Глава 1749.

«……» Слова Шуи Мэйинь попав в уши Юнь Чэ, дали слабое ощущение знакомого.

Когда-то в прошлом, кажется, один человек говорил что-то похожее.

Он слабо улыбнулся, с некоторой мягкой холодностью. — Стать правителем, создающим правила… цель моего возвращения не только ради мести.

Глядя на тёмный свет в глазах Юнь Чэ, Шуй Мэйинь вновь кивнула, её глаза были по-прежнему полны слёз, однако её улыбка была очень прекрасной.

Юнь Чэ не только был цел и в безопасности, не только стал сильнее, чем ожидалось, не только командовал всей Северной Божественной областью… даже его душевное состояние, было намного лучше, чем она ожидала.

В эти годы самое тревожное для неё было то, что Юнь Чэ полностью упал во тьму и исчерпал свою человечность в ненависти. Весь путь следуя мести и готовый ради неё умереть…

Но ни одного из этого… то, что Чи Уяо говорила ей перед этим, это действительно не было утешением.

Его душа и воля, также уже сильны, очень сильны.

— В конце концов, в чём же этот секрет? Почему ты не можешь сказать? — Холодный голос Цянь Е Ин’эр жалил, — неужели молодым женщинам нравится держать мужчин, используя такие дешёвые методы?

— Закрой рот. — Юнь Чэ слегка упрекнул её.

Когда его преследовали все, только Царство Стеклянного Света и Шуй Мэйинь невзирая на огромный риск, укрыли и защищали его.

Когда он вернулся в Восточную Божественную область и обрушил тёмное бедствие. Как человек Восточной Божественной области, Шуй Мэйинь должна встречать его с острым клинком, и она должна быть… однако в самое подходящее время она вытащила заранее приготовленную вещь для него, открывая его настоящее имя во всём Царстве Богов и Нефритовыми камнями образов Иллюзорного Стеклянного Сердца обрушила веру бесчисленных практиков.

По отношению к Шуй Мэйинь он никогда не давал ни малейшей преданности, не терпел расходов, включая эмоциональную обратную связь, даже помолвка, Му Сюаньинь насильно организовала её ради него.

Однако он получал её безоговорочную преданность и душу… неважно, три тысячи лет, был ли он Дьяволом, был ли он миролюбивым или жестоким.

В глазах окружающих это может быть слишком глупо и даже неразумно.

Однако это такая большая удача, иметь в своей жизни такого человека.

Это как звезда… которая принадлежит только тебе, без причины, но готовая сиять для него вечно.

Пережив полную темноту и отчаяние, он дорожил девушкой перед собой, которая наполняла каждый уголок его души.

— Хм! — Цянь Е Ин’эр отвернулась, не глядя больше на них обоих.

Глаза Шуй Мэйинь, как звёзды, на мгновение вспыхнули. Всего за несколько коротких лет Цянь Е Ин’эр также, очевидно, очень сильно изменилась по сравнению с прошлой Богиней Брахмы… в очень многих аспектах.

— Старший брат Юнь Чэ, я действительно не специально скрываю от тебя, но… есть очень важная причина. — Она всё ещё очень поверхностно объяснила, а после улыбнулась и сказала, — тем не менее, старшая Поражающая Небеса Император-Дьяволов права, старший брат Юнь Чэ действительно очень хорош. Прежде чем уйти, она тихо сделала много вещей для старшего брата Юнь Чэ.

— Ага. — Юнь Чэ кивнул… Может ли это быть? Обе дочери находились в его руках.

Злой Бог или Поражающий Небеса Император-Дьяволов. Эта пара муж и жена, несомненно, величайший Бог и величайший Дьявол.

К сожалению, мир не достоин.

Никто не пытался расспрашивать Шуй Мэйинь, Юнь Чэ отвёл глаза и спросил у Чи Уяо,

— почему вы вместе?

— А почему бы и нет? — Чи Уяо с улыбкой задала встречный вопрос. — Я и маленькая Мэйинь, мы также старые знакомые.

