Глава 1158. Чжан Е участвует в церемонии открытия Олимпийских Игр!

На следующий день.

Новости уже освещали недавние новости!

Студия Чжан Е на востоке Цзяоменя.

Младшая Ван держала в руках несколько копий газет и кричала. «Сегодняшние газеты!»

Все собрались вокруг ее, Чжан Е подошел посмотреть.

«Репетиция Церемонии Открытия Олимпиады отложена!»

«На церемонию открытия обрушилось несчастье!»

«Изменения в последнюю секунду. Замена певцов и песни!»

«Цзян Ханьвейю не суждено исполнить песню на церемонии открытия?»

«Кто будет открывать Олимпийские игры?»

В сети все были удивлены таким новостям.

«Как что-то подобное могло произойти?»

«Осталось так мало времени до начала игр!»

«Иностранцы уже постепенно прибывают в Пекин!»

«Почему внезапно поменяли песню? Что не так с предыдущей? Я думаю, что они уже утвердили певцов, а именно Цзян Ханьвейя и Шу Хань? Черт, значит Старший Цзян и Сестра Шу напрасно старались?»

«Интересно, что происходит!»

«Они так неожиданно изменили состав и песню?»

«Осталось ли еще время?»

«И кто же будет петь?»

«Это довольно прибыльная работа. Много людей захочет воспользоваться таким шансом!»

«Да, в соперничестве за право исполнить песню погибнет много воинов!»

Горожане были обеспокоены. Это, в конце концов, первый раз, когда Китай организовывает Олимпийские игры. Такое случается раз в истории, поэтому, все, естественно, хотели, чтобы всё прошло безошибочно!

Артисты из индустрии развлечений тоже были обеспокоены. Кто займет место на сцене и откроет Олимпийские игры? Для артистов это было невероятно важным событием, особенно для тех, кто хотел выйти на международную арену. Это было слишком заманчиво!

В студии.

Ха Цици воскликнула: «Значит, что-то вправду произошло!»

В тот момент, когда она договорила предложение, в дверь кто-то постучал.

Младшая Ван пошла открыть. Затем она испытала шок. Дело в том, что у двери стояли 7-8 человек. По их внешнему виду становилось ясно, что они были чиновниками. Она не знала почти никого, но одного человека она сразу узнала. Этот человек был очень знаменит!

— Ли Ке!

Он был одним из самых знаменитых режиссеров Китая. «Один из» не означало «один из десятков». Он был одним из четырех. Когда упоминают режиссеров Китая, он всегда входит в топ-3. Работы Ли Ке привлекли к себе внимание даже заграницей. Прямо сейчас он занимал позицию исполнительного режиссера церемонии открытия Олимпиады!

«Это Студия Чжан Е?»

«Да».

«Мы из Оргкомитета Олимпийских Игр».

«Ох, пожалуйста, проходите».

Младшая Ван пригласила людей внутрь.

Чжан Е медленно вышел вперед.

Ли Ке улыбнулся и протянул руку. «Режиссер Чжан, я ждал нашей встречи».

Чжан Е пожал его руку. «Я не осмелился бы называть себя режиссером перед Вам, Режиссер Ли».

Ли Ке тоже состоял в Группе Дураков. Он иногда присоединялся к разговорам, они даже как-то общались. Хотя они не встречались, они не были незнакомцами.

Затем Чжан Е заметил знаменитого композитора и автора песен, Ван Чжуйшуйя. «Старший Ван?»

Ван Чжуйшуй и Чжан Е знали друг друга по шоу Маска, они были в хороших отношениях.

Ван Чжуйшу криво улыбнулся. «Учитель Чжан, Вы нечто!»

Чжан Е притворился, что не понимает. «А? Что такое?»

Ван Чжуйшу беспомощно ответил: «Позвольте сначала представить Вам всех. Это Ци Ихай, вице-президент Пекинского Оргкомитета Олимпийских Игр».

