Глава 1748.

Когда воля защищать рушится, линия обороны естественным образом будет разрушаться снова и снова. Боевая обстановка в Восточной Божественной области на короткое время зашла в тупик, но с развертыванием проекции Вечного Неба на тысячи километров, «крепости» были прорваны на 90% всего за один день.

Как только все крепости будут прорваны и захвачены дьяволами, Северная Божественная область сможет прочно удерживать главные жизненные артерии Восточной Божественной области.

Царство Вечного Неба.

Чёрный как смоль ковчег летел в небе заслоняя солнце и медленно приземлился на разрушенные земли Вечного Неба.

— Старший брат Юнь Чэ!

Духовное сияние ковчега ещё не рассеялось, когда уже прозвучал неописуемый крик, следом появилась фигура молодой девушки, похожая на чёрную бабочку падающую в пустоту, устремляясь к Юнь Чэ и рассыпая сверкающие капли в воздухе.

— Смелая!

Божественный посланник Пылающей Луны увидев это немедленно ступил вперёд… но тут же был отправлен обратно Фэн Даоци и был отруган им, — слепец! Это же ковчег Небесной Души! Может ли спускающийся с него человек быть обычным?!

Юнь Чэ обернулся, в его глазах отражалось прекрасное и безупречное лицо Шуй Мэйинь полное слёз.

Она всем телом ударилась о Юнь Чэ, удерживая его некоторое время и плача «хны-хны», после первой сверкающей капли слезы, хлынул поток слёз и в одно мгновение по груди Юнь Чэ распространилась горячая волна.

— Хм! — Цянь Е Ин’эр положила руки на грудь и отвела взгляд.

У девушки перед ним, всё ещё были знакомые чёрные зрачки, чёрные волосы и чёрная как смоль длинная юбка, даже её улыбка и слёзы такие же, ясно походящие на Шуй Мэйинь.

Он превратился из спасшего мир божественного ребёнка в Повелителя Дьяволов, его сердце полно ненависти к трём Божественным областям, его руки только что были запятнаны кровью бесчисленных людей Восточной области… но она по-прежнему обнимает его очень крепко, не из-за тех изменений и действий за последние несколько дней, которые он совершил став дьяволом, породив страх, отчужденность и небольшие пороки.

Юнь Чэ протянул руку, нежно поглаживая длинные волосы девушки, похожие на глубокую тёмную ночь.

На ковчеге Небесной Души, несколько человеческих теней медленно опустились.

Многочисленные Пожиратели Луны и Божественные посланники Пылающей Луны одновременно преклонили колено. — Добро пожаловать, Императрица Дьяволов!

Фигура Чи Уяо медленно опустилась, она с улыбкой смотрела на обнимающихся Юнь Чэ и Шуй Мэйинь. Однако за ней следовали не Цзе Синь и Цзе Линь, а красивая женщина, одетая в водно-голубую пурпурную одежду, с зрачками, похожими на яркий лунный свет моря, а также мужчина средних лет в синем халате.

Шуй Инюэ, Шуй Цяньхэн.

Не тёмная аура Божественного мастера пятого уровня заставила всех практиков Пылающей Луны слегка нахмуриться, но эти люди были приведены Чи Уяо, поэтому, естественно, никто бы не действовал безрассудно.

Юнь Чэ посмотрел вверх, в его глазах не было тьмы или злого духа, но очень редкая мягкость.

Аура Шуй Цяньхэна была только Божественного Владыки средней стадии. Слух о том, что Шуй Цяньхэн был искалечен Ся Циньюэ, действительно не был ложью.

Шуй Инюэ взглянула на Юнь Чэ, со сложным взглядом приветствуя, — Стеклянный Свет Шуй Инюэ, отдает дань уважения Повелителю Дьяволов Северной области.

Шуй Цяньхэн также поднял обе руки приветствуя… однако Юнь Чэ протянул руку, чтобы остановить его, и сказал, — старший Шуй, я навлёк на вас беду.

После одной короткой фразы Шуй Инюэ и Шуй Цяньхэн одновременно подняли головы, и их взгляды резко изменились.

Перед лицом всей Восточной Божественной области, насколько безжалостен и жесток был Юнь Чэ устроивший кровавую бойню в Вечном Небе, любой, кто видел его после этого, не сомневался, что он уже превратился в настоящего Дьявола из-за обиды и ненависти.

Но эта фраза с искренним чувством вины заставила их внезапно ясно осознать, что бездна тьмы не поглотила его изначальную человеческую природу.

Шуй Цяньхэн покачал головой, на его лице появилась радостная улыбка, — в этом не было навлечения беды. Моё Царство Стеклянного Света сделало лишь тот выбор, который меньше всего противоречил моей совести.

— Более того, я знал, что ты непременно вернёшься. Только лишь… — Улыбка стала несколько сложнее, — я не думал, что это будет так быстро, так потрясающе. Я думал, что по меньшей мере это будет через тысячу лет.

