Том 3. Послесловие

Иногда, когда автор отправляет свои рукописи в мир, он говорит: «Такое ощущение, будто я отправляю своего ребенка». Это сравнение действительно справедливо. Поскольку, будь то рукопись или ребенок, не стоит забывать, что внутренний мир человека будет серьезно смешан в том, что он отправляет.

Кал и моча только что рожденного ребенка – это хаос рукописи, половое созревание ребенка – это кризис рукописи, а денежное содержание, которые вам присылают после ухода из дома – это плата за рукопись. Иногда авторы говорят о процессе написания рукописи как о «родах», но это неправильно. Проблема в том, чтобы правильно воспитать после того, как дал жизнь. Только боль терпения продолжается в этой процедуре воспитания…

Следовательно, поскольку послесловие – это письмо, которое отправляется ребенку, которого уже полностью выпровадили, то это слова, которые пишешь с сердечным великодушием, чтобы сказать: «Я невероятно доволен, что больше не обязан тебя воспитывать». Ах! Какой красивый может быть мир? Какое же это может быть благословение больше никогда снова не видеть своего ребенка!? Уезжай, уезжай навсегда… но, если возможно, пришли мне большое содержание. И не навещай меня лично. Все, что у меня есть сейчас, это благодарность за все то, что происходит в мире.

Как бы то ни было, больше всего в мире я благодарен cocorip, я не сомневаюсь, что вы, читатели, также чувствуете, что иллюстрации cocorip смогли достичь уровня Богов, даже не скажи я об этом. Цветные иллюстрации – это особенный праздник сюрпризов. Я никогда не видел иллюстрации лайт-новел с такой красивой тенью. И хотя в них есть строки «ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР» и «Все или ничего», иллюстрации так совершенны, что я чувствую сожаление, что эти строки покрывают рисунки. Я счастливый автор, когда пишу послесловие. Пожалуй, я легко могу написать 500 страниц похвалы иллюстратору! И хоть я могу написать все эти слова похвалы и заполнить 500 страниц, к сожалению, так как страниц недостаточно, у меня нет другого выбора кроме как их пропустить. cocorip, я тебе очень признателен.

Я сказал, что рукопись – как ребенок, который смешан с мыслями автора, но автор – это еще больший ребенок, который смешан с мыслями редактора. Например, как ребенка-алкоголика можно хотя бы бранить, а с ребенком с наркозависимостью невозможно иметь дело; среди всех этих детей, у ребенка, который стал зависим от алкоголя, наркотиков и азартных игр, и получил три короны славы, совершенно нет ответов. Мама… нет, Редактор… прости. Далекий от того, чтобы быстро отдать ее тебе, хотя я, конечно, обещал быстро отдать тебе рукопись в послесловии ко 2-му тому, я представил ее тебе на месяц позже обещанной даты. В мире рукописей время, известное как месяц, это то же самое, что и 10 лет в мире воспитания ребенка. Обращаясь к матери, которая ждала меня 10 лет, я могу только жаловаться как неблагодарный ребенок. Мама!.. Нет, Редактор!.. Я брошу пить, брошу наркотики, и брошу азартные игры… Прости. Прости. Пожалуйста, прости меня.

Редактор не только ждал, он давал ценные советы касательно развития персонажей. Редактор – это не редактор, который вторгается в историю с советами, а тот редактор, который ведет историю в лучшем направлении благодаря своим советам. Например, в одном из развитий персонажа в 3-м томе «Защиты подземелья» во время первой встречи Данталиана и Элизабет по поводу моих размышлений, какой разговор им подойдет, редактор посоветовал: «Было бы хорошо, если бы они ничего не говорили». Это был идеально подходящий совет. Если есть два архи-соперника, значит, они должны быть в состоянии узнать друг друга, не сказав ни слова и после единственного взгляда. Я благодарен редактору, который дал мне такой совет.

Последние, кого я должен благодарить, на самом деле вы, читатели.

Хоть не обозначил, то ли мои рукописи – это сыновья, то ли дочери, хоть я не решил касательно их пола (конечно, тут может быть третий или, возможно, четвертый пол), в любом случае люди, которые принимали и поддерживали жизнь моих новорожденных малышей, это вы, читатели. Если в рукописи есть рваные или неправильные части, то это все разруха и неверные действия, которые вышли из моего разума, пока я воспитывал рукопись, и все же я могу только ужаснуться от правды, что терпеть эти разломы и неверные действия придется вам, читателям. Так как вы все не являетесь членами семьи, я могу только надеяться, что вы, читатели, будете читать это радостно. Благодарю вас за то, что вы приняли моих 1-ю, 2-ю и 3-го дочерей и сына…. Благодарю ва?.. Черт, это сравнение неверно?.. Нет, я имею в виду… Ясно.

Благодарю вас, читатели, за то, что сделали гарем с моими детьми.

28.6.2016

В комнате с работающим электровентилятором

Йо Ионва