Глава 1055. Клоун поет детскую песню?

Пятница.

В день съемок.

С самого утра в сети появлялись разные неподтвержденные новости.

«Чжан Е столкнулся с еще одним баном!»

«Шоу Маска проходит проверку!»

«Шоу Маска скоро прекратит выходить в эфир?»

«После ввода новых правил, все песни будут забанены!»

«Шоу Маска оказалось в неловком положении!»

«Рекомендации и предложения Министерства культуры в отношении эстрадного пения: поощрять позитивную энергию и бойкотировать пессимистичные и негативные музыкальные произведения».

«SARFT пока не сделал заявления!»

Пользователи сети начали волноваться!

«Они вправду собираются прекратить выход шоу?»

«Невозможно. Должно быть, это фейковые новости».

«Они не могут прекратить выход такого крупномасштабного шоу!»

«Но нет сомнений в том, что шоу Маска было втянуто в неприятную ситуацию!»

«Я слышал, что участников вызывали на разговор!»

«Вы видели Вейбо Ли Юйя! Он пел о том, что мама рассказывала ему о безнадежности жизни, а потом еще „Я вправду ненавижу тебя“. А теперь он решил извиниться и даже объявил, что он поддерживает рекомендации и предложения властей, и что все его работы с этого момента будут исключительно позитивными».

«Этот Старший Ли! Такой бесхребетный!»

«У него не было выбора, так как у него такое окружение!»

«Интересно, пройдут ли сегодня съемки шоу Маска».

«Да, наверное, это сильно повлияло на участников!»

«Клоун, кажется, тоже попал под критику!»

«Душ из Лепестков и Закат тоже пострадали. Они тоже выступали с песнями о любви, которые, кажется, противоречили новым правилам».

«Что, черт возьми, они пытаются сделать!»

Последние два дня все обсуждали эту тему. Всех беспокоило, будет ли шоу Маска снято с эфира.

Позже утром.

На Революционном кладбище Бабаошань.

Хань Ци звонила Клоуну уже в третий раз.

«Учитель Клоун, Вы еще не приехали?»

«У меня появились дела, я немного опоздаю».

«Я уже провела жеребьевку от Вашего имени. Вы сегодня будете выступать шестым».

«ОК, спасибо».

«Т-тогда, пожалуйста, поторопитесь».

Повесив трубку, Чжан Е, одетый полностью в черное, пошел вперед.

Когда он проснулся сегодня утром, он, по какой-то причине, внезапно подумал, что должен прийти и поболтать со Старшим Вей. Он не знал почему, ему просто так захотелось.

Впереди были репортеры и камеры.

Чжан Е тут же понял, что это работники Новостного Канала Центрального ТВ, так как он прежде видел из ведущего. Когда он увидел их, он не стал подходить ближе, а остался в отдаленном углу.

Помимо портрета и даты рождения и смерти Старшего Вей, на надгробии также было написано: «Некоторые люди мертвы еще при жизни. Другие же живы и после смерти». Это из поэмы, которую Чжан Е прочитал на похоронах Отца Вей. После смерти Старшего Вей эти строки послужили эпитафией на его надгробном камне.

Помимо репортеров и операторов возле могилы было еще 20-30 студентов.

«Отец!»

«Отец Вей!»

«Мы скучаем по тебе!»

«Отец Вей, у нас все хорошо. Вам не нужно о нас переживать. Второй экзамен сдан хорошо. Учитель сказал, что я точно попаду в Пекинский Университет. Через несколько дней я буду сдавать вступительный экзамен, я точно буду стараться. Кстати, Тунтун уже получил место в университете. Он был Вашим любимчиком, он Вас в итоге не разочаровал!»

«Отец, пожалуйста, вернитесь к нам!»

«Мы вправду скучаем по Вам».

Некоторые плакали, а другие вообще ничего не говорили, но прикрывали рты руками, чтобы никто не услышал их всхлипы.

Сегодня был день рождения Старшего Вей, дети принесли ему много подарков.

Когда репортер с Центрального Канала услышал, что говорят эти дети, он отвернулся, чтобы вытереть слезы. «…На этом мы закончим наш репортаж».

Они забрали свое оборудование.

Работники ТВ станции ушли, дети пошли за ними.

