Глава 927. Действительно ли утрачено наследие Кулака Тайцзи? (часть 2)

Место проведения конференции погрузилось в тишину.

Чжоу Тяньпен уже стоял на ринге. Его выражение лица на этот раз не было таким, как когда он обычно стоял на этом ринге. Аура, что от него исходила, отличалась от его обычной. На этот раз он даже не держал в руке микрофон, он разговаривал своим обычным голосом. Несмотря на то, каждое произнесенное им слово было громки и четким. Независимо от того, где кто сидел, все всё хорошо расслышали!

Чжоу Тяньпен сказал: «Дорогие друзья и коллеги из нашего национального мира боевых искусств, все предыдущие сегменты подошли к концу. Немного стыдно признаваться, но следующее мероприятие будет заключаться в том, что я буду разрешать личную вражду с одним человеком!»


«Здесь нечего стыдиться!»

«Великий Мастер Чжоу, просто объявите начало!»

«Верно, все пришли посмотреть!»

Секта Кунтун, Секта Хуашань, Секта Железной ладони и все другие боевые сект оказывали ему хорошую поддержку!

Чжоу Тяньпен кивнул и сказал: «Хорошо, тогда я сначала должен поблагодарить всех присутствующих. Я думаю, что все уже слышали о причине существующей проблемы. Будучи великим мастером, Жао Айминь ездила по стране, обижая моих младших, нападая на учеников моей Школы Стиля Семьи Чжоу, и круша тренировочные залы и школы. Это принесло семье Чжоу большие потери! Игнорирую экономические потери, которые являются вторичной проблемой, это навредило репутации Стиля Семьи Чжоу. Это то, чего нельзя терпеть!»

Среди зрителей внезапно раздались бесчисленные выкрики.

Секта Хуашань: «Поддерживаем Старшего Мастера Чжоу!»

Секта Кунтун: «Поддерживаем Старшего Мастера Чжоу!»

Секта Куньлунь: «Поддерживаем Старшего Мастера Чжоу!»

«Нетерпимо! Не нужно это терпеть!»

«Школа Восьми Триграмм зашла слишком далеко!»

«Великий Мастер Чжоу такой добрый и в прошлом никогда с вами не ссорился, но вы все равно не поняли, где нужно было остановиться? Ездили по всей стране и крушили тренировочные залы Школы Стиля Семьи Чжоу? Если такое можно вытерпеть, тогда я не знаю, чего вытерпеть нельзя!»

«Это слишком подло!»

Многие из членов крупных сект со злостью смотрели в направлении Школы Восьми Триграмм.

Учеников Школы Восьми Триграмм это раздражало.

Лц Юху крикнул: «А вы забыли о кровном долге младшей сестры и ее мужа нашей Старшей Сестры?»

Фань Вень из Секту Хуашань прямо ответил: «Это был обычный матч, в котором они захотели поставить свои жизни на кон».

Сун Цзяо разгневанно произнес: «Прекрати нести чушь! Сын Старого Мошенника Чжоу совершил столько злых поступков и использовал боевые искусства, чтобы обижать других. Младшая сестра нашей Старшей Сестры согласилась на смертельные поединок с ним и только с ним. Но когда Старый Мошенник Чжоу увидел, что его сын помирает, он вмешался, чтобы спасти его, нанеся травмы младшей сестре нашей Старшей Сестры и мужу младшей сестры. Позвольте мне спросить вас, кто обижал слабых в этой ситуации? Позвольте задать еще один вопрос, кто не последовал правилам нарушил правила мира боевых искусств? Как ты собираешься на это ответить?»

Второй Старший Брат Секты Хуашань вмешался: «И кто это видел?»

Заместитель лидера Секты Кунтун усмехнулся. «Смешно! Это полная чушь!»

Лидер Секты Куньлунь сказал: «Великий Мастер Чжоу очень добрый человек, как он мог сделать что-то подобное? То, что вы слышали, это просто слухи, что ходят среди членов сообщества боевых искусств, их не стоит воспринимать всерьез. Даже если Великий Мастер Чжоу навредил тем двоим, это должно быть было во время обычного матча. Они умерли год спустя, как вы можете переносить вину за их смерть на Великого Мастера Чжоу?»

Чжао Юнлун со злостью выпалил: «Лидер Секты Куньлунь, не смейте притворяться, что ничего не знаете! Разве Вы не знаете, что такое скрытая сила? Когда человека ударяют скрытой силой, они разрушает их органы!»

Мастер Сунь из ветви Железной Ладони покачал головой. «Где доказательства? Где улики? Вы продолжаете называть его Старым Обманщиком. У вас есть манеры?»

На самом деле никто не мог пересказать событие, что произошли много лет назад, среди людей распространялись разные слухи. Но какой бы ни была правда, все понимали, что это событие действительно имело место быть. Они все знали, что сын Чжоу Тяньпена не был хорошим человеком, и Чжоу Тяньпен дрался с сестрой и мужем сестры Жао Айминь. Что касается подробностей, никто не знал правды.