Ци Ишай улыбнулся и сказал: «Учитель Чжан, я уже давно хотел с Вами встретиться».

Чжан Е улыбнулся в ответ: «Если бы я знал, что Президент Ци придет к нам сегодня, то я бы спустился, чтобы поприветствовать Вас».

Ли Ке пошутил: «То есть, если бы пришел только я, то Вы бы не пошли встречать?»

«Конечно же, пошел бы, конечно же». Чжан Е рассмеялся.

Позже были представлены остальные члены делегации. Кроме одного человека, который не казался дружелюбным и вероятно был из спортивного мира, остальные тепло поприветствовали Чжан Е. Если бы он был обычной знаменитостью, то не нужно было бы быть настолько вежливыми. Однако, так как они пришли к Чжан Е за помощью, и так как его статус отличался от статусы обычной знаменитости, ведь он обладал тремя учеными степенями в двух университетах, все вежливо приветствовали, обращаясь к нему как к Профессору Чжан или Учителю Чжан. Они не называли его Младший Чжан или по имени м фамилией.

Обменявший парой слов, Чжан Е отправил работников студии наверх, оставив только Ха Цици, Чжан Зуо и Младшую Ван. Ха Цици теперь отвечала за внешние связи Студии Чжан Е, а Чжан Зуо — за внутренние. Тем временем, Младшая Ван осталась с ними потому, что она должна была подавать напитки.

Все сели.

Ван Чжуйшу сказал: «Директор Чжан, Вы уже подумали?»

Чжан Е моргнул: «О чем? А, вспомнил, Вы о песне!»

Ван Чжуйшй закатил глаза.

Чжан Е сказал: «Могу я узнать, почему Вы обратились именно ко мне?»

Вице-президент оргкомитета посмотрел на не. «Учитель Чжан, не буду скрывать. С заглавной песней церемонии открытия произошла проблема. Проблема в человеческом факторе, да и в самой песне. Не буду углубляться, но могу сказать, что были отклонены все песни, которые были выбраны ранее. Мы поняли, что текст и мелодия совершенно не подходят для такого рода международного мероприятия. Например, в одной из песен, был слишком большой упор на китайскую народную музыку. Это должно было быть хорошим моментом песни, так как это могло продемонстрировать очарование нашей страны. Но это показалось неподходящим для Олимпиады. Долго совещаясь, мы пришли к выводу, что нам нужна более интернациональная песня. Но пока что мы не нашли ничего подходящего. Всё это сильно затянулось».

Ван Чжуйшу добавил: «Я тоже не смог помочь. Я уже написал 7-8 черновиков. Над этим вопросом работали и другие музыканты нашей страны. Более интернациональное звучание — вот что сложно. Сложно создать партитуру, и в этом и заключается главная проблема. Затем, позже, когда Директор Ли упомянул Вас, я внезапно вспомнил, что Вы специализируетесь на написании песен. Поэтому мы с Директором Ли порекомендовали Вас оргкомитету».

Написание песен — это моя единственная специальность?

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Я еще и петь хорошо умею». В его словах скрывалось двойное значение.

Ван Чжуйшу просто кивнул.

Ли Ке улыбнулся, но ничего не сказал.

Руководитель из спортивного мира нахмурился.

Но заговорил ЦИ Ихай: «Я знаю. Моя дочка Ваша фанатка. Вы нравитесь ей настолько, что она больше не слушает мои песни».

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Меня сейчас обвинили в том, о чем я не знаю?»

Однако Ци Ихай сказал: «Мне не нравится, когда она фанатеет по знаменитостям и айдолам, но Вы исключение. Я всегда восхищался принципами Учителя Чжан».

Чжан Е не знал, как на это ответить.

