– Нет, этого не может быть. Это просто невозможно.

– Почему невозможно? Мы действовали как единое целое, желая остановить людей… Так почему же кто-то стал тёмным эльфом, а кто-то нет? Скажите, действительно ли тёмные эльфы становятся такими, поскольку нарушают один из обетов?

– Ты не должен даже сомневаться в этом!

– Но что, если это так? Значит… Значит, мы с самого начала преследовали тёмных эльфов безо всякого на то основания…?

– Я в это не верю.

– Не верь. Но теперь ты и сам тёмный эльф.

– Как и ты…

Легко было преследовать тёмных эльфов, когда они рождались в небольших количествах. Легко было изгнать кого-то, кто не вписывался в однородную группу. Раньше эльфы даже не задумывались над тем, что могут ошибаться.

Однако теперь почти половина из них обрела тёмный оттенок кожи. Жёны стали не похожи на своих мужей. Дети стали не такими, как их родители… Неужели они должны были отказаться от своих собственных родственников и возлюбленных?

– Мы не можем допустить этого. Раскол нашего общества – вот самый страшный грех.

– Всего пять минут назад мы ничем не отличались от других! И что же, теперь вы будете преследовать нас только потому, что мы стали тёмными?

Несмотря на все свои сомнения, эльфы не могли признать, что всё это время глубоко заблуждались. Тем не менее если бы они продолжили отделять тёмных эльфов от обычных эльфов, их раса могла бы попросту прекратить своё существование. Итак, у них не было иного выбора, кроме как изменить свой образ мышления.

И Артпе был удовлетворен этим результатом.

В конце концов, эльфийская раса укрепилась и спустя какое-то время должна была окончательно лишиться своих предрассудков.

– Что ж, думаю, теперь всё будет хорошо, – пробормотал Артпе, глядя как эльфы и тёмные эльфы помогают друг другу.

К сожалению, в его прошлой жизни ничего подобного не было и, в конце концов, эльфы встретили весьма трагический конец. Итак, Артпе был действительно доволен.

– Чтобы создать равенство, братик изменил не их мышление, а их облик… Это жестоко, – произнесла наблюдавшая за всем этим Сиена.

– Я не просто создал равенство. Единственное, что эльфы умели делать до этого, – так это жевать траву. В будущем им придется столкнуться с армией Короля Демонов. Итак, куда полезнее иметь как можно больше темных эльфов, максимально подходящих для ведения боя.

Услышав эти слова, Сиена невольно застыла на месте.

– …

Постояв так некоторое время, она внезапно протянула в его сторону руку и использовала Исцеление, подкрепленное изрядной долей её святой силы.

С того момента, как Артпе вошел в лес, он не получил ни единой царапины. Итак, вполне естественно, что Исцеление Сиены никак не подействовало на него. Однако сама воинственная жрица удивлённо покачала головой и пробормотала:

– Очень странно. В тебе определённо нет никакой злой энергии.

– Что? Неужели ты считала, что во мне скрыт источник зла?

– Да. Тем не менее братик – действительно человек.

– Какое счастье… – проворчал Артпе, помогая Сиене. Поскольку Маетел здесь не было, он не мог разделить с воинственной жрицей свою ману. Вместо этого он использовал свою магическую энергию для восстановления поврежденного леса. Он мог хотя бы ликвидировать разрушения, вызванные битвой между волшебниками.

Так прошло какое-то время. Артпе был слишком занят реставрационным процессом, а потому не увидел, как к нему подбежала Маетел и с разгона запрыгнула прямо ему на руки. Судя по всему, она действительно соскучилась.

– Артпе! Всё уже позади!?

– Да. А поскольку ты уже здесь, то должна передать часть своей маны Сиене.

– Эй! Это уже действительно слишком! – возмутилась героиня, но при этом всё равно послушно последовала словам Артпе.

Затем Артпе погрузился в медитацию, быстро собирая ману и передавая её Маетел, которая, в свою очередь, переливала её в Сиену.

В результате из рук воинственной жрицы полился яркий свет и рассеянные во всех направлениях эльфы тут же исцелились.

Для полного восстановления сотен тысяч эльфов потребовалось всего несколько часов.

– Эти люди помогли нам…

– Они проникли в лес и сожгли деревья. Это непростительно…

– Однако они не подняли на нас своё оружие. А ещё они говорят, что мы должны относиться к Мировому Древу, как к матери. Итак, если их действия были направлены на спасение Мирового Древа…

– … Мы должны принять их в качестве своих гостей. Пусть это немного запоздало, но мы обязаны воздать им соответствующие почести.