— Старые знакомые? — Юнь Чэ слегка нахмурился… Потом вдруг подумал, когда Шуй Мэйинь впервые пришла в Царство Снежной Песни, как только она увидела Му Сюаньинь, то смотрела на неё со странным выражением лица.

— Тогда она сразу заметила моё существование. — Медленно сказала Чи Уяо. — К счастью, она этого не сказала. После этого ты и маленькая Мэйинь заключили помолвку, что также было моим решением.

Она очаровательно наклонила глаза, — как может такая красивая и пугающая девушка быть доступнее других?

—! @#¥ % … — Пожиратели Луны, стоявшие рядом, уголки их глаз задергались, а кожа на голове онемела. Ни уйти, и не убежать.

В кругу Повелителя Дьяволов и Императрицы Дьяволов… слишком странно.

Чи Уяо слегка улыбнулась, но в её сердце тихо обосновалось глубокое сомнение.

Божественная Безупречная Душа может чувствовать её нирвану дьявольской души.

И её дьявольская душа нирваны может также в какой-то степени чувствовать божественную Безупречную Душу Шуй Мэйинь.

Когда Шуй Мэйинь рассказывала всё Юнь Чэ, её душа колебалась… действительно очень странно.

Она даже не могла себе представить, насколько сложным было умственное состояние, чтобы иметь такие колебания души.

Что же она скрывает в конце концов?

Почему должна скрывать это?

— Кхе, — Шуй Цяньхэн слегка кашлянул, и после долгих эмоций, он наконец сказал, — Повелитель Дьяволов, мы здесь на самом деле, чтобы попросить об одном одолжении.

Юнь Чэ перевёл взгляд, и сказал спокойным голосом, — милость старшего Шуй никогда не будет забыта. У старшего Шуй есть какие-то потребности, говорите, за исключением… просьбы о снисхождении!

Выражение лица Шуй Цяньхэна слегка стало трудным.

Шуй Инюэ вышла вперёд и без высокомерия и заискивания сказала. — Наше Царство Стеклянного Света прибыло не ради того, чтобы просить снисхождения. Но… надеемся, что Повелитель Дьяволов может дать шанс Восточной Божественной области.

— Дать шанс Восточной Божественной области? — Юнь Чэ скривил губы и холодно улыбнулся. Первоначальный мягкий голос вдруг стал ледяным и пронизывающим, — Кто дал мне шанс!

Он повернулся и больше не смотрел прямо на Шуй Инюэ, сказав, — вне зависимости от того как изменится Восточная Божественная область, это не должно касаться Царства Стеклянного Света! Вашу доброту я также отплачу в несколько раз больше. Однако, под этим предлогом не просите о Восточной Божественной области…

— Хех! — Он тихо и холодно сказал. — Ваша доброта не настолько велика, чтобы заставить меня забыть моих покойных родителей, жён и дочь!

Его холодные слова не оставили шансов.

Не дожидаясь ответа Шуй Цяньхэна и Шуй Инюэ, он слегка посмотрел в сторону и равнодушно сказал, — уважаемые гости Царства Покрывающего Небо, неужели здесь также для того, чтобы просить снисхождения!

Когда его голос упал, после короткого молчания, две фигуры на ковчеге Небесной Души опустились плечом к плечу.

Он величественный король Царства Покрывающего Небо Лу Чжоу и молодой мастер Покрывающего Неба ЛуЛэнчуань.

В этой катастрофе Восточной Божественной области Царство Покрывающего Неба не пострадало.

Вовсе не потому что они, Царство Священного Света и Царство Стеклянного Света самые могущественные три звёздных Царства Восточной Божественной области, но Юнь Чэ ясно помнил, что тогда на краю Изначального Хаоса Лу Чжоу находился под огромным давлением, и замолвил слово за него.

Несмотря на лёгкое пренебрежение… и в то же время всё ещё пребывая в сильном гневе, он всё ещё абсолютно ясно слушал.