Ци Ихай продолжил: «МЫ всё ближе к церемонии открытия. Времени осталось мало. Директор Ли и Учитель Ван сказали мне, если и есть кто-то, кто придумает песню за такой промежуток времени, то это Учитель Чжан. Я согласен с тем, что они сказали, поэтому мы здесь. Мы хотим знать, сможете ли Вы написать нам песню. Наши требования таковы: песня должно подходить для международной сцены, обладать приятной мелодией, распространять позитивную энергию и демонстрировать величие нашей страны».

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Это непростые требования».

Ци Ишай сказал: «Поэтому мы пришли именно к Вам».

Ван Чжуйшу спросил: «Директор Чжан, как думаете, Вы справитесь? Это вправду срочное задание!»

Чжан Е подумал об этом и сказал Младшей Ван: «Младшая Ван, зайди ко мне в кабинет и принеси бумаги из первого ящика справа».

«ОК!» Младшая Ван быстро вернулась с бумагами.

Чжан Е взял ноты и положил на стол. «Пожалуйста, посмотрите на эту песню».

Что?

Ты уже написал песню?

Черт, не слишком ли это быстро? Мы знаем, что ты самый быстрый, но это слишком быстро! Ты машина или что?

Все были сильно удивлены. Даже Ха Цици и Чжан Зуо не знали об этом!

«Ты и я?»

Ван Чжуйшу взял ноты и тут же начал напевать!

Ци Ихай, Ли Ке и остальные внимательно слушали его!

10 минут спустя.

Все были поражены!

Ли Ке рассмеялся. «Хорошо! Это вправду хорошо!»

Чиновник из оргкомитета похвалил: «Отличная песня!»

Ван Сжуйшу хлопнул по столу. «Вот оно! Это точно звучит как заглавная песня Пекинской Олимпиады!»

Чжан Е сказал: «Ну, я написал ее специально для Олимпиады».

Ван Чжуйшу не нашел, что ответить.

Чжан Е спросил: «Президент Ци, что думаете?»

Ци Ихай поднял большой палец вверх. «Безупречно! Учитель Чжан именно такой, как его все описывают!»

Чжан Е сказал: «Тогда отлично».

ЦИ Ихай тоже был умным человеком. Он посмотрел на него и сказал: «Учитель Чжан, нам нужная эта песня. Вы не стали бы писать ее просто так. Скажите, что Вы хотите».

Чжан Е сказал: «У меня всего две просьбы. Нет, я не могу называть это просьбами, так как это дело нашей нации. У меня всего два желания. Первое: я надеюсь, что именно я исполню эту песню, так как я думаю, что именно я должен спеть свою же песню. Я смогу донести ее в лучшем виде. Второе: я надеюсь, что мне разрешат выбрать партнера для этой песни».

Человек из спортивного мира сказал: «Нет!»

Чжан Е посмотрел на него и попытался вспомнить, как его представляли. Его фамилия Цянь. Он был главой какого-то бюро.

Начальник Цянь сказал: «Исполнители песни уже выбраны. Она будет исполнена Цзян Ханьвейем и Шу Хань. Они очень долго репетировали».

Чжан Е сказал: «Разве песню не поменяли?»

Начальник Цянь посмотрел на него: «Нам нужно подумать об их чувствах».

Чжан Е спросил: «Если Вы хотите подумать об учителях, то я могу это понять. Вы можете сделать это так, как Вам кажется лучше, но не используйте для этого мою песню. Вы ведете себя так, словно принимаете песню, как должное».

«Я когда-то сказал что-то подобное?» Начальник Цянь начал раздражаться. «Эта Олимпиада- это вопрос национальной важности. Это дипломатическая миссия, Вы не можете просто написать песню для других певцов? Вы не можете пойти даже на маленькую жертву?»

Чжан Е ответил: «Я, конечно же, могу пойти на жертву. Я много что могу ради страны и ее людей. Кроме того, это не будет пустой болтовней, которой Вы занимаетесь. Все знают, сколько я сделал в прошлом, поэтому не стоит пытаться надавить на меня моралью! Почему я должен делать всё и при этом всё равно жертвовать? Почему некоторые люди не будут делать ничего, но всё равно получат всю славу? А в конце меня еще и обижают так, словно я сделал что-то неправильно!»

