Глава 1770.

Хо Поюнь был одет в огненно-красную одежду. Он пришел не один, позади него также были три мастера секты Божественного Пламенного Царства, которые когда-то господствовали в Пламенном Божественном Царстве и выбрали Хо Поюня королем Божественного Пламенного Царства.

Мастер секты Алой птицы Янь Ваньцан, мастер секты Феникса Янь Цзюэхай и мастер секты Золотого Ворона Хо Жуле.

Прибытие четырех сильнейших людей Божественного Пламенного Царства принесло вспыльчивую обжигающую энергию в эту снежную область.

Му Хуаньчжи уже заранее ждал снаружи. Он немедленно вышел вперед, быстро взглянул на лица четырех мужчин и спросил об очевидных ему вещах. — Добро пожаловать король Божественного Пламенного Царства и три мастера секты. Я не знаю, почему четыре персоны [вейтянь: персона как сч.слово, считается вежливым обращением] удостоили посещением, на этот раз?

На слова Му Хуаньчжи, никто из четверых не произнес ни слова.

Хо Поюнь смотрел вперед. Его глаза были безразличными, и невозможно было разглядеть никакого выражения на его лице. Однако внешний вид трех мастеров сект Божественного Пламени был довольно сложным. Хо Жуле сделал шаг вперед, прошептав, — Поюнь, послушай меня в последний раз…

— Я принял решение, не болтай лишнее! — Холодно перебил его Хо Поюнь.

— ! — Хо Жуле чуть не сломал себе зубы.

Хо Жуле не только имеет вспыльчивый нрав, но и чрезвычайно упрям. Определенные вещи, никогда не изменятся. Это знает не только Пламенное Божественное Царство, но и Царство Снежной Песни.

В первом, Хо Поюнь, не похож на него, однако во втором, не только не уступает, но и превосходит его.

Му Хуаньчжи нахмурился и сказал, — я отправлюсь и сообщу мастеру секты.

— Нет необходимости. — Хо Поюнь слегка поднял глаза и тяжело сказал. — Здесь удобно.

Внезапно ветер со снегом исчезли, и невидимое тяжелое давление беззвучно накрыло все, заставив трех мастеров секты Божественного Пламени задохнуться в одно мгновение, а их взгляд потемнеть.

В глазах Хо Поюня медленно отразилась черная как смоль фигура.

Он не знал, когда она появились в небе, у него была пара темных как ночь глаз, подобных бездне. Смотря сверху вниз, в свете глаз не было никакого волнения за знакомого, которого хорошо знал и спустя долгое время увидел, только холод и безразличие.

Знакомое лицо, но глаза и аура претерпели огромные изменения, потрясая землю и небо.

Тела трех мастеров секты Божественного Пламени непроизвольно съежились от удушья. Даже Хо Жуле, который когда-то был очень хорошим знакомым с Юнь Чэ в то время, весь день напролет смеясь и выкрикивая «младший брат Юнь», почти подсознательно собрал всю ауру пламени.

Юнь Чэ в проекции уже внушал страх. Но только лицом к лицу можно было понять, насколько ужасна его темная аура.

Это не только чувство ничтожности существования, но и ощущение того, что дьявол сдавил глотку. Только одна мысль нужна, чтобы убить их, независимо от дружбы и тем более сострадания.

Хо Поюнь высоко поднял голову и слабо улыбнулся, — Юнь Чэ, не виделись много лет. Смотря на твое положение, оно намного лучше, чем ожидалось.

С другой стороны, чародейка Чаньи, которая только что прибыла, внезапно опустила тонкие брови.

Это, несомненно, преступление [большого неуважения] для простого короля царства высшего ранга, осмелиться произнести имя Юнь Чэ.

Она уже собиралась выйти вперед, но Чи Ву мягко остановила ее рукой. Следом Чи Ву слегка повернула глаза и посмотрел вниз, на другую сторону, где тихо стояла Му Фэйсюэ и смотрела издалека.

Му Хуаньчжи сознательно отступил назад.

У Юнь Чэ не было никакой реакции на его слова, и он равнодушно сказал. — Король Божественного Пламенного Царства самостоятельно пришел за смертью, чтобы не тратить впустую время этого Повелителя дьяволов, очень хорошо. В таком случае этот Повелитель дьяволов наградит тебя быстрой смертью.

