Том 4. Глава 4. Курьер, знающий Адрес Ада (часть 4)

Я прочистил горло.

– Я тоже полностью осознаю свой проступок. Власть Владыки Демонов проистекает из того, что он представляет всю расу демонов. Однако речь о войне, даруемая только Владыкам Демонов, была украдена человеком. Владыка Демонов, который более всего должен представлять расу демонов, передал право произносить речь существу, которое не может и совершенно не должно представлять всю расу демонов; человеку… Естественно, у них будут подозрения. Почему их должно представлять человеческое дитя? Разве Альянс Полумесяца утратил свою гордость? По правде сказать, разве не было, кроме человека, кого-то другого талантливого, кто мог бы представлять нас?..

Я пожал плечами.

– Даже если у простого народа нет сомнений, проблема остается. Есть довольно много Владык Демонов, которые недовольны нынешней системой в Альянсе Полумесяца, во главе которого стоит Равнинно-Горно-Нейтральная фракция. Эли люди первыми будут содействовать распространению сомнений. Они будут заявлять, что у нынешнего Альянса Полумесяца нет права выступать за расу демонов. Сама ваша власть дрогнет.

Недовольных элементов было много. Баал 1-го ранга, Агарес 2-го ранга… Владыки Демонов с наивысшим престижем участвуют в Альянсе Полумесяца. Наиболее вероятно, что именно они негласно недовольны.

– Они просто предвкушают день нашего провала. Владыки Демонов, которые начали эту войну – это мы; и Владыки демонов, которые возьмут на себя ответственность за потери в войне – тоже мы. Право же критиковать нас будет предоставлено Владыкам Демонов, которые от начала до конца не принимали участие в этом походе.

Барбатос и Пеймон обе попадали в категорию лидеров фракций. И хотя их соответствующие политические идеологии разнились, потому что одна была радикальной партией, а другая – либеральной, у обоих была одна общая основа – они обе находились на борту корабля, известного как Альянс Полумесяца.

Мы были группой, которая делила одну участь.

Было бы хлопотно, если бы я не объяснил им это поскорее.

– Ваше Превосходительство Барбатос. Ваше Превосходительство Пеймон. Мы должны стать одним целым и как можно скорее сформировать альянс. Если мы этого не сделаем, то единственное, что будет ждать нас, это крах.

– …

– …

После того как эти двое восстановили дыхание, они взглянули друг на друга.

– Но я жила до этого момента, только чтобы мучить эту суку.

– Какое совпадение. Цель жизни этой леди тоже затоптать тебя.

На этот раз потребовалось 30 минут.

Я лучезарно улыбался, пока двое тяжело дышащих людей стояло передо мной.

– Я понимаю, что вы двое живы, потому что еще не убили друг друга. Однако, как на счет этого? Разве убийство друг друга в приоритете даже когда у нас есть предатели, вонзающие вам нож в спину и продающие вас обеих, в то время как они нагло разгуливают по вашим военным лагерям?

– …Что? Предатели?

– На протяжении 400 лет походы Альянса Полумесяца были провальными. На протяжении 400 лет вы все силились одержать победу, но другие Владыки демонов в тылу, наверно, посвящали все свое время лишь тому, чтобы вы терпели неудачи. Конечно же, вы не верите, что в ваших фракциях нет ни единого предателя?

В силу этого невероятно трезвого замечания Барбатос и Пеймон замолчали. Наверно, им в голову пришло что-то особенное. В некоторой мере они знали о том, что могут быть предатели, но намеренно закрывали на это глаза. Пожалуй, так им было спокойнее.

Пеймон медленно открыла рот:

– … Данталион, если этот процесс начнется, его уже никогда не остановить. Весь континент демонов будет расколот на две части и начнется гражданская война. Неблагоразумно наживать себе врагов в тылу в ситуации, в которой Крестоносцы расположены перед нами.

– Скорее, наоборот, это блестящая возможность, – заявил я.

– Только вчера наши силы понесли поражение. Возможно, это был не сокрушительный разгром, но поражение есть поражение. «Естественно, что в этой ситуации, когда мы потерпели поражение от крестоносцев, они не будут пытаться уничтожать тех, кто, как и они сами, в тылу», с точки зрения предателей такая чистка – это просто нечто невообразимое.

– Поражение на поле боя, напротив, это первейшая возможность очистить…

– Да. Правильно.

Я кивнул. Пока Пеймон спокойно размышляла над моими словами, Барбатос сердито смотрела на меня.

– Погоди. Отложим в сторону предателей, что мы будем делать с теми ублюдками Крестоносцами? Наконец, чистка – это отрезание собственной плоти. Мы уже в том состоянии, когда нас толкают назад, так что мы зайдем в тупик, если станем еще слабее, чем сейчас.

– Отлично. На данный момент сторона, у которой больший кризис, – это крестоносцы.

Хотя обычно я использую неформальный язык, общаясь с Барбатос, как бы это ни выглядело, я был выдающимся джентльменом и изо всех сил пытался говорить формально лишь потому, что с нами была Пеймон. Однако подобно тому, как кто-то не замечает грязь у себя под ногтями, казалось, Барбатос не замечает моего внимательного отношения.

– Что?

– Вспомните битву, которая произошла вчера. Разве не странно? Независимо от того, сколько разрозненных групп могут смешиваться в их армии, в целом продвижение крестоносцев было весьма скверным. Они ринулись в тот же момент, как только Фарнезе выставила себя как приманку, будто они только и ждали этого момента.

– …

Глаза Барбатос сузились. Она немедленно поняла, что я пытался сказать. Это все ускорило. Как и ожидалось от Барбатос.

