Глава 982. Будучи 50-летним профессиональным водителем, я улыбаюсь!

На сцене шоу Маска.

Сцена пока была построена не до конца, но того, что было сейчас, хватало для проведения саундчека.

В зрительном зале сидело большое количество человек, например, главы станции, директора каналов и Ху Фей, а также большая часть производственной команды. Они уже прослушали 5 участников, осталось еще шесть. Им нужно учитывать еще и выступления в живую, а так же различные факторы, чтобы определить порядок выступающих. Им нужно понять, кто будет выступать в первом этапе, кто будет подготовлен на замену во втором. Ничто из этого пока не было определено, поэтому сегодня было важно понять силу и черты каждого участника.

Ху Фей опустил голову и записал несколько моментов в свой блокнот.

Участник № 1: Рекомендации: поставить открывающим. Верхние ноты.

Участник № 2: Рекомендации: поставить открывающим, очень известная личность.

«Как круто!»

«Да! Этот певец впечатляет!» Чиtай нa Свободный Миp Ранобэ

«У меня мурашки!»

«Они же даже не репетировали! А насколько более шокирующим будет выступление в день съемок?»

«Наше шоу будет супер популярным!»

«Кто следующий участник? Он уже пришел?»

«Да».

«Следующий Клоун».

«А кто Клоун?»

«Тот нефтяник!»

Как только раздались эти слова, все члены команды хихикнули.

«Пфф!»

«Он!»

«Почему он выбрал такое имя?»

«Теперь мне стало еще интереснее!»

«Мне тоже! Я наконец увижу его!»

«Наблюдайте. Может быть, у нас получится угадать, кто это! Нужно выяснить, что это за профессионал!»

За последние несколько дней «Я предложу своей родине нефть» разлетелось по всей станции. Члены производственной команды смеялись так, что у них болели животы. Даже несколько глав станции не знали, смеяться им или плакать, когда узнали о ситуации.

Тем временем между некоторыми главами станции начался диалог.

Заместитель главы станции спросил: «Это та знаменитость, что заявляет, что он рабочий?»

Ху Фей рассмеялся и сказал: «Да, это он».

Другой руководитель станции сказал: «Он довольно хорошо пел, но песня…»

Дун Шаньшань сидела вместе с ними. Она улыбнулась и сказала: «Это было простое демо. Он просто шутил. Я уверена, что сегодня он споет хорошую песню».

Руководитель кивнул. «Да, с нетерпением жду».

Внезапно все посмотрели на дверь возле сцены.

Дверь открылась и взору всех людей предстала белая маска!

Он пришел!

Клоун пришел!

Некоторые люди прекратили моргать, так как пытались угадать, кто это. Кем он может быть? Его фигура была обычной, она совпадала с фигурой многих знаменитостей!

Когда Хань ЦИ увидела, что присутствовало так много руководителей, она начала нервничать. «Учитель Клоун готов».

Однако Клоун, кажется, был совершенно спокоен. Он изящно вышел на сцену и остановился там, смотря на людей в зале. Он слегка кивнул им, но ничего не сказал.

Главы станции, Ху Фей и Дун Шаньшань внимательно изучали его внешний вид.

Он уверенно вышел на сцену!

Он уверенно стоял на сцене!

Они все тут же подумали: «Это точно не новичок!»

Так как Дун Шаньшань была ведущей, она взяла на себя ответственность за этот сегмент. Она подняла микрофон к лицу и с улыбкой произнесла: «Здравствуйте, учитель. Вы единственный из всех участников, о ком у нас нет никакой информации. Вам не нужно называть свое имя, но не могли бы Вы рассказать о себе?»

Чжан Е был счастлив видеть, как его одногруппница так серьезно с ним общается, не узнавая его.

Чжан Е улыбнулся про себя. Он специально заговорил хриплым голосом. «Я Клоун».

Он был особенно внимателен, когда разговаривал с Дун Шаньшань. Они, в конце концов, уже давно знали друг друга. Если он случайно раскроет какой-то факт, то она может начать предполагать, кто он. Однако Чжан Е был уверен в своих актерских навыках, так как ранее он выигрывал книги навыков актерского мастерства.

