Глава 964. Позвольте мне нести бремя критики

В тот же день.

Новости уже сообщили о случившемся.

«Новая документалка Чжан Е была запрещена!»

«Ничто не последует за Китаем на Кончике Языка!»

«Документальное шоу о загрязнении воздуха? Запрещено к трансляции!»

«Закат карьеры Чжан Е?»

«Документальный Канал Центрального ТВ больше не сможет повторить чудо Китая на Кончике Языка!»

«Почему социальная документалка была забанена?»

Многие пользователи Вейбо начали возмущаться!

«Что это еще такое?»

«Запрещена к показу? БЛять! Я даже не смогу посмотреть!»

«Почему это ее запретили к показу еще до показа?»

«Я с нетерпением ждал нового документального шоу Чжан Е. Хотя эта документалка и не была снята самим Чжан Е, она все равно была им создана. Почему ее запретили?»

«Отдайте мне ее!»

«Центральное ТВ отвратительно!»

«Может быть есть еще новости, о которых мы не знаем?»

«Какие новости?»

«Несколько дней назад у одного из членов производственной команды Китая на Кончике Языка был диагностирован рак легких!»

«А?»

«Что?»

«Эй, ей всего 20-с-чем-то. Чжан Е не должен был работать над документалкой, так как он уже покидал Центральное ТВ. Но он вернулся и взялся за нее, так как рак члена его команды был вызван смогом».

«Это же не правда, да?»

«Смог действительно может вызывать рак?»

«Вы серьезно? Не пугайте меня так!»

«Работница Отдела № 14 заболела. Почему Центральное ТВ забанило их шоу? Они вправду настолько бессердечные? Неужели Учитель Чжан согласится на это?»

«Из-за этого я теперь еще сильнее хочу посмотреть это шоу! В новостях часто говорят о том, что нам нужно беречься смога, говорят, что загрязнение вредно. Но почему они не объясняют нам, почему оно вредно? Или не говорят нам, что они собираются предпринять, чтобы избавиться от него? Что всё это значит? Все в тумане! Они знают, что есть смог, но никто не знает, что это такое! Учитель Чжан пытался нам что-то сказать? И ему запретили выпускать его шоу?»

Эта тема быстро стала обсуждаемой в интернете!

Многие люди ругались на Центральное ТВ, но было и много тех, кто не знали, что случилось!

В этом мире изучение PM2.5 находилось в зачаточном состоянии. В этой теме было много того, в чем не разбирались обычные люди, а 95% из них даже не знало, что в особо туманные дни им нужно надевать на улице маску. Никто не думал об этой проблеме и никто не нервничал. Это так же было причиной, по которой Чжан Е и Отдел № 14 хотели поскорее снять свое шоу. Но теперь всё было напрасно!

На Центральном ТВ.

В офисе Документального Отдела.

Почти настал конец рабочего дня, но никто не собирался уходить. Все остались, ругались и матерились. Были даже люди, которые говорили о том, что собирались уволиться.

«Ну это уже слишком!»

«У Даньдань скоро операция!»

«Как мы объясним это Даньдань? Как мы ей это расскажем?»

«Мы не можем это так оставить!»

«Верно! Нам нужно придумать решение!»

Ха Цици бросила на стол что-то тяжелое и сказала: «Я вновь пойду к главе станции!»

«Пойдем все вместе!» Чжан Зуо больше не мог это терпеть!

«Пойдемте вместе!»

«Да, все!»

Все ответили со злостью в голосах!

Они спрашивали себя, сделали ли они что-то не так, чтобы заслужить это?

Но почему глава станции так на них набросился? И даже наказал их? Почему они не могли рассказать горожанам, откуда появляется смог и насколько он вреден? Почему они ен могут рассказать жителям страны правду?

Они не понимали!

Поэтому они были очень злы!

В этот момент из своего кабинета вышел Чжан Е!

«Директор Чжан!»

«Пойдемте с нами!»

«Пойдемте к главе станции!»

«Я не верю, что мы не можем отстоять свою позицию!»

Люди из Отдела № 14 были в ярости.

Но в этот момент Чжан Е посмотрел на всех и сказал: «Не ищите его. В этом нет смысла. Без согласия станции мы никогда не сможем показать наше шоу».

Ха Цици сказала: «Но!»

«Никаких но». Чжан Е махнул рукой. «Нужно идти по домам. Нет смысла продолжать настаивать на показе документалки».

Чжан Зуо посмотрел на него, выпучив глаза. «Вы говорите нам, что мы просто должны смириться?»

Чжан Е сказал: «А что еще мы можем сделать? Люли со станции уже забрали пленку».

Младшая Ван не могла поверить, что Чжан Е говорит что-то подобное. «Директор Чжан, что с Вами? Это…это не в вашем стиле. Если бы такое произошло раньше, то Вы бы точно…»

Чжан Е сказал: «Я бы точно что? Станция уже донесла до нас, что наша документалка принесет больше вреда, чем добра. Я не могу ничего поделать, поэтому мы можем только оставить всё как есть. Все, давайте прекратим шуметь и пойдем домой».

