Глава 1786: Топтать

Ожесточенная битва в столице Южного Моря остановилась, и драконья сила накрывшее небо, надавила на каждое дрожащее сердце.

Они посмотрели на небо, и увидели серые драконьи тела и древнюю драконью силу… Она могла принадлежать только одной расе, расе Драконов, которая в их понимании не могла появиться в этом пространстве.

— Император… Начала… Клан Драконов…?!

Цянь Бинчжу и Цянь Угу в один голос пробормотали.

Несравненно могущественные люди на уровне Божественного мастера, в основной массе уже бросали вызов Божественному Царству Абсолютного Начала.

Однако, даже если люди достигли пика Царства Божественного мастера, очень немногие осмелились коснуться обратных чешуек расы Драконов [ветиан: дословно провести рукой под горлом дракона] Абсолютного Начала.

Потому что это были повелители другого мира, древняя и далекая раса, настолько древняя, что люди нынешнего мира не могли проследить ее истоки.

И эта древняя раса Драконов, изначально обитавшая в Божественном Царстве Абсолютного Начала, появилась в небе Божественного Царства Южного Моря в это время, и каждый дракон был в Царстве Божественного мастера.

В наступившей шокирующей тишине пространство над Священным мечом Небесного Волка оставалось невозмутимым, только бледно-серый драконий коготь взметнулся, в одно мгновение рассеяв темные облака, и сотня драконьих теней в Царстве Божественного мастера в унисон опустилась, их драконьи головы сильно наклонились вниз, словно приветствуя императора.

Глаза Цянь Инь`эр резко потяжелели, — неужели…

Бум…

Пространство лопнуло, как воздушный шар, не выдержавш большого давления, и пространство по другую сторону, открытого Священным мечом Небесного Волка, мгновенно погасло, сменившись тенью дракона, гордо склонившегося над небом и смотревшего вниз на небо и землю.

Огромное бледно-серое тело дракона, казалось, накрывало весь мир под его крыльями, а его пара драконьих глаз высвобождала божественную ауру, которая испепеляла душу сильнее, чем палящее солнце.

Смотря на него и находясь под его драконьей силой, хотя они никогда не видели его и слышали только о его существовании, присутствующие практики, не колеблясь вспомнили в своих сердцах это высшее имя, принадлежащее другого миру.

— Абсолютного Начала… Император Драконов, — прошептал наконец Нань Гуйчжун, не веривший в это.

— Что происходит… Что это…? — Нань Ваньшень тяжело дышал, постоянно задаваясь вопросом, может ли видение перед ним быть лишь иллюзией, вытекающей из крайней растерянности его собственной ауры, крови, ума и души.

Раса Драконов Абсолютного Начала… вместе с Императором Драконов Абсолютного Начала они действительно появились здесь!

Раса Драконов Абсолютного Начала, древняя раса Драконов, которая существовала в Божественном Царстве Абсолютного Начала на протяжении вечности, была известна в мире как повелители Абсолютного Начала.

Они никогда не покидали Божественное Царство Абсолютного Начала и, казалось, никогда не хотели покидать Божественное Царство Абсолютного Начала в их восприятии. Ведь… если бы дракон Абсолютного Начала действительно покинул Божественное Царство Абсолютного Начала и вошел в Царство Богов, даже самый слабый из драконов Абсолютного Начала, с его особой аурой древнего дракона, был бы определенно замечен Царством Богов.

Тем не менее, все сто драконов в Царстве Божественного мастера, плюс Император Драконов Абсолютного Начала направлявший всю расу Драконов Абсолютного Начала, действительно появились из ниоткуда без какой-либо ауры, следа или предзнаменования…

Даже если бы перед ними появился весь клан Бога Дракона вместе с Императором-Драконов, это было бы далеко не так шокирующе.

После того, как группа драконов разделилась, фигура Императора Драконов Абсолютного Начала медленно опускалась неся безбрежную мощь императора и среди бесчисленных изумленных глаз, остановилась возле молодой девушки в цветных одеждах, позволяя ее нежным свисающим пальцам ног наступать на гордую голову дракона презирающего весь мир.

Сцена молодой девушки Звездного Бога и Императора Драконов Абсолютного Начала… почти разрушила восприятие Божественных императоров.

Священный меч Небесного Волка медленно опустился, и густой слой черной энергии окутав меч, выпустил темную дьявольскую ауру, которая не принадлежала Звездному Богу Небесного Волка.

Острие меча склонилось, указывая на Южное Море, и когда ее нежные губы, покрытые звездной пылью, слегка приоткрылись, то был сказан самый темный кошмар Южного Моря, — убить!!!

Получив приказ, драконы Абсолютного Начала, никогда не ссорившиеся с Царством Богов, яростно бросились к столице Южного Моря, которая уже была охвачена бедствием, их драконьи когти, которые издревле не выпускались, бескомпромиссно выпустили древнюю силу разрушения и бедствия.

Какова была концепция ста драконов в Царстве Божественного мастера?

