Глава 1151. Единственный доцент двух факультетов Пекинского Университета

Пользователи сети чуть не описались от смеха!

На Вейбо были разные комментарии.

«Ох уж этот Чжан Е!»

«Как он может продолжать шутить в такой обстановке?!»

«Пфф, почему он такой смешной!»

«Ха-ха-ха! Это бесстыдное поведение — это то, что мне больше всего в нем нравится!»

«АйЯ! Как интересно!»

«Учитель Чжан такой чудак!»

«Да, если бы это был кто-то другой, то в такой ситуации он бы точно выступил с очень серьезной речью. Кто бы мог не нервничать и не осторожничать? Но посмотрите на него, он осмелился произнести эту речь перед всем миром! Разве вчера он не сказал точно тоже самое, когда проводил конференцию после войны людей и машин? Разве не тоже самое он сказал о мире Го? Он вправду не боится, что математический мир разозлится и лишит его звания? Меня трясет лишь от того, что я услышал это! Только Чжан Е мог сделать что-то подобное!»

«Эй, тут нет ничего такого!»

«Чжан Е ведь раньше не делал ничего еще более смешного!»

«Ха-ха, вот такой он, я уже привык!»

«Если Учитель Чжан начнет вести себя серьезно, то это будет слишком скучно!»

«Он мне нравится!»

«Учитель Чжан прославил нашу страну! Так что не придирайтесь к таким мелочам!»

«А когда вообще трансляции с его участием не заканчивались большим скандалом? Когда он не ругал кого-нибудь? На этот раз он даже не прочитал стих и не поссорился ни с кем, поэтому давайте будем довольны и этим. Учитель Чжан постарался!»

«Ха-ха! Я даже не могу поспорить с предыдущим комментарием!»

На его речь последовала разная реакция. Но в целом, все смогли принять то, что произошло. Если бы это был другой знаменитый человек или математик, то они бы точно обругали его до смерти или раскритиковали. Однако, так как это сделал Чжан Е, все поняли, что они уже привыкли к его поведению и не были удивлены. Те, кто в начале разозлились или поразились, в итоге тоже посмеялись.

Полчаса.

Час.

Прямая трансляция с пресс-конференции завершилась.

Конференция транслировалась по всей стране. Одновременно с этим, ее быстро распространили по всей Азии и другим уголкам земли.

Такое большое событие, как доказательство Гипотезы Дейла китайским математиком, не могло быть не освещено по всему миру. Вопрос лишь в том, насколько ярко это событие будет освещено.

Все разошлись.

Синь Ян отвела Чжан Е в сторону, закатила глаза и сказала: «А ты не можешь в следующий раз внимательнее следить за своим языком?»

Чжан Е удивился. «А? Что случилось?»

Декан Пань тоже подошел к ним. «А ты как думаешь?»

Ван Ин не знал, смеяться или плакать. «Мы вправду снимаем перед тобой шляпу».

«Что такое?» Чжан Е был удивлен.

Синь Я уставилась на него и сказала: «Ты не понял, что когда ты отвечал на первый вопрос репортера, твой ответ звучал довольно знакомо? А?»

Когда Чжан Е подумал об этом, он стал понимать. «Да, да, звучало знакомо».

Хань Хенянь криво улыбнулся и напомнил ему: «На вчерашней конференции по Го…»

Только тогда Чжан Е понял, что произошло. Он изобразил фейспалм и воскликнул: «Айя, я думаю, я вчера уже говорил эту речь! Хех, не удивительно, что она казалась знакомой. Мне было еще интересно, почему я так уверенно ее произношу!» Он вправду сделал это не специально. Этот парень последнее время был очень занят и всё навалилось в кучу. Так как столько репортеров хотело взять у него интервью, он иногда забывал, если только что отвечал на такой вопрос. «Эй, великие умы обладают короткой памятью!»

«Пфф!»

«Кто стал бы называть себя великим умом?»

«Забудь, всё уже было в эфире. Оставим, как есть».

«Да, у тебя всё равно отвратительная репутация, всем будет всё равно».

Многие местные математики начали разговаривать друг с другом.

Чжан Е не мог продолжать слушать подобное. Он прочистил горло. «Почему это у меня отвратительная репутация? Репортер спросил меня, герой ли я. Я естественно не мог сказать, что я герой и они должны мне поклоняться, верно?»

Все рассмеялись!

Кто бы захотел тебе поклоняться?

Декан Пань рассмеялся и сказал: «Ладно, на сегодня хватит, Профессор Чжан. Мне еще нужно поговорить с Вами о некоторых важных делах».

«Что такое?» — спросил Чжан Е.

Декан Пань искренне рассмеялся. «Хорошие новости!»

Чжан Е кивнул. «Если хорошие, то я весь во внимании».

Декан Пань сказал: «Хорошо, тогда пойдемте со мной».