— Дьявол… Повелитель дьяволов! — Хо Жуле поспешно вышел вперед, быстро сказав. — Мы прибыли, чтобы извиниться перед Повелителем дьяволов. Поюнь не собирался не подчиняться Повелителю дьяволов, все это время он совершал прорыв, и только что вышел из уединения, тем самым, не успев в данные ему семь дней. Я прошу Повелителя дьяволов вспомнить старую дружбу и дать Поюню… дать шанс для Божественного Пламенного Царства сдаться и служить верой и правдой.

Он также думал о том, что сможет крикнуть «младший брат Юнь», как в прежние времена, дабы сократить дистанцию между ними. Но перед лицом Юнь Чэ у него не хватило смелости выкрикнуть эти три слова.

— Дружба? — Безразлично сказал Юнь Чэ, — дружба того года была полностью разрушена. Ныне, откуда взяться дружбе между этим Повелителем дьяволов и королем Божественного Пламенного Царства?

— …… — Хо Жуле чувствовал напряжение по всему телу, и горечь в сердце. В тот год Хо Поюнь сообщил о местонахождении Юнь Чэ в Царство Священного Света, он уже после узнал об этом. Он до сих пор не может понять, почему Хо Поюнь сделал такой безумный шаг.

Нет никаких сомнений, что его дружба с Юнь Чэ рассеялась в дыму с того момента. Юнь Чэ не мстил в тот год, но и проявил высшую доброжелательность.

Хо Поюнь тем не менее улыбнулся без всякого страха. Он протянул руку, и на ладони загорелся огонь золотого цвета, снег вокруг него быстро исчез под пламенем, — в те дни мы с тобой однажды пообещали провести еще одну дуэль, после Божественного Царства Вечного Неба. Хотя после этого ты не ступил в Божественное Царство Вечного Неба, нет никакого несоответствия в этой договоренности.

— Обещание? — Юнь Чэ крайне презрительно улыбнулся, — я не помню.

— Не имеет значения. — Хо Поюнь не сердился, и золотое пламя на его руке постепенно становилось сильнее, — достаточно, что я помню.

Когда он закончил говорить, он внезапно взлетел в небо, огонь на теле заполнил небеса, и пламя Золотого Ворона в его руке сгустилось в золотой огненный меч, ударив Юнь Чэ.

— Поюнь!

Три мастера секты Божественного Пламени побледнели от страха, как только Хо Поюнь протянет руку к Юнь Чэ, шансов больше не останется.

Трое мужчин действовали одновременно… Но как теперь они смогут остановить Хо Поюня? Они были отброшены далеко, прежде, чем приблизились, и пламенное сияние Золотого Ворона Поюня достигло Юнь Чэ.

Мощь пламени царства Божественного мастера яростно исказило пространство, привыкшее ко льду и холоду. Юнь Чэ был абсолютно неподвижен. Когда языки пламени приблизились к его телу, он слегка протянул руку и указал вперед пятью пальцами.

В одно мгновение ослепительный свет пламени наполнявший пространство, внезапно потемнел, а затем сияние пламени на теле Хо Поюня быстро погасло, и даже огненный меч в его руке слой за слоем исчез.

Когда фигура Хо Поюня остановилась перед Юнь Чэ, он больше не мог видеть никакого света пламени на своем теле. Даже огонь Золотого Ворона в его зрачках изменился, став исключительно тусклым.

С повышением уровня понимания принципа Пустоты Юнь Чэ, его контроль над огнем также стал намного лучше, чем в прошлые годы, что абсолютно превосходило ожидания Хо Поюня.

Наблюдая за тем, как его пламя Золотого Ворона без причины погасло, его зрачки слегка сжались. И его фигура также застыла перед Юнь Чэ, не способная сделать и пол шага. Под силой дьявольской тьмы Юнь Чэ, его сила огня была поглощена без остатка.

Прежде чем произошло какое-либо столкновение сил, он уже потерпел полное поражение.

В поле его зрения, лицо Юнь Чэ находилось на небольшом расстоянии. На его лице не было ни насмешки, ни презрения, ни даже тени жалости, только тьма и бесконечное безразличие.

Как будто перед ним у него даже не было квалификации, чтобы заставить его презирать и жалеть.

— Те, кто опустились на колени и опустили голову выражая преданность мне, — равнодушно сказал Юнь Чэ, — их достоинство было разбито мной, а также в них была посажена вечная тьма. Однако, их семьи, родственники, члены клана и бесчисленные существа в их звездных царствах выжили.

— Их выбор был очень мудрым, в конце концов, они способны приспосабливаться, что дает квалификацию быть королем царства высшего ранга. А тем глупцам, что считают себя выше других, этот Повелитель дьяволов, естественно, должен помочь.