Дун Шаньшань спросила: «Это всё?»

Ху Фей спросил: «Сколько Вам лет?»

Чжан Е даже не моргнул: «50».

Ху Фей почувствовал, как подкашиваются его ноги. «И Вы работник?»

Чжан Е сказал: «О, а как Вы узнали об этом?»

Дафей вытер пот со лба. «Учитель, не могли бы Вы пожалуйста прекратить играться с нами».

Чжан Е ответил: «Но я вправду работник».

Члены производственной команды одновременно закатили глаза.

Притворяется!

Продолжает притворяться!

Глава станции произнес с кривой улыбкой: «Раз он не хочет рассказывать, то давайте не будем заставлять».

Управляющий посмотрел на него и прокомментировал: «Он, должно быть, крупная шишка. Иначе, почему он так осторожен, что не называет даже своего возраста?»

Директор канала кивнул. «Да, наверное так».

Дун Шаньшань посмотрела на Чжан Е. «Тогда, начинаем?»

Группа была готова.

Клавишник Колеса Чуда спросил: «Учитель Клоун, какую песню Вы будете исполнять? Нам нужно настроиться».

Чжан Е посмотрел на него. «Оригинал».

«Оригинал?» Клавшник опешил, но кивнул и сказал: «хорошо».

Барабанщик сказал: «Пойте. Мы будем импровизировать».

Чжан Е сказал: «Вы уверены?»

Барабанщик сказал: «Конечно. Мы профессионалы».

Было уже два певца, которые попросили сыграть их песни. Будь то поддержание высоких нот или замедление песни, даже если песня отличалась от оригинала, Колеса Чуда всё равно справлялись. Они были одной из лучших групп, как они могли не справиться? Это просто импровизация. Что в этом сложного?

Гитарист сказал: «Начинаем, Учитель».

Зрителям в зале нравилось, что происходит на сцене.

Ху Фей навострил ушки.

Дун Шаньшань не моргала.

Хань Ци тоже смотрела на сцену, надеясь заметить хоть намек на настоящую личность Клоуна.

Рабочий?

Ты с самого начала притворяешься!

На этот раз я хочу посмотреть, как ты продолжишь это делать!

Песня о любви? Рок? Как только ты начнешь петь, что-то тебя точно выдаст. НА этот раз я точно узнаю, кто ты!

Многие люди думали так же, как и Хань ЦИ, так как все хотели угадать личность этого мужчины. Не может такого быть, что даже члены команды не будут знать, кто это, верно?

Однако, когда Клоун начал петь, все поняли, что они были слишком наивны! Они наконец поняли, какого профессионала встретили!

Чжан Е поднял микрофон и с энтузиазмом начал петь.

«У нас, у рабочих, есть сила и власть!

У нас, у рабочих, есть сила и власть!

Мы трудимся каждый день!

Строим все небоскребы!

Прокладываем дороги для добычи угля!

Реформируя мир, мы его меняем!»

Двое из глав станции опешили!

Члены производственной команды в зале были ошеломлены!

«Оборудование запущено, громко грохочут!

Поднимаем молоты, тук тук тук!

Изготавливаем плуга: отличная работа!

Куем оружие: посылаем на фронт!

Эй-хо! Эй-хо!

Красный свет танцует на твоем лице!

Пот стекает по нашим лицам!

Для чего? Ради революции!

Для чего? Ради революции!»

Челюсти членов группы Колеса Чуда отпали. Они в итоге даже не смогли ему подыграть. Они просто удивленно смотрели на певца в маске, чувствуя себя так словно по ним только что прошлось стадо слонов!

Импровизация?

Импровизируй мать свою!

Что это за песня! Как мы можем подыграть?

Но слушая голос Учителя Клоуна, они не могли не признать: пение чертовски хорошее! Этот голос просто чудесный!

Музыка прекратилась.