Люди из Школы Восьми Триграм начали ругаться с крупными сектами!

Маленькие секты и одиночки ничего не сказали и лишь тихонько перешептывались.

«Сын Великого Мастера Чжоу действительно…»

«О, я знаю. Не нужно об этом говорить».

«Мое мнение сходится с версией событий Школы Восьми Триграмм».

«Я слышал, что были свидетели инцидента, но после этого никто ничего не рассказывал».

«Тшш, потише. Смотри, чтоб не услышали».

«Мы можем лишь предполагать, но этот человек все равно великий мастер».

«А почему крупные секты так объединились?»

«Кто знает, может они заранее обговорили единую версию».

«Давайте просто посмотрим. Не надо больше обсуждать это».

«Да, мы все равно не можем ничего с этим поделать».

«Это сражение богов!»

С другой стороны расставленных мест все еще ссорились две стороны!

Крупные секты кричали: «Жао Айминь — это опухоль в нашем мире боевых искусств!»

Школа Восьми Триграмм кричала в ответ: «Старый Мошенник Чжоу бесчестен и бесстыден!»

«Обидеть и ранить такое количество учеников Стиля Семьи Чжоу, и кто еще бесчестен? Если вы такие хорошие, то вы должны были обратиться напрямую к Великому Мастеру Чжоу. Зачем вам нудно было ранить такое количество учеников Стиля Семьи Чжоу?»

«Наша Старшая Сестра за последние пол года много раз бросала вызов Чжоу Тяньпену, но он не осмелился ответить ей из-за чувства вины! Он даже не осмелился выйти из своей норы! Как еще она могла обратиться к нему напрямую? Много лет назад, когда Чжоу Тяньпен ранил младшую сестру и мужа сестры нашей Старшей Сестры, она пыталась разговаривать с Семьей Чжоу об этом. Когда Чжоу Тяньпен понял, что эта ситуация развивалась не в его пользу, он объединился с лидером секты Хуашань, чтобы побороться с ней и победить ее. Как у вас еще хватает духу утверждать подобное?»

«Дело только в том, что Жао Айминь больше нечем заняться. Ее сестра и муж ее сестры никак не связаны с Великим Мастером Чжоу, но она приходит и ищет проблем! Это само по себе уже было ее виной. Она не должна были приходить к нему без особой причины, поэтому кого волнует, с кем там великий мастер объединился? Если вор ворвется в твой дом, тебе нельзя будет даже отступить?»

«Чушь!»

Вмешался Ученик Стиля Семьи Чжоу: «Тот давний инцидент произошел из-за того, что ее сестра и муж ее сестры были менее обучены, но все равно согласились на смертельный бой. Так как они были ответственны за их жизни, то о чем еще остается спорить!»

Ученики Школы Восьми Триграмм были так злы, что их начало трясти!

Крупные секты обладали численным преимуществом. Так как каждый из них что-нибудь да говорил, этого было больше чем достаточно для того, чтобы утопить их. Тут даже виновный мог считаться невинным. Более того, судя по их единению, казалось, люди из крупных сект уже обсуждали, что будут говорить.

В другом месте.


Ченьчень тоже дрожала.

Крупные секты и ученики Стиля Семьи Чжоу, не выбирая слов, говорили о мертвых родителях Ченьчень, и некоторые люди говорили о них с презрением. Был даже кто-то из Стиля Семьи Чжоу, кто сказал, что они «заслужили это за проигрыш».

Чжан Е помрачнел, когда услышал это. Он стиснул маленькую ручку Чжан Е, но обнаружил, что она была ледяной и сжатой в кулак.

Внезапно вперед вышел лидер Секты Хуашань.

Великий Мастер Си вышел на ринг и посмотрел вниз, громко объявляя: «Позвольте мне кое-что сказать!»

Только тогда крупные секты опустили руки, которыми прежде тыкали в учеников Школы Восьми Триграмм. Они оглянулись и начали ждать, что же скажет другой великий мастер. Чень Чи представлял Национальную Ассоциацию Боевых Искусств, а так же был организатором и ответственным за сегодняшнее мероприятие!

Они услышали, как Чень Си сказал: «Сегодняшняя Конференция по Боевым Искусствам была проведена заранее, в основном потому, что нужно было разрешить вопрос между Семьей Чжоу и Жао Айминь. Будучи наблюдателем, я понимаю всю ситуацию. Прямо сейчас я бы хотел поговорить со всеми вот о чем. Кто-нибудь слышал о Кулаке Тайцзи, который был известен сотню лет назад?»

Кулак Тайцзи?

Чжан Е прищурился.

Люди за рингом опешили.

«Я слышал о нем!»

«Конечно я слышал о нем».

«Я слышал, как мой мастер рассказывал о нем!»

«Да это очень знаменитый внутренний стиль!»

«Жаль, что он утерян на протяжении последних ста лет!»