– …Хох. Это значит, что речь, которую произнесло человеческое дитя, дает большие результаты, чем я ожидала. Чтобы полностью контролировать колеблющихся солдат, необходимо было пробудить в них желание убить это дитя.

– Именно.

Уголки моих губ поднялись.

– Видимо, нынешняя ситуация среди Крестоносцев тяжелая. Даже если дезертиры как таковые и не появились, скорее всего, их боевой дух упал. С другой стороны, есть некая причина, почему только офицеры и солдаты Габсбургов, которыми руководит Принцесса Империи, остаются стойкими.

– Потому что речь Принцессы была превосходна.

Это так.

Вчерашняя битва закончилась победой Фарнезе и Элизабет. Победа Фарнезе показала расколотое нутро Альянса Полумесяца, в то время как победа Элизабет отразила никудышний боевой дух среди Крестоносцев. Нет ничего унизительнее, чем армия, где одержал победу единственный герой.

– Более того, большинство наций были почти уничтожены во вчерашнем сражении. Честь их спасения принадлежит исключительно Принцессе Империи… Над ними довлеет смута, от генералов до рядовых. За исключением Принцессы нет никого надежного. Я уверен, что такие веяния очень сильны среди их войск. Более того, ведущие представители правительств других наций никогда не простят распространение подобных настроений. Наконец, вскоре Крестоносцы…

– …

– …

Барбатос и Пеймон посмотрели на меня, взглянули друг на друга, а затем снова посмотрели на меня и сильно закивали головами. Слово, которое пришло в голову нам троим, по случайному совпадению было одно и то же.

Чистка.

Наш Альянс Полумесяца был не единственной группировкой, которая упиралась во внутренний конфликт. Даже Крестоносцы, будь-то другая причина, погрузятся в состояние гражданской войны, когда победившие люди будут избавляться от людей побежденных. Другими словами, с этого момента.

– Это гонка со временем. В зависимости от того, какая армия закончит свою чистку раньше всего, и в зависимости от того, кто сделает это быстрее и эффективнее, таков будет исход войны, – Тихо промолвила Пеймон.

Именно так, как она сказала. Это была гонка со временем.

Нам нужно как можно скорее закончить нашу чистку и составить план единой сконденсированной военной силы. Будет ли Принцесса первой? Будем ли мы первыми? Это определит судьбу континента. Я нащупал карманные часы, которые лежали у меня в кармане. Хотя момент времени был временем жизни каждого и временем войны, с этого мгновения и далее время было просто моментом, чтобы мы убивали свою расу. Тут не было места для сомнений.

– Определить предателей просто. Вы двое возвращайтесь в свои лагеря и критикуйте друг друга. Причина, почему мы проиграли во вчерашнем сражении, в том, что противоположные фракции среагировали на ситуацию глупо. В любом случае то, что вы двое злословите друг о друге, когда у вас только есть время, это ежедневное явление, так что никто ничего не заподозрит.

– …

– Сделав так, отпустите замечание «Ах как было бы хорошо, если бы был надежный союзник…» В тот момент несколько ребят тихо подойдут к вам и предложат сотрудничать с «Владыками Демонов, которых они знают лично». Эти люди – предатели.

Те, которые пытаются воспользоваться возможностью произвести военный переворот, когда три фракции спотыкаются.

Те, которые действуют как доносчики кого-то особенного и пытаются переманить Барбатос или Пеймон.

Они все – паразиты и заслуживают уничтожения.

В ту ночь.

Барбатос и Пеймон пришли под завесой темноты, чтобы увидеться со мной. Теперь их тронутые сомнением лица, когда они уходят на рассвете, хмурые. После долгого молчания Барбатос заговорила.

– …С моей стороны было трое. Как на счет тебя, шлюха?

– Четверо. Хотя это преимущественно молодежь низкого ранга… – вздохнула Пеймон.

– Все они – доносчики разных Владык Демонов. Сира Баала, 3-го ранга Вассаго, 4-го ранга Гамиджин и 6-го ранга Велефора…

– Ох… Черт! У меня почти те же самые. С моей стороны Вассаго, Гамиджин и Велефор. Чертовы ублюдки… С этими уродами, подобными летучим мышам, действительно нелегко разобраться.

Барбатос скрипнула зубами.

В этой войне участвуют около 30 Владык Демонов. Если 7 из них доносчики, это значит, что примерно ¼ армии – предатели. Для руководителей фракций это было соотношение, когда они могли лишь скрипеть зубами от досады. Соответственно, это также было число, в которое не входила Нейтральная фракция. Пеймон обеспокоено заговорила.

– Что мы будем делать с Марбасом? Он отбыл для грабежа с целью пополнения запасов продовольствия, так что некоторое время он не сможет вернуться.

– Учитывая характер этого старика, намного лучше, если он будет отсутствовать во время чистки. Как бы там ни было, он не любит проливать кровь без надобности, даже если кто-то выглядит столь пагубным. Как только он вернется, мы ему объясним, – сделала оскорбительное замечание Барбатос. – Хорошо. Чистка. После этого будет Принцесса Империи, а ты – последняя, шлюха. До того я буду с тобой сотрудничать.

– Именно это следует сказать этой леди, так как мы формируем альянс только пока все не уладится. Держи шею в чистоте, пока не наступит тот момент.

Барбатос показала средний палец, а Пеймон показала средний и указательный в форме «V». У этих двоих были довольно милые отношения.

С этой стороны клетки я смотрел на двух Владык Демонов с сердитыми лицами, которые, казалось, вот-вот разорвут друг друга. Видимо, время выходить из тюрьмы почти настало. Я провел в тюрьме мало времени, но жизнь здесь была прекрасна.

Я все еще был в этой тюрьме.