Ну, на самом деле никакой музыки не было.

Чжан Е всё это время пел, а капелла. Колеса Чуда. Которые только что хвастались своим профессионализмом, в итоге даже не смогли наиграть мелодию.

Чжан Е завершил выступление.

Все в зале криво улыбались.

Еще одна песня рабочего?

Вчера был нефтяник?

А сегодня? Дорожник? Шахтер?

Черт, дружище, можешь прекратить быть таким вдохновляющим?!

Можешь нормально петь! Как можно угадать, кто ты, если ты так себя ведешь?

Ху Фей прочистил горло, посмотрел на Клоуна и сказал: «Учитель, Вы отлично и профессионально поете. Мы признаем Ваше пение и силу голоса, но, эм, не могли бы Вы, пожалуйста, поменять песню? Можете спеть что-то, что ближе к Вашей настоящей работе? Вы профессиональный певец? Актер? Почему бы не спеть другую песню?»

Чжан Е кивнул. «Конечно».

Ху Фей сказал: «Спасибо».

Все вновь включили режим ожидания, так как думали, что он споет что-то нормальное.

Что-то связанное с моей работой?

Хорошо, тогда у меня нет выбора, кроме как раскрыть вам мою настоящую профессию!

Чжан Е громко пропел следующую песню. В тот момент, когда он выпалил первую строку, он заставил 50-60 человек, сидящих на студии чуть не упасть в обморок!

«Будучи 50-летним водителем, я улыбаюсь!»

«Я склонен к многословию, когда говорю о грузовиках!»

Пфф!

Дун Шаньшань закрыла лицо ладонями и начала смеяться!

Хань Ци была просто поражена.

Ху Фей уставился на Клоуна, не моргая.

На этот раз ты стал профессиональным водителем? И ты еще и 50-летний профессиональный водитель? И ты еще и улыбаешься?

Улыбнись своей бабке!

Однако Чжан Е был увлечен песней и обрисовывал оживленную картину!

«Думаю о том, как в 18 лет я учился вождению.

Возился с иностранным грузовиком и стал стрелянным воробьем.

Но потом я конечно познакомился с китайским грузовиком.

Молился луне и звездам, молился, чтобы у меня был этот грузовик! И он появился! Йо-хо-хо!

Наш рабочий класс заработал славу для нашей страны!»

Все оцепенели и в изумлении смотрели на него.

Но чем дальше Чжан Е пел, тем больше удовольствия он получал.

«Горд, я полон сил!

Хей-хей-хей!

Хей-ей!

Моооя странааа широка.

Я веду свой грузовик по моей стране.

В мгновение ока я пересек весь Китай.

Загрузил в грузовик все строй материалы.

День и ночь, без остановок.

Перевожу зерно, доставляю сталь,

Взбираюсь по горам, пересекаю реки,

Я привезу всё на свою землю, чтобы отстроить Китай! Йо-хо-хо! Хей!

Если у меня есть еще 50-60 лет, я никогда не остановлюсь!

Хей-хей-хей!

Хей-ей!

Хе-хе-хе-хе-хеё-о!»

Чжан Е пропел последнюю строчку на последнем дыхании: «Я никогда не остановлюсь!»

Он допел.

Песня закончилась.

В зале осталось мало тех, кто стоял на ногах, так как все согнулись пополам!

Останови грузовик!

Быстрее останови грузовик, бро!

Снимаем перед ним шляпу!

Они вправду восхищались им!

Почти никто не мог притворяться настолько глупым!

Нефтяник? Шахтер? Дорожник? И на этот раз водитель грузовика? Даже если ты проживешь еще 50-60 лет, ты не остановишься? Ты разве не доведешь себя до смерти?

Все вправду были поражены этим певцом, который выбрал имя Клоун!

«Я предложу нефть стране»?

«У нас, у работников, есть сила и власть»?

«Профессиональный водитель»?

Что это, блядь, за песни!

Неужели нужно было настолько далеко заходить, чтобы скрыть свою личность? Да кто ты такой?!