Чжан Е, который стоял вдалеке, решил медленно пойти к могиле. Стоя перед надгробием, он улыбнулся и сказал: «Старый друг, я пришел к тебе. Как ты?» Затем он присел и улыбнулся надгробию. «Я ничего с собой не принес, но я думаю, что это, на самом деле, и не нужно. Смотри, многие из твоих учеников думают о тебе, так много человек скучает по тебе. Они принесли тебе столько подарков, тебе там, наверное, вообще хорошо живется».

На кладбище было тихо.

Чжан Е был один, поэтому тихонько бормотал себе под нос.

«Я вправду завидую тебе. Ха-ха. Ты не знаешь, насколько популярным ты стал. Тебя многие уважают, твое имя навсегда увековечено. Но я знаю, что это всё тебе точно не интересно, потому что ты отличаешься от меня, тебе никогда не хотелось славы или богатств. Посмотри на меня. У меня всё намного хуже. Меня каждый день критикуют, кто-то ждет, когда от меня можно будет избавиться, другие пытаются перешагнуть через меня. Кстати, этого бро снова забанили. Даже когда я пел детскую песенку, люди шептались и тыкали в меня пальцами».

«Последние два дня меня окутала тьма. Я не боюсь, что ты посмеешься надо мной. Скажи мне, почему я такой упрямый? Хи-хи, я даже не знаю, зачем я это всё делаю. Тебе, наверное, классно, ведь на Небесах нет проблемы загрязнения воздуха. О, да, там еще и пробок нет, да? Ты можешь создавать столько проблем, сколько тебе захочется. Насколько там чудесно? Но посмотри на меня. Меня бьют по голове даже до того, как я успел встать. К любой мелочи, что я делаю, люди придираются и говорят мне, что делать. Как тебе кажется, это интересно? Это вообще, блять, не интересно! Но я продолжаю двигаться вперед. Я не такой беззаботный, как ты. Ты вот так ушел и даже не попрощался со мной».

«Старший Вей, как думаешь, я неудачник? Все говорят, что я успешный, но почему я не ощущаю себя таковым? Пожалуйста, не посчитай меня надоедливым, Старший Вей. Только с тобой я смог поговорить об этом. Мне станет лучше, когда я выскажусь. А потом мне нужно будет пойти выступать!»

Дзин дзин. Вновь зазвонил телефон.

Снова звонила Хань Ци.

Чжан Е не взял трубку. Он помахал телефоном перед надгробием и с улыбкой произнес: «Видишь? Опять работа, они снова меня ищут. Ладно, я достаточно сказал. Я приду к тебе снова, когда у меня будет свободное время. О, точно, не беспокойся о своей дочери, Вей Ин. У нее все хорошо, она получила хорошую работу. Я дал ей мой номер, поэтому если ей что-то понадобится, я точно помогу ей. Ты можешь расслабиться».

Он встал.

Чжан Е собирался уже уходить, но внезапно остановился и обернулся, чтобы бросить последний взгляд. «Я пошел».

На станции Пекинского ТВ.

Студия шоу Маска.

Запись уже давно началась, уже выступили 4 участника.

Сейчас на сцене пел Текущее Время.

«Король послал меня патрулировать гору!

Чтобы поймать монаха на ужин!»

Он выступал с песней Чжан Е, которая за последние дни стала очень популярной.

Ху Фей взволнованно сказал: «Клоун еще не приехал?»

Хоу Ге посмотрел на Хань Ци: «Что происходит?»

Хань Ци тоже была встревожена: «Он скоро будет! Скоро будет!»

«Он следующий!» = сказал Ху Фей. «Попробуй еще позвонить».

Когда Хань Ци собиралась сделать еще одни звонок, к ним подбежал член команды и сказал: «Клоун уже здесь, он в зоне для ожидания. Мы можем продолжать съемку!»

Ху Фей кивнул: «Отлично!»

Хань Ци с облегчением вздохнула. Клоун всегда бы пунктуальным и вежливым человеком и до этого никогда не опаздывал, поэтому она не знала, что сегодня случилось с Клоуном.

Может быть, проверка привела к тому, что он не знал, какую песню исполнять сегодня?

Какой песней станет первая песня Клоуна?

Хань Ци тут же проверила название песни. Когда она увидела его, она немного поразилась.

Эм?

Это же детская песня?

Еще одна детская песня?

Сегодня уже три участника выбрали детскую песню!

Хань Ци внезапно почувствовала себя беспомощной и испытала разочарование!