Глава 1769. Снег и лед как в воспоминаниях

Святилище Ледяного Феникса.

Это были все те же вечно кружащиеся снежинки из воспоминаний.

Ступая по гладкому слою снега, он медленно подошел к двери Святилища, и его взгляд тут же изменился. Пруд, ледяная кровать, ледяные скульптуры… всё было в точности таким, как в воспоминаниях.

После того как Му Бинюнь стала мастером секты, Святилище Ледяного Феникса стало ее личной территорией. Но за последние несколько лет она здесь ничего не изменила. Даже те простые вещи, что нравились Му Сюаньинь остались нетронутыми и стояли на прежних местах.

В углу, на ледяной лампе отчетливо виднелась идущая наискось трещина, которая осталась после того, как Му Сюаньинь (Чи Ву) принудила его с помощью крови рогатого дракона, и бросила в неистовстве к Му Фэйсюэ, оставив в этом месте… она так и не была восстановлена.

Увидев Юнь Чэ стоящего с растерянными глазами, Му Бинюнь мягко сказала, — входи.

Юнь Чэ не сделал шага, и был несколько рассеян, — если бы мастер увидела меня сейчас… испытывала бы она отвращение?

Му Бинюнь была поражена и замерла. Вернувшись, этот темный Повелитель дьяволов отдавший приказ убить бесчисленное множество звездных царств и существ, на самом деле не осмеливался войти в Священный зал, который хранил бесчисленные воспоминания о нем и Му Сюаньинь.

— Нет. — Му Бинюнь сказала. — Потому что она все еще твой уважаемый мастер.

— В тот год, ты возможно не мог понять. Теперь… ты все еще не понимаешь, почему она настаивала на том чтобы исключить тебя из секты?

— Как я могу все еще не понимать? — Юнь Чэ мягко сказал, а затем печально улыбнулся над самим собой, — сколько людей погибло из-за моей наивности, я бы предпочел, чтобы она ненавидела и презирала меня.

Он медленно сложил руки и посмотрел на Му Бинюнь, — мастер Дворца Бинюнь, ты все еще ненавидишь меня?

Му Бинюнь повернула глаза, а затем слегка шагнула вперед, встав перед Юнь Чэ и подняла свою белоснежную руку. На удивленных глазах Юнь Чэ ледяные нефритовые пальцы мягко погладили его щеку.

— В то время, когда тебе было больнее всего, я, однако ударила тебя. — Ее голос был мягким, словно туман или сон. А ледяной взгляд нес раскаяние, которое было похоронено в сердце на протяжении многих лет. — Сейчас все еще больно?

— .… — Мягкое прикосновение к лицу было подобно мягкому нефриту, касаясь его сердца и души. Глаза Юнь Чэ слегка застыли, а уголки губ слабо шевелились, — никогда не болело.

В то время на Небесном озере, когда они расставались он почувствовал, что холод и мягкость Му Бинюнь превратились в боль и мрак. Однако встретившись сегодня вновь, ее мрачность, кажется, исчезла без следа, вернув Му Бинюнь, которая была той самой «Бинюнь», холодной снаружи и мягкой внутри.

В это время, позади ледяного зеркала в Священном зале, вышла очень красивая женская фигура с ледяной аурой как у лотоса.

Му Фэйсюэ.

Она увидела Юнь Чэ и увидела, как белоснежная рука гладила его щеку, маленькая головка слегка опустилась, и она мягко сказала, — Мастер секты, старший брат Юнь.

Нефритовая рука слегка изогнулась, и ладонь Му Бинюнь бессознательно отодвинулась. И прежде, чем она успела что-то сказать, Му Фэйсюэ почтительно поклонилась и бесшумно ушла.

— За последние годы Му Фэйсюэ так сильно выросла. — Юнь Чэ повернулся в сторону уходящей Му Фэйсюэ. Она все еще находилась в его восприятии, ее шаги были медленными, и она вышла, будучи окруженной успокаивающим ветром и снегом.

Му Бинюнь сказала с улыбкой, — я беспокоилась, что она будет отягощена отвлекающими мыслями в своем сердце, однако результат был прямо противоположным. Кажется, что одно и то же состояние ума в телах разных людей иногда оказывает совершенно разное воздействие. Фэйсюэ очень удивительный ребенок, и она определенно способна взять на себя будущее секты Божественного Ледяного Феникса.