Ха Цици была рассержена. Она закричала: «Директор Чжан! Тогда кто понесет ответственность за рак Даньдань? Даньдань лежит на своей койке, не озвучивая ни единой претензии. Она хотела лишь одного, чтобы то, что случилось с ней, не случилось с кем-то еще. Она просто хотела, чтобы наша документалка рассказала людям о вреде смога! Да, я принимаю, что слова станции были правдивыми. Даже если статистика, которую мы получили, была правдивой и предоставлена официальными источниками, ее не подкрепляли научные подтверждения. Они не могут считаться научно доказанным фактом! Но даже если и вправду окажется, что это неправда, даже если смог на самом деле не вреден, мы все равно хотим рассказать об этом публике! Мы все равно хотим запугать людей! Мы хотим, чтобы они узнали о смоге и начали его бояться. Даже если нам потребуется столкнуться с пожизненной критикой, мы все равно хотим ее принять!»

«Верно!»

«Мы все этого хотим!»

«Мы не боимся быть обруганными! Разве мы не терпели критику весь прошлый год?»

«Директор Чжан, мы не можем это так оставить!»

«Эта документалка — это плод наших работ!»

Чжан ЗУо посмотрел Чжан Е в глаза: «Вы лично пообещали Даньдань. Вы сказали, что сделаете все, чтобы люди увидели это шоу!»

Тун Фу сжал кулаки. «Директор Чжан!»

Чжан Е посмотрел на них: «Вы закончили?»

Никто ничего не сказал.

Чжан Е кивнул: «ОК, если закончили, то идите домой. Давайте не будем об этом говорить. Идите домой и успокаивайтесь. Нам еще нужно подготовиться к следующей документалке, возможно что-то о гурманах или животных. Любую тему».

Ха Цици внезапно спросила: «Вы искренне это говорите?»

Чжан Е поднял руки в воздух. «Что вы от меня хотите?»

«Директор Чжан, я была о Вас иного мнения». Ха Цици развернулась и ушла!

Чжан Зуо немного подумал, потом продолжительно вздохнул. Он тоже ушел!

Чжан Е резко сказал: «Есть кое-что еще. Прямо сейчас в СМИ к нашей документалке приковано большое количество внимания. В сети идут обсуждения, поэтому мы не можем молчать, нам нужно предоставить объяснение. Мы попросим управление выдать нам место для проведения пресс-конференции. Лучше, чтобы место было большим, чтобы мы смогли вместить представителей и репортеров всех СМИ. Я лично выйду на сцену и дам объяснением на тему того, почему нас забанили».

Ха Цици даже не повернулась. «Поняла!»

Чжан Е было осень жаль. «Это будет очень важно».

Чжан Зуо повернулся и сказал: «Ночью напишу отчет».

«ОК». Чжан Е кивнул.

Младшая Ван сердито сказала: «Вы все еще намереваетесь что-то объяснять? Что там объяснять! Что нам там объяснять? Мы вообще не сделали ничего плохого! Директор Чжан, почему Вы это делаете!»

Тун Фу посмотрел на Чжан Е. «Вы всё еще Директор Чжан?»

Младшая Ван потянула Тун Фу. «Пойдем!»

Постепенно все ушли из офиса.

Все ушли с разочарованием на лицах.

Вскоре Чжан Е остался в офисе один.

Снаружи потемнело. Смог закрыл лунный свет. Когда он посмотрел в окно, ночь была мрачной в довольно грустной и одинокой манере.

Чжан Е тихо подошел к главной двери офиса и закрыл ее. Звук закрывающейся двери был неимоверно громким в этом тихом офисе. Он пошел обратно, а затем наклонился и включил один компьютер, затем другой и еще один. Эти компьютеры прежде хранили всю информацию о документалке по загрязнению воздуха, но были очищены после того, как обед пришли люди из управления.

Он включил компьютеры.

Напечатал что-то на клавиатуре.

Чжан Е прозивыл на них серию сложных действий. Если бы здесь присутствовали технические специалисты, то они бы поняли, что Чжан Е восстанавливал файлы, которые все еще хранились на жестких дисках!

Пять…

Десять…

Двадцать…

Информация была понемногу восстановлена!

На экранах вновь появились видео и материалы из интервью!

Внезапно Чжан Е подумал о словах, что произнесла Ха Цици. Он не мог не усмехнуться. Он был горд ею. Заставить людей узнать о смоге? Рассказать им о нем, чтобы они боялись? Даже если им придется нести бремя критики, они это примут?

Отлично сказано!

Это моя команда!

Вы все хорошие люди!

Чиtай нa Свободный Миp Ранобэ

Однако это серьезное дело. Это серьезная ситуация, которая проделает дыру в небе! Как я могу позволить вам терпеть всю критику? Как я могу позволить вам жертвовать собой? Вы все всё равно бессильны. Если вы кого-то обидите, или если кто-то захочет с вами расквитаться, как вы с этим справитесь? У вас есть жены и дети, мужья и родители. Если речь зайдет о том, чтобы справиться с давлением от такой критики, действительно ли вы сможете его вынести?

Даже не думайте об этом.

Неслучайно я не боюсь неприятностей, никогда не боялся обидеть других и всегда очень противоречиво себя вел. Поэтому я не беспокоюсь, что меня снова осудят. Я ваш босс. Если что-то случится, могу ли я позволить вам взять вину на себя? Вы все вправду недооценили меня, Чжан Е!

Поэтому позвольте мне понести бремя критики.