— Царство Покрывающего Неба Лу Чжоу, отдает дань уважения Повелителю Дьяволов Северной области.

Лу Чжоу наклонился, и Лу Лэнчуань рядом с ним также почтительно поклонился.

Юнь Чэ повернулся принимая акт вежливости отца и сына, — Король Царства Лу в то время говорил за меня, я этого не забуду, и у меня была дружба со старшим братом Лу. Таким образом я очень рад приветствовать гостей. Но если вы просите о снисхождении… не вините этого Повелителя Дьяволов за грубость!

Лу Чжоу поднял голову и выглядел потрясённым.

В то время, под почти треснувшей грудью, он своевольно говорил, и Юнь Чэ действительно это помнил.

Видно, что в глубине души он придавал большое значение дружбе.

Свет в глазах Лу Лэнчуаня стал сложным.

В тот год он и Юнь Чэ провели грандиозную битву на сцене Божественной печати. В конце концов, значительно превосходя, искренним восхищением он признал поражение, и отдал победу Юнь Чэ.

Он провёл 3000 лет в Вечном Небе, достигнув уровня Божественного мастера, а Юнь Чэ не вошёл в Божественное Царство Вечного Неба, но уже стал правителем Северной области, Повелителем Дьяволом пугающим десять тысяч Царств. Вспоминая сейчас тот момент, битва с Юнь Чэ была на самом деле моментом высочайшего света в его жизни.

— Нет, Повелитель Дьяволов неправильно понял, — сказал Лу Чжоу. — мы здесь по приглашению от Короля Царства Стеклянного Света, пришли, чтобы перейти на сторону Повелителя Дьяволов.

— А? — Юнь Чэ прищурился, глядя прямо в глаза Лу Чжоу, однако обнаружил, что его глаза были чисты и искренни.

— Хе, — Юнь Чэ тихо улыбнулся и сказал, — я правильно расслышал? Как одно из трёх самых могущественных звёздных Царств Восточной Божественной области, когда Восточная Божественная область столкнулась с дьявольским бедствием, вы, Царство Покрывающего Неба, неожиданно хотите перейти на сторону Повелителя Дьяволов?

— Неужели ты забыл кровь, пролитую в Восточной Божественной области, а также тёмную внутреннюю силу в наших телах, которую «не терпит мир»?!

Глаза Лу Чжоу по-прежнему оставались спокойными. Его глаза встретились с Юнь Чэ, он сказал, — кровь Восточной Божественной области не только очистила землю, но также веру и душу.

— Терпимость тёмной внутренней силы определяется миром, не так называемым Небесным Путем, а создателем законов! — Его глаза блестели, — если Повелитель Дьяволов станет новым правителем Царства Богов, станет новым создателем законов, то всего лишь одной фразой Повелителя Дьяволов тёмная внутренняя сила больше не будет грехом, а наоборот, станет высочайшей славой!

Юнь Чэ: «……»

— И моё Царство Покрывающего Неба выбрало будущего правителя Царства Богов… — Глаза Лу Чжоу стали более сосредоточенными. Его ранее уже убедили, он уже принял решение, поэтому он не будет колебаться и сожалеть, — это Повелитель Дьяволов Юнь Чэ.

Юнь Чэ слегка нахмурился, глядя прямо на Лу Чжоу, — ты не боишься что… Этот Повелитель Дьяволов потащит за собой Царство Покрывающего Неба в вечную бездну?!

— В жизни человек должен стоять лицом к лицу и делать выбор. Если сделал выбор, то никогда не жалей об этом. — Лу Чжоу сказал. — Более того, этот вопрос, не просто выбор для Царства Покрывающего Небо, но также… воздаяние и искупление.

Юнь Чэ повернулся и посмотрел на Шуй Цяньхэна и Шуй Инюэ, — это также верно и для Царства Стеклянного Света?