Чень Си посмотрел на всех и заявил: «Еще имеются исторические записи о том времени, когда Кулак Тацзи появился во времена династии Цин. Он привел внутренние стили к вершине. Некоторые крупные секты должны знать это название, так как многие мастера и ветераны того времени передавали много легенд и историй, которые касались Кулака Тайцзи. Однако, именно у этого стиля, который обладал яркой историей, было утрачено наследие. Это нематериальное культурное достояние нашего мира боевых искусств не дошло до нашего времени, и это душевная боль и для меня, и для нашего мира боевых искусств!»

Фань Вень из Секты Хуашань вздохнул. «Как жаль!»

Заместитель лидера Секты Куньлунь слегка вздохнул: «Каким бы великолепным был великий мастер Тайцзи в наше время? Но этот внутренний стиль даже не дошел до наших времен!»

Лю Ицюань взволнованно сказал: «Они говорят о Кулаке Тайцзи!»

Ли Цюаньнен мог лишь вздохнуть. «Я тоже о нем слышал. Так жаль!»

Чжан Е посмотрел на них, но ничего не сказал.

Когда упомянули Кулак Тайцзи, ученики Стиял Семьи Чжоу тоже загрустили!

Когда обычный человек слышал о Тайцзи, он мог и не подумать, что это боевой стиль. Многие люди даже не знали, что такое Кулак Тайцзи. Но среди людей из китайского мира боевых искусств, все уже давно слышали о Кулаке Тайцзи. Некоторые настоящие эксперты и ветераны боевых сект знали о легендарном и великолепном Кулаке Тайцзи из прошлого, и знали, насколько сильным был тот стиль. Было много людей, которые пытались воссоздать Кулак Тайцзи по историческим записям и устным историям тех, кто видел его раньше, и если они могли воссоздать 10-20% стиля, это уже было отлично. Однако никто пока что не попытался этого сделать, так как это не был стиль боевых искусств, что работал по строгим правилам. Этот стиль походил на набор упражнений для практики, который подходил для внешних стилей, но он был для внутреннего стиля, который фокусировался на применении силы, техниках дыхания и потоке ци, которые по-разному изучались во внешних стилях. В целом не было способа восстановить его до его изначального вида, если просто использовать куски неподтвержденных записей. Поэтому многие люди отказались от этой идеи, и Кулак Тайцзи стали использовать в качестве примера легендарного боевого стиля в китайском мире боевых искусств, который бы мог передаваться

через поколения. Боевое сообщество могло лишь слышать о великолепии Кулака Тайцзи, но не могло увидеть перерождения этого стиля в боевых искусствах!

Чжоу Тяньпен тоже произнес с сожалением: «Эх».

Чень Си продолжил: «Времена изменились. Наш мир боевых искусств вошел в новую главу в истории. У нас теперь собственный набор правил и положений. А Национальная Ассоциация Боевых Искусств не потерпит тех, кто нарушил эти правила. Вражда между боевыми сектами? Обижать другие боевые секты? Это все запрещено в рамках нашего мира боевых искусств! Мы не можем позволить повторение трагедии Кулака Тайцзи и не можем позволить тем боевым стилям, что существуют сотни лет, выскользнуть из наших рук. Иначе мы будем грешникам нашего национального мира боевых искусств! Мы будем грешниками нашей нации!»

Эта речь разозлила многих людей!

«Точно!»

«Великий Мастер отлично сказал!»

«Нам нужно защищать наше наследие боевых искусств!»

«Это наследие нашей нации!»

«Кулак Тайцзи уже потерян. Мы не можем допустить исчезновения и стиля семьи Чжоу!»

«Сделав то, что сделала Жао Айминь, она же пытается уничтожить их школу!»

«По сравнению с травмами, полученными учениками Стиля Семьи Чжоу, защита нашего наследия китайского мира боевых искусств гораздо важнее! Жао Айминь пытается покончить с десятилетиями наследия стиля семьи Чжоу! Это даже ужаснее погибели одной семейной линии!»

«Невыносимо!»

«Мы обязательно должны наказать за такое поведение!»

«Осуждаем Жао Айминь!»

«Выгоним Жао Айминь из нашего мира боевых искусств!»

«Мы не можем позволить ей продолжать так высокомерно себя вести!»

«Правильно, мы не можем допустить, чтобы Стиль Семьи Чжоу стал вторым Кулаком Тайцзи!»

«Мы все вместе должны лишить Жао Айминь ее боевых искусств!»

«Уничтожить Жао Айминь!»

Все свободно выражали свой гнев!

Помимо Семьи Чжоу, многие из больших сект последовали их примеру и громко кричали!

В конце концов, даже те маленькие секты, которые получили много пользы от субсидии, которую предлагал Чжоу Тяньпен, и небольшая группа одиночек, невольно последовали за ними и начали кричать, когда услышали это!

«Защити наше наследие боевых искусств!»

«Поддерживаю Великого Мастера Чжоу!»

«Выгоним Жао Айминь из нашего мира боевых искусств!»

«В сообществе боевых искусств нет места для такого великого мастера!»

«Правильно, нашему миру боевых искусств не нужен такой великий мастер. Все, давайте объединимся и осудим Предательницу Жао!»

«Осудим Предательницу Жао!»