Начальник Цянь: «Вы!»

Ха Цици быстро остановила Чжан Е. «Директор Чжан!»

Внезапно все начали спорить. Это всегда было стилем Чжан Е. Никому из присутствующих это не показалось странным. Они все знали, насколько неуравновешенным был Чжан Е, они ничего не могли с этим поделать.

Ци Ихай беспомощно посмотрел на них. «Я знаю о конфликте Учителя Чжан со спортивным миром. Значит, он еще не утих? Хи-хи».

Чжан Е улыбнулся и сказал: «Думаю, нет. Пожалуйста, простите, Президент Ци. Я не хочу никому навредить, просто я довольно резок и легко обижаю людей».

Ци Ихай подумал: «Это разве быть резким? Каждое слово направлено на атаку!» Однако мнение Ци Ихайя о Чдан Е все равно было довольно хорошим. Он не был членом спортивного мира и пришел сегодня просто, чтобы возглавить комитет. Он также знал о холодных взаимоотношениях Чжан Е со спортивным миром, и они его не волновали. Ему нужно было лишь обеспечить нормальную организацию Олимпиады и безошибочное проведение церемонии открытия. Это всё.

Ли Ке в этом вопросе занимал сторону Чжан Е. «Учитель Чжан поет лучше Старшего Цзян, и он популярнее».

Начальник Цянь ответил: «Но если говорить о международной популярности, то Учитель Цзян более известен публике, его фильмы хорошо принимаются заграницей. Это международная арена, нам нужно учитывать эти факторы. И его партнерша, Шу Хань, точно…» Он начал жестикулировать.

Ли Ке это не нравилось. «Начальник Цян, я думаю, я режиссер».

После того как его отчитали, щеки Начальника Цянь покраснели от смущения!

Чжан Е тоже решил высказаться: «Президент Ци, Вы можете принять решение?»

«Конечно, могу» — сказал Ци Ихай

Чжан Е кивнул. «Если Оргкомитет будет действительно против и посчитает, что я не подхожу для этой роли, то ничего страшного. Просто заберите песню и продолжим жить, как жили. Ничего страшного. Это Олимпийские Игры моей страны, если я могу сделать хоть какой-то вклад, то я больше ничего не прошу».

Начальник Цянь сказал: «Президент Ци!»

Другой человек их Оргкомитета Олимпийских Игр сказал: «Президент Ци, мы.»

Ци Ихай посмотрел на Чжан Е и внезапно улыбнулся. «Хорошо. Я выполню Ваших два желания. Директор Ли, что думаете?»

Ли Ке: «Не имею возражения».

Ци Ихай сказал: «Хорошо, я уведомлю руководство!»

Чжан Е встал и протянул руку. «Давайте поработаем».

Ци Ихай искренне рассмеялся и пожал его руку. Он сказал: «Вам нужно немедленно начинать готовиться. До репетиции церемонии открытия всего 3 дня».

Начальник Цянь был раздражен!

Другеи члены Оргкомитета переглянулись!

Позволить Чжан Е петь заглавную песню Олимпийских Игр? Разве это не пощечина спортивному миру? Кто не знал о том, что Чжан Е оскорбил огромное количество наставников и спортсменов? Он даже написал про них скит! Но что теперь? Теперь он будет представлять спортивный мир и выступит на сцене? Эх, ладно. Раз Президент Ци решил, то всё решено. Им нужно просто поработать над церемонией открытия, всё будет решено в интересах страны!

Тем временем, работники Студии Чжан Е чуть не кричали!

Он сделал это!

Он вправду это сделал!

Директор Чжан будет представлять страну и выйдет на сцену церемонии открытия Олимпиады!