Позволив тёмным эльфам остаться, эльфы стали более мягкими и в других аспектах. Однако радоваться и удивляться этому явлению Артпе не стал. Настал черёд передать эту эстафету другому человеку.

– О б-боже… А я-то думаю, почему на границе леса нет ни одного эльфа…

Это был голос Микены, которая вместе со своей вездесущей тяжелой повозкой наконец-то добралась до их местоположения.

– Какого черта ты наделал, Артпе?! Половина эльфов стала тёмными!

– Правда? Впервые об этом слышу. Думаю, тебе лучше уточнить все детали у моей секретарши…

– У тебя нет секретарши!

Увидев хитрую улыбку Артпе, Микена поняла, что за всем стоит именно он. Тем не менее она не считала, что его действия были направлены на то, чтобы навредить эльфам. Это было бы просто абсурдно и бессмысленно. Итак, Микена могла лишь скрежетать зубами, пытаясь понять, как Артпе со всем этим связан.

А ещё… А ещё Микену узнали её собственные сородичи.

– Смотрите, это ведь Микена!

– Почему ты здесь? Кхм…

Ещё пару часов назад эти самые эльфы подвергали своих собратьев ужасной дискриминации. И если раньше они тут же начали бы угрожать Микене расправой, то теперь приветствовали её как друга.

– Микена!

– Это действительно Микена!

Эльфы, которые до сих пор скучали по ней, вышли вперёд и взяли её за руки.

– Микена, теперь ты можешь в любое время вернуться в наш лес. Мы признаем, что были неправы. Быть темным эльфом – не значит быть грешником!

– Микена, я так рад, что ты пришла…

– Вы, ребята…

Чувствуя прикосновения своих близких и друзей, Микена была попросту ошеломлена. А ещё она поняла, что такие чувства испытывают и все другие эльфы.

Но что, чёрт побери, здесь всё-таки произошло?

– Артпе! Что здесь случилось? – не выдержав, спросила Микена.

– Ну… На полное объяснение уйдет слишком много времени, так что я предоставлю тебе более обобщенную версию, – произнёс Артпе, после чего обвёл взглядом эльфов, собравшихся под Мировым Древом, и добавил, – Война с людьми закончилась. Я заключил договор с их королём, а потому они больше никогда не будут вмешиваться во внутренние дела Леса Вечности. Итак, ребята, вам больше не нужно беспокоиться о противостоянии с человеческой расой.

– Быть того не может…?

– Неужели теперь мы можем не бояться нового вторжения?

– Кажется, всё именно так…

Эльфы действовали агрессивно, поскольку находились под влиянием проклятия. Теперь же, когда проклятие исчезло, они и сами не чувствовали никакой необходимости сражаться с людьми.

Итак, Артпе довольно ухмыльнулся, после чего продолжил:

– Над вашими разумами господствовала чёрная магия. Поскольку проклятие было извлечено, в какой-то степени вы можете осознавать этот факт. Данный план был разработан магическом королевством, Аэдией. Они пытались выманить вас из леса и, когда ваша защита ослабнет, сжечь Мировое Древо. Они накладывали на вас специальные заклинания, призванные доминировать над вашими умами. Впрочем, этот план не является чем-то новым. Его разрабатывали и воплощали в жизнь на протяжении многих десятилетий.

Мировое Древо определило, что эльфы находятся в большой опасности, а потому начало массово производить темных эльфов, чтобы предотвратить уничтожение целой расы. В этот момент Артпе достиг своей цели и отпустил поводок Роа, которая и положила конец катастрофе. Ну а в качестве бонуса полную свободу обрела и Регина.

– Все люди, которые совершили преступления против эльфийской расы, уже мертвы. Вот почему я не хочу, чтобы вы плохо относились к другим людям, которые ни в чем не виновны. Мирные взаимоотношения будут благом для ваших обеих рас. Более того, они станут благом для всего мира.

– Для всего мира? – переспросила эльфийка средних лет. Эта женщина прожила несколько столетий и не так давно была избрана одной из старейшин. А сегодня Мировое Древо решило сделать её темным эльфом.

– Да, для всего мира. Война с людьми – непозволительная роскошь для вас. Более того, вы не можете себе позволить продолжать отвергать тёмных эльфов, которые той же расы, что и вы сами.

– Это значит…

– Да.

Поскольку люди уже знали об этом, Артпе больше мог не скрывать этот факт.

– Мы – герои. Мы здесь, чтобы остановить войну между людьми и людьми, а также между людьми и другими расами. А ещё мы здесь, чтобы предупредить вас о готовящемся наступлении армии Короля Демонов…

Сегодня был тот день, когда Артпе наконец-то раскрыл свою личность.