— Да. — Шуй Инюэ ответила. — Эта проекция Вечного Неба не только открыла истину того времени, но и одновременно пошатнула восприятие тьмы в мире, впервые в истории Восточной Божественной области. Я думаю, что мир не будет слишком удивлён нашим выбором. В то же время, будет много звёздных Царств, и у многих Королей Царств будут зарождаться мысли, подобные нашим.

— Хахахаха! — Юнь Чэ тем не менее рассмеялся, — это достойно Короля Стеклянного Света и Короля Покрывающего Небо, я должен признать, что ваш способ «просить» действительно блестящ. Какая жалость, какая жалость… Человек, которого я хочу убить, даже если он встанет передо мной на колени и будет биться головой разбив её вдребезги, всё равно должен умереть!

Шуй Инюэ и Люй Чжоу, одновременно задержали дыхание.

— Старший брат Юнь Чэ… — Тихо прошептала Шуй Мэйинь.

Юнь Чэ внезапно поднял глаза и сказал Чи Уяо, — ты использовала ковчег Небесной Души приведя их. Может быть, ты одобряешь их просьбу?

— Конечно. — Чи Уяо ответила без колебаний смотря в глаза Юнь Чэ, а её губы как будто усмехнулись.

— ……. — Юнь Чэ молча смотрел на неё. Он знал, что Чи Уяо определённо даст ему достаточно удовлетворительный ответ… В частности, она лучше всего знала его ненависть к Восточной Божественной области.

— Законам и решениям правителя, люди внизу должны повиноваться, быть управляемыми или даже уничтоженными, у них действительно нет выбора. Поэтому…

— В глазах Чи Уяо мерцало чёрное сияние, и слова её были полны жестокости. — Королевские Царства, которые участвовали в том году, должны быть уничтожены, вплоть до кровавой бойни.

— Но тем кто под Королевскими Царствами, действительно можно дать шанс снова сделать выбор. — Чи Уяо слегка улыбнулась, — впереди всё ещё Южная Божественная область и Западная Божественная область, нам нужно много трупов, чтобы проложить дорогу и прихвостней, не так ли?

Несомненно, это помощь им. Очевидно, что она давала шанс Восточной Божественной области. Однако, слова Чи Уяо заставили Шуй Цяньхэна и его дочь, а также Лу Чжоу и сына почувствовать холод во всём теле.

Свет в глазах Юнь Чэ слегка дрогнул, а затем он внезапно замолчал.

В тишине его память вернулась к тому времени, когда он был в Царстве Иллюзорного Демона…

В то время, когда малая Императрица-Демонов обрела божественную силу Золотого Ворона и вернула себе власть в Иллюзорном Демоне, она устроила расправу семье герцога Хуэя в девяти поколениях, однако… во время ста лет нестабильности в Царстве Иллюзорного Демона, королевская семья, кланы Защитников которые поддерживали герцога Хуэя составляли целых 60%.

Предательство, ужасное преступление, все их семьи должны быть уничтожены.

Но если это действительно будет так, то Царство Иллюзорного Демона будет серьёзно подорвано и впадёт в длительный хаос, неизвестно сколько лет потребуется, чтобы восстановиться. Многие высшего класса наследия, могут даже исчезнуть из истории Царства Иллюзорного Демона навсегда.

И если простить их, она в будущем будет сожалеть о мёртвом Императоре-Демонов и маленьком Императоре-Демонов, и ещё больше сожалеть о своей жертве, верных кланах Защитников и Королевской семье Иллюзорного Демона.

И её окончательный выбор… Юнь Чэ был свидетелем всего этого путешествия.

— Да, это так. — После долгого молчания Юнь Чэ медленно говорил, как будто разговаривая сам с собой, как будто зачитывая свой окончательный вердикт. — Я действительно должен дать Восточной Божественной области шанс сделать выбор снова.

Каждый раз, когда он произносил слово, его уголки рта растягивались, и в конце речи улыбка на его лице являла собой не милость прощения миру, а своего рода… заставляла сердце жутко трепетать.