На груди Юнь Чэ Шуй Мэйинь наконец подняла свою маленькую голову, она подняла свое молочно-белое лицо, в растерянности вблизи смотря на Юнь Чэ… совершенно не заботясь о том, где они находятся, сколько людей присутствует, она просто любяще смотрела, как будто хотела наверстать упущенные за все эти годы волнения и тревоги.

Шуй Мэйинь все так же сверхъестественно прекрасна, поэтому люди не смеют прикасаться к её глазам… Многочисленные практики Пылающей Луны посмотрели на Чи Уяо, снова украдкой взглянули на Цянь Е Ин’эр и сознательно опустили глаза.

— Старший брат Юнь Чэ, с тобой действительно всё хорошо… — Она мягко сказала. — Все эти годы я волновалась каждый день… я думала, что очень долго не смогу увидеть тебя… как здорово…

Цянь Е Ин’эр не могла больше слушать это и резко сказала, — четыре Е!ефритовых камня образов Иллюзорного Стеклянного Сердца твои?

— За исключением моего Царства Стеклянного Света, в этом мире больше нет Нефритовых камней образов Иллюзорного Стеклянного Сердца. — Голос Шуй Инюэ был чистым и холодным.

Цянь Е Ин’эр: «……»

Юнь Чэ протянул руку и осторожно вытер слёзы с лица Шуй Мэйинь, посмотрев ей прямо в глаза он спросил, — Мэйинь, эти четыре проекции, действительно выгравированы тобой?

Хотя все указывает на Шуй Мэйинь, он все ещё хотел услышать её ответ. Так как из-за этих Нефритовых камней образов Иллюзорного Стеклянного Сердца… независимо от их роли, скрытых добрых намерений стоящих за ними, всё слишком, слишком велико.

— Ага! — Шуй Мэйинь энергично кивнула, её брови изогнулись, а в чёрных глазах вспыхнуло звёздное сияние, — хотя Нефритовый камень образов Иллюзорного Стеклянного Сердца не имеет никакой ауры, однако я все ещё очень нервничала, к счастью от начала и до конца никто меня не обнаружил.

Её ответ заставил всех присутствовавших тёмных практиков, испытать сильное потрясение в своих сердцах, и их взгляд в сторону Шуй Мэйинь мгновенно стал совершенно другим.

— ……— Глаза Юнь Чэ были какое-то время сложными, и он немного рассеянно спросил.

— Почему ты решила использовать Нефритовый камень образов Иллюзорного Стеклянного Сердца для запечатления всех этих сцен?

— На самом деле, моя первая гравировка была только для того, чтобы бесшумно записать изображение границы Изначального Хаоса, потому что все говорили, что алая трещина вполне вероятно связана с судьбой Царства Богов. Однако была случайно записана сцена возвращения старшей Императора-Дьяволов.

— И после того как старший брат Юнь Чэ успешно изменил решение старшей Императора-Дьяволов, став спасшим мир божественным ребёнком, которого все Короли Царств и Божественные Императоры хвалили и благодарили. Но каждый раз, видя старшего брата Юнь Чэ, моя душа всегда испытывала необъяснимую тревогу. Поэтому я продолжала использовать Нефритовый камень образов Иллюзорного Стеклянного Сердца, бесшумно записывая всё…

— И похоже, я действительно поступила верно.

Причина, упомянутая Шуй Мэйинь, это не столько хитроумный план, а скорее смутное чувство беспокойства и сильное желание защитить Юнь Чэ.

Теплота распространилась в сердце Юнь Чэ. Хотя он уже находился в бездонной тьме, но, по крайней мере, в этом мире всегда был тёплый яркий свет, прочно связанный с ним.

— Спасибо……

Слово благодарности, которое он уже очень давно не произносил, однако как только одно слово вылетело из его уст маленькая теплая нефритовая рука прикрыла его губы, она покачала головой с глазами полными слёз. — Старший брат Юнь Чэ мой жених, я только защищала своего будущего мужа, тебе совсем не нужно меня благодарить.

Юнь Чэ улыбнулся и протянул руку коснувшись её щеки, — хорошо, не благодарю.

— Все эти годы ты была заперта в Царстве Лунного Бога? — Спросил Юнь Чэ.

— Угу. — Шуй Мэйинь кивнул, — Ся… Циньюэ закрыла меня на самом нижнем уровне лунной тюрьмы. Но на самом деле она вообще не могла меня удерживать, причина, по которой я всё время там находилась, ради защиты папы и Царства Стеклянного Света.

— А? — Юнь Чэ нахмурился.

Шуй Мэйинь продолжила говорить, — узнав о некоторых странных шагах, сделанных Северной Божественной областью, я предположила, что, возможно, старший брат Юнь Чэ намерен вернуться, поэтому я тайно покинула Царство Лунного Бога. В конечном итоге, я можно считать вовремя передала эти изображения старшему брату Юнь Чэ.

— Ся Циньюэ не могла тебя удержать? Почему? — Спросил Юнь Чэ.