Юнь Чэ поднял руку и достал три пурпурных хрустальных кольца, — это ресурсы, взятые из Царства Вечного Неба, они должны позволить секте Божественного Ледяного Феникса подняться в развитии за короткое время.

Сокровища Королевского Царства и ресурсы уровня Королевского Царства являются невообразимым огромным богатством для звездного царства среднего ранга. С этими ресурсами нет никаких сомнений, что за короткий промежуток времени возможно вырастить потомков, которые будут намного превосходить пределы нынешних границ.

Му Бинюнь протянула руку и слегка окинула их божественным чувством, а затем сказала. — Хорошо, я постараюсь извлечь из них максимум пользы. Этих ресурсов достаточно, чтобы секта переродилась в течение одного поколения.

Му Бинюнь приняла их без какого-либо намерения отказываться, однако заставив Юнь Чэ на мгновение поразиться.

Му Бинюнь повернулась и вошла в дворцовые покои. Когда она вышла, то держала в руках несколько сложенных снежных одежд Ледяного Феникса, на которых была выгравирована надпись Ледяного Феникса, которая была только у прямого ученика.

— Это твоя одежда Ледяного Феникса, ее сшила старшая сестра. — Му Бинюнь сказала. — Хотя ты больше не ученик Ледяного Феникса и не будешь использовать ее в будущем, но в конце концов, эти вещи принадлежат тебе, останься они в этом месте, это бы только обесценило ее ожидания… и теплые чувства.

Юнь Чэ опустил глаза и медленно взял ее. Его пальцы слегка коснулись ледяного божественного узора, только спустя долгое время он поднял глаза и сказал, — мастер Дворца Бинюнь, на этот раз я пришел навестить ее, и я надеюсь, что вы сможете уйти вместе со мной.

Му Бинюнь была ранее взята в заложники Божественным Царством Монарха Брахмы, он никогда не допустит, чтобы это случилось во второй раз.

Без какого-либо удивления Му Бинюнь мягко покачала головой, и сказала голосом настолько мягким, словно вода, — Юнь Чэ, не забывай кем ты сейчас являешься. Твоя тоска и чувство вины искренны, для старшей сестры достаточно и одного такого человека.

— Что касается меня и Царства Снежной Песни, то это не должно обременять тебя. Даже если однажды Царство Снежной Песни встретит худший конец, возможность умереть вместе с Царством Снежной Песни, является для меня лучшим итогом.

Хотя ее голос был мягким, однако он также был чрезвычайно решительным и неотразимым.

— Кроме того, я не хочу, чтобы ты навещал ее сейчас. Теперь, когда в крови и дыхании твоего тела присутствует чересчур тяжелая аура убийств, это потревожит ее сон. Если когда-нибудь ты достигнешь своей цели, и тебе, наконец, не нужно будет больше тосковать и беспокоиться о ней, то приходи чтобы навестить ее.

Юнь Чэ: «……»

— Если ты действительно хочешь кого-то забрать… — Тон Му Бинюнь стал многозначительным, — тогда забери Фэйсюэ.

…………

Покинув Святилище Ледяного Феникса, Юнь Чэ встал высоко в небе, позволяя своему телу двигаться вместе с ветром и снегом. Он смотрел на бесконечный снежный край, его глаза были ледяными… не бессердечными и пронзительными, а спокойными и бесстрастными.

Это был самый спокойный момент в его сердце после возвращения в Восточную Божественную область. Кровь на его руках и жестокость в сердце, казалось, временно покрылись льдом и снегом.

Он действительно не пошел на Небесное озеро. Слова Му Бинюнь тронули его, особенно то, что он не должен потревожить ее сон своей только что запачканной кровью и грехом.

Одиннадцать лет назад он пришел в Царство Богов вместе с Му Бинюнь с самой простой и возможно наивной и смешной в глазах других целью. Здесь была его исходная точка.

В то время ни он, ни Му Бинюнь не могли подумать, что тогда это был поворотный момент для судьбы Царства Богов.

Восточная Божественная область уже лежала у его ног, демонстрируя его ужасающую дьявольскую мощь, правда того времени известна всему миру, существует также идеальный путь отступления для Северной Божественной области, который не будет отрезан и не рухнет.

Масштаб, сила, устрашение и даже сердца людей… Теперь он полностью занял Восточную и Северную Божественную область, установив трехсторонний баланс с Южной Божественной областью и Западной Божественной областью, перестроив их с помощью достаточной силы и могущества, а также установив свое положение и получив право голоса в структуре Царства Богов.