После того, как все ушли, Декан Пань и другие главы кафедры математики направились в свой корпус. Они вошли в чей-то офис, Декан Пань заглянул в ящик и достал оттуда что-то. Затем он передал Чжан Е документы и произнес: «Взгляните».

Когда Чжан Е посмотрел, он опешил. «Заявление о повышении до профессора?»

Декан Пань кивнул. «Верно».

Эта степень отличалась от предыдущей!

Чжан Е уже был деканом Кафедры Математики Пекинского Университета. Но это заявление было рекомендацией к повышению Чжан Е до профессора. Между доцентом и профессором была огромная разница. Будь то зарплата, квалификация или статус, эти две должности были абсолютно разными. Кроме того, это была должность профессора кафедры математики Пекинского Университета. Сколько профессоров было в Институте Математических Наук? Не было ни одного, кто был бы моложе 45-ти!

Чжан Е был немного смущен. «Это точно нормально?»

Декан Пань сказал: «Если ты думаешь, что готов, то я подпишу заявление. Я не знаю, утвердят ли его, но мы, посовещавшись, приняли такое решение».

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Моя должность доцента тоже была исключением, не так ли? Я думал, что это всего на год, но теперь меня повышают? Разве люди не будут сплетничать? Мне всего 25. В каком университете работают 25-летние доценты? Не говоря уже о профессорах!»

Декан Пань просто сказал: «Если считаешь это недопустимым, то просто не подписывай».

«Нет, нет, не берите в голову!» Чжан Е запаниковал. «Старший Пань, раз Вы уже принесли заявление, то, как я могу, не подписать его? Конечно же отправьте его на подпись! Разве мне страшны чужие сплетни? Если бы мне было не все равно на то, что люди говорят обо мне, то за последние несколько лет я бы помер уже раз 200!» Это заявление на самом деле было правдивым!

Старший Пань?

Декан Пань закатил глаза!

Чжан Е радостно сказал: «Тогда, решено!»

Декан Пань сказал: «Нам еще нужно узнать, согласится ли руководство!»

«Вы человек с такой репутацией, как они могут не согласиться?» Чжан Е считал, что Старший Пань был довольно надежным, поэтому в будущем он вспомнит о нем, когда у него появятся для него какие-нибудь возможности. Степень профессора будет практичнее и полезнее, чем что бы то ни было еще!

.

Позже в обед.

Дома у родителей Чжан Е.

Когда он доехал до дома, его встретила его рассерженная мама!

Она даже хотел схватить его за ухо. «Почему ты не следил за своей речью на таком важном мероприятии? Ты решил скопировать свою собственную речь? Ты решил в могилу меня свести?»

Чжан Е сказал: «Я просто ошибся, ок?»

Мама указала в сторону компьютера. «Посмотри на людей в сети. Они все смеются над тобой, а несколько экспертов уже раскритиковало твои действия! Они говорят, что такое отношение к науке не приемлемо и что ты дурачился!»

Чжан Е улыбнулся и пожал плечами. «У меня так много врагов. Если меня не будут критиковать 80-100 человек в день, то я подумаю, что солнце встало с запада. Если хотят критиковать, то пусть критикуют. Зачем нам о них волноваться? Кстати, мам, пап». Он посмотрел на родителей и огласил: «Они собираются повысить меня до должности профессора Пекинского Университета!»

Родители ахнули!

Отец был рад: «Это точно?»

У мамы отвисла челюсть. «Ты серьезно?»

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Да, но пока что этого не произошло. Я думаю, что проблем не возникнет».

Мама взволнованно сказала: «Тогда не загадывай! Это очень важный вопрос, уже всё решено или нет? Не заставляй нас зря радоваться!»

«Я уверен, что меня повысят» — сказал Чжан Е.

Мама мгновенно засияла гордостью. «Отлично! Отлично! Хорошо! Я быстрее расскажу твоим бабушке и дедушке!» Она подошла к телефону и сделала звонок. «Алло, мам, .ай…ты смотрела новости? Верно. Теорема доказана. Младший Е теперь является залуженным математиком. А еще расскажи отцу и остальным, что Младшего Е повышают до профессора Пекинского Университета… Это правда! Разве я стала бы врать!»

СМИ уже начали публиковать полученные новости.

В Китае нельзя было ничего утаить! Всё тут же становилось всем известным, у всех были хорошие связи.

В 5 часов вечера!

Пекинский Университете наконец сделал заявление. «Чжан Е был назначен профессором Института Математических Наук Пекинского Университета!»

Но, ко всеобщему удивлению, это был еще не конец!

Пекинский Университет: «Чжан Е был назначен профессором кафедры китайского языка Пекинского Университета!»

После того, как он два года проработал на кафедре китайского языка, его тоже повысили до профессора?

Профессор кафедры математики?

Профессор кафедры китайского языка?

Теперь он стал первым профессором сразу двух кафедр?