У Юнь Чэ наконец на лице появилась капля эмоций, холодно усмехнувшись, — во всяком случае, мы знакомы, так что тебе повезло намного больше, чем им, ведь этот Повелитель дьяволов собственноручно убьет тебя!

— Подождите! Подождите! — Хо Жуле, Янь Цзюэхай и Янь Ваньцан, три человека двинулись вперед, крича в панике, — Повелитель дьяволов, умоляем, будьте милостивы. Он никоим образом…

— Хе, — одна низкая усмешка заставила тела трех мастеров секты Божественного Пламени внезапно похолодеть, и они больше не могли издать ни звука, — в тот год, я получил милость Духа Феникса под тюрьмой погребального божественного огня, поэтому я убью только короля Божественного Пламенного Царства, и не принесу бедствие Божественному Пламенному Царству.

— Но если вы трое посмеете снова говорить о пощаде… тогда вы умрете вместе!

Холодные как лед слова не имели ни градуса тепла, и не оставляли шанса.

И Хо Поюнь… Он непоколебимо смотрел на Юнь Чэ, не упрекая и не сопротивляясь. Вместо этого его дыхание ослабло, и казалось, что он смирился со своей судьбой с самого начала.

В это время рядом с Юнь Чэ вспыхнуло черное свечение и появилась фигура Чи Ву.

— Я тебе кое-что покажу, — тихо сказала она. — прочти их, а после реши, убивать его или нет.

Когда она закончила говорить, нефритовый палец Чи Ву мягко указал и сияние души коснулось лба Юнь Чэ.

То, что содержалось в этом сиянии души, это воспоминания Ло Чаншэна. В этих воспоминаниях был бессознательный Юнь Чэ и Хо Поюнь, который внезапно действовал и оттолкнул его, а затем взял Юнь Чэ, чтобы бежать…

— …. — Брови немного опустились, Юнь Чэ уставился на непреклонное лицо Хо Поюня, и его черные глаза медленно сосредоточились, — человеком который отправил меня в Царство Стеклянного Света был ты?!

Эти слова ошеломили всех людей, особенно глаза трех мастеров секты Божественного Пламени безудержно задрожали. Очевидно, они ничего об этом не знали.

И с другой стороны, Хо Поюнь, услышав это предложение, не усмехнулся и не уставился на него со злобой, а вместо этого на мгновение показал… панику?

— Оказывается вот как. — Юнь Чэ, казалось, что-то понял и медленно прищурился, — ты хотел, чтобы я сначала убил тебя, а потом узнал, что ты спас меня в тот год, заставив таким образом постоянно испытывать вину, не так ли?

Хо Поюнь яростно стиснул зубы. Раньше он был очень спокоен, но сейчас его зрачки и ладони дрожали одновременно.

— Возможно ли… — Хо Жуле яростно поднял голову, затем поднял красный кристалл души, — Поюнь, то, что ты просил меня передать после твоей смерти… Повелителю дьяволов, это то, что ты спас его тогда?

— Хе… хаха. — Юнь Чэ рассмеялся, — твое так называемое самоуважение настолько нелепо?

— Ай-яй. — Чи Ву выпустила тихий стон, испытывая сложные чувства.

— А!

Внезапно Хо Поюнь хрипло закричал. Огонь взорвался на его теле и сломанный дьяволом божественный пламенный меч разбился в воздухе, пронзив Юнь Чэ.

Лязг!

С грандиозным звоном бьющегося металла, два пальца Юнь Чэ зажали стрелу из разбитого божественного пламени и огонь на ней быстро погас.

Юнь Чэ опустил брови и посмотрел холодными глазами, смотря прямо на немного свирепое лицо Хо Поюня, а затем холодно улыбнулся, — хочешь, чтобы я убил тебя? В таком случае я не убью тебя. Так или иначе в тот год ты спас меня, моя жизнь, в сравнении с твоей намного более ценна, я естественно верну тебе эту «услугу»!

Бах!

Щелкнув пальцами, Хо Поюнь, чье дыхание было хаотичным, безжалостно упал.

Хо Поюнь в воздухе яростно перевернулся, желая снова напасть на Юнь Чэ… Но когда его тело перевернулось, то он случайно коснулся своим зрением глаз Чи Ву.

Бум————

Внезапно его глаза потемнели, а в голове словно зазвенели мириады огромных колоколов, и его хаотичная душа, казалось, превратилась в бесчисленных свирепых дьяволов, мечущихся в его сердце…