— Секрет, я расскажу тебе позже, ах… и с очень большим и приятным сюрпризом. Хи! — Она сузила глаза и улыбнулась, с грацией волнующей сердце.

Юнь Чэ не стал расспрашивать, легко улыбнувшись. — Хорошо. Кроме того, не волнуйся, Ся Циньюэ, которая причинила боль твоему отцу и заключила тебя в тюрьму, мертва, а Царство Лунного Бога исчезло, вам больше не нужно бояться притеснений Царства Лунного Бога.

«……» Любящий звёздный свет в зрачках внезапно перестал ярко светиться, между губ слегка послышался очень лёгкий голос, — умер.. ла?

— Да. — Юнь Чэ сказал, — умерла в Бездне Пустоты. К сожалению, я не смог убить её лично, она сохранила последнюю крупицу силы и прыгнула прямо в Бездну Пустоты… А? Что с тобой?

На лице Шуй Мэйинь внезапно появились следы слёз.

Шуй Мэйинь поспешно подняла руку, чтобы стереть влажные следы на своем лице, и когда она снова открыла глаза, она снова улыбалась, — отлично, она наконец умерла… тогда она сделала это со старшим братом Юнь Чэ, сделала с папой… она самая худшая в мире… самый худший человек…

— Она, наконец… наконец…

Внезапно Шуй Мэйинь яростно двинулась вперёд, её маленькая головка снова глубоко уткнулась в грудь Юнь Чэ, плечи снова яростно задрожали, и она продолжала отчаянно рыдать, не в силах подавить этот звук.

Юнь Чэ протянул руку, чтобы поддержать её за плечо, и почувствовал, как горячее и влажное чувство быстро распространяется по его груди, и слегка насмешливо сказал. — Почему ты снова плачешь?

Ему даже захотелось подразнить её, — больше 3000 лет… и все ещё как ребёнок.

Шуй Мэйинь энергично покачала головой у него на груди и испустила прерывистый всхлипывающий звук, — я… я только… очень рада… старший брат Юнь Чэ наконец вернулся… Ся Циньюэ… также мертва, наконец, умерла… я действительно счастлива… так счастлива… уууу…

С другой стороны, Чи Уяо молча наблюдала со спины за Шуй Мэйинь, нахмурившись в лёгком сомнении.

Через некоторое время Шуй Мэйинь наконец успокоилась, она освободилась от рук Юнь Чэ, затем внезапно посмотрела вокруг с предупреждающим видом, а после продемонстрировала зловещий взгляд, — старший брат Юнь Чэ мой жених, как бы я ни была взволнована, как бы сильно я ни плакала, вы… не смейте надо мной смеяться!

— Нет, не посмеем. — Фэн Даоци опустив голову поспешно сказал.

— Хахахаха! — Шуй Цяньхэн однако непринуждённо рассмеялся.

Цянь Е Ин’эр: (’V- ~)?~~

— Мэйинь, почему Поражающий Небеса Император-Дьяволов встречалась с тобой наедине? — Спросил Юнь Чэ.

Он как и Цянь Е Ин’эр, был так же глубоко озадачен существованием четвёртой проекции. По крайней мере, Поражающий Небеса Император-Дьяволов никогда не упоминала ему, что она встречалась с Шуй Мэйинь наедине.

— Старшая Император-Дьяволов всегда знала о том что я бесшумно записывала изображение. — Ответила Шуй Мэйинь, но её слова никого не удивили.

Нефритовый камень образов Иллюзорного Стеклянного Сердца, как высшего класса духовный камень образов, может обмануть божественное сознание Божественных мастеров и Божественных Императоров, но невозможно обмануть существование подобное Поражающему Небеса Императору-Дьяволов.

— После того как она решила уйти, её самой большой тревогой была возможность того, что старшего брата Юнь Чэ могут предать. Поэтому она нашла меня, поручив мне очень важную вещь, к тому же которую может контролировать только божественная Безупречная Душа, и хотела, чтобы я, когда в будущем возникнет плохой исход, помогла старшему брату Юнь Чэ.

— Что это за вещь? — Юнь Чэ спросил… которая может контролировать только божественная Безупречная душа?

Шуй Мэйинь тем не менее покачала головой, и на её лице появилась очень загадочная улыбка, — сейчас, я все ещё не могу сказать, ах.

— Старший брат Юнь Чэ, — она не ждала когда Юнь Чэ начнёт её расспрашивать, она подняла глаза посмотрев прямо в глаза Юнь Чэ, яркий свет в её глазах стал чрезвычайно глубоким, — я больше никогда не хочу, чтобы что-то подобное произошло вновь. Поэтому стань правителем Изначального Хаоса, правителем, который будет устанавливать правила и законы в мире, хорошо?

— С наследством Злого Бога и старшего Императора-Дьяволов, ты, безусловно, можешь этого достичь, и только ты действительно обладаешь такой квалификацией.

— В этот день, я обязательно расскажу все секреты старшему брату Юнь Чэ… хорошо?