Не говоря уже о Южной Божественной области. С этого момента даже если вернется Император-Драконов, столкнувшись с ужасающей силой, показанной Северной Божественной областью и этой резко изменившейся структурой, он никогда не станет действовать опрометчиво.

Однако Юнь Чэ не собирался останавливаться. Ненависть в его сердце была спокойна среди снега и льда… но она никогда не уменьшалась.

В этом снежном регионе быстро всплывали лица тех, кто атаковал Му Сюаньинь в то время, и каждое из них очень ясно было выгравировано в его костях.

Особенно… Лонг Бай, который нанес Му Сюаньинь смертельный удар!

В это время, посреди ветра и снега раздался голос, который существовал только в чудесных воспоминаниях.

— А? Вы действительно видели старшего брата Юнь Чэ? Как он выглядит сейчас?

С тревогой и волнением спросила хрупкая девушка в голубовато ледяном платье. Она обладала совершенствованием царства Божественной Души, и она была не так хороша, как ученики Ледяного Феникса вокруг нее, но среди них, похоже, она имела очень особенный статус.

Юнь Чэ опустил глаза и посмотрел на девушку в голубом. Когда он услышал первое слово, то понял, что оно принадлежало голосу Му Сяолань. После стольких лет силуэт ее фигуры ничуть не изменился.

— В точности как на проекции… нет, нет, гораздо страшнее чем на проекции. Особенно его глаза, только взглянув в них я долго не мог дышать. — Сказал ученик-мужчина Ледяного Феникса.

Другой ученик-мужчина Ледяного Феникса быстро напомнил, — младшая сестра Сяолань, теперь он Повелитель дьяволов, и его никогда нельзя называть старшим братом. Иначе… иначе, если Повелитель дьяволов разгневается…

Он даже не осмелился произнести следующие слова.

— Не может быть, не может быть, — Му Сяолань покачала головой и уверенно сказала. — Я верю, что независимо от того как он изменится, он определенно не причинит вреда Царству Снежной Песни. То, что происходило по сегодняшний день разве не доказывает этого?

Стоявший во главе ученик Ледяного Феникса сказал с уважением, — предыдущий мастер секты умерла чтобы спасти его, у него определенно не хватило бы жестокости причинить вред Царству Снежной Песни. Однако, насколько он ужасен сейчас, это совершенно ясно видит любой в Восточной Божественной области. Поэтому ни в коем случае не думайте о том, чтобы сблизиться, и вам также не разрешается обсуждать это в тайне, если из-за каких-либо слов он будет разгневан, тогда… а… ах…

Он невольно поднял глаза и увидел находящегося в небе Юнь Чэ. В ту же секунду его сердце внезапно остановилось, волосы на всем теле встали дыбом, а слова во рту превратились в дрожащее трение в горле.

Толпа подсознательно следом за ним посмотрела в направлении куда он уставился, и внезапно весь мир стал тихим, лица стали мертвенно-бледными, зрачки максимально расширились, а рты разинулись, но они не могли издать и звука.

— Юнь… Чэ…

Му Сяолань оцепенело смотрела на силуэт в небе, меж ее губ раздалось невнятное бормотание, и она тут же протянула руку, чтобы с силой прикрыть губы, не смея больше произнести ни звука.

Когда Северная Божественная область подчинилась, бесчисленные Божественные мастера могли только дрожать, ползая под его ногами. Сегодняшнему Юнь Чэ нет никакой необходимости выпускать темную дьявольскую мощь, только самого обычного сияния в зрачках было достаточно, чтобы бездна страха поглотила бесчисленные души.

Отведя взгляд, Юнь Чэ равнодушно ушел, не сказав ни слова.

Страх рассеялся, почти половина учеников Ледяного Феникса сидела на земле, тяжело дыша и холодный пот покрывал их тела.

Му Сяолань оцепенело смотрела в направление Юнь Чэ, а ее глаза постепенно начали тускнеть.

В то время мужчина, которого она и мастер привели в Царство Снежной Песни, который непринужденно общался и ругался вместе с ней в обычные дни, казалось, остался только в ее далеких снах и больше она не могла до него дотянуться.

В это время в далеком пространстве раздался безбрежный голос:

— Король Божественного Пламенного Царства Хо Поюнь пришел с визитом и просит аудиенции у короля царства Бинюнь.

В воздухе Юнь Чэ, который собирался идти на север остановился и немного повернулся, но его взгляд все еще оставался ледяным, без малейших изменений.