Царство Божественного мастера, может быть королем высшего звездного царства, и фундаментом Королевского Царства. Даже на самом пике, в Божественном Царстве Южного Моря никогда не было более ста Божественных мастеров.

Как сильнейшая раса Божественного Царства Абсолютного Начала, только этой группы драконов Абсолютного Начала, разрушившей границы мира, было достаточно, чтобы сокрушить столицу Южного Моря… Тем более был Юнь Чэ и его группа, и не говоря о Южном Море, которое уже понесло большие потери под Великой Пушкой Бога Моря.

Когда драконьи тени надавили на них, Нань Гуйчжун и Нань Ваньшень, ранее сражавшиеся изо всех сил, не могли не почувствовать в первое мгновение полного и абсолютного отчаяния.

Разрушительная сила спускалась с неба, мгновенно разрывая пространство столицы Южного Моря на миллионы трещин, вызывая бесчисленные вихри разрушения один страшнее другого. В это время все практики Южного Моря чувствовали несравненно ясно, что это была сила, которую просто невозможно выдержать нынешнему Южному Морю… без намека на шансы!

Рев

Под ревом дракона дрожали небеса, воля и боевой дух, от самых слабых практиков до Богов Моря, треснули почти в одно мгновение, в то же время их сердца и души упали в бездну бесконечной тьмы.

— … Это действительно интересно, — Цянь Инь`эр посмотрела на Кайчжи, которая наступила на Императора Драконов Абсолютного Начала.

Лицо Нань Гуйчжуна исказилось, но глаза его не повернулись к сотне драконов Абсолютного Начала, так как он мог представить себе страшное бедствие, обрушившееся сейчас на столицу Южного Моря.

Его взгляд сузился, когда он посмотрел на Императора Драконов Абсолютного Начала, подавляя гнев, яростно заорал, — Император Драконов Абсолютного Начала, мое Южное Море… я считал, что никогда не было обид с твоей древней расой Драконов, даже наш закон предупреждал, что при изучении Божественного Царства Абсолютного Начала никогда не следует оскорблять расу Драконов Абсолютного Начала. Почему сегодня… ты идешь против нашего Южного Моря!

Голос Нань Гуйчжуна был величественным и безграничным, и каждое слово было похоже на звон небесного колокола. Но любой мог ощутить скрытую в ней ярость и печаль.

И ответом Императора Драконов Абсолютного Начала был внезапно опустившийся бледно-серый драконий коготь.

С точки зрения реальной силы Император Драконов был не так силен, как Лонг Бай, имевший родословную Бога Дракона, но его древняя императорская мощь ничуть не уступала, и в тот момент, когда драконий коготь опустился, площадь в десять тысяч километров превратилась в пустоту, и все духи затрепетали от ужаса.

Хотя Нань Гуйчжун никогда не сражался с Императором Драконов Абсолютного Начала, но в тот момент, когда он почувствовал силу дракона, он без сомнения знал, что сила Императора Драконов Абсолютного Начала ничуть не уступает силе Бога Дракона Алого Вымирания, главы девяти Богов Драконов Царства Бога Дракона.

Свет внезапно погас еще до того, как пришла драконья сила, и молодая девушка, стоявшая над головой дракона, спустилась вниз, ее нежная, хрупкая фигура была очень очаровательна, однако она выпустила чрезвычайно страшную тьму, и Священный меч Небесного Волка, который был совершенно другим в его воспоминаниях, теперь издавал волчий вой, похожий на боль и обиду и разрушающий дух Нань Гуйчжуна.

Все сегодня было очень нереальным, так как, прежде чем оправиться от одного кошмара, приближался следующий.

Нань Гуйчжун, наконец, поднял руки к небу, его глаза почти лопнули, и ореол ослепительной золотой ауры распространился вокруг тела, перед ошеломляющей силой Императора Драконов Абсолютного Начала и дьявольской силой измененного Небесного Волка… и Цянь Угу и Цянь Бинчжу, что в памяти и восприятии, никогда бы не объединили силы с другими, действительно, выступили в этот момент, и две старых ладоней, в его мутных глазах, ударили в грудь.

Бум!

Никто не сомневался, что сила предыдущего Божественного императора Южного Моря была на вершине современного мира, но с Императором Драконов Абсолютного Начала, Звездным Богом Небесного Волка, и двумя предками Брахма… Это была сила, с которой даже двое таких как он, не могли справиться.

Бум!

Золотой ореол света резко сжался и рухнул в один вдох, сила Цянь Угу и Цянь Бинчжу ударила, и грудь Нань Гуйчжуна яростно ввалилась, ломая бесчисленные кости, а следом потемнело перед глазами…

Священный меч Небесного Волка, несущий величественную и темную дьявольскую силу, тяжело ударил его душу.

Бум—-

На очень короткое мгновение он взглянул в глаза молодой девушки… безразличие доходящее до души, следом мир его сознания рухнул в хаотичном полете бессилия и тьмы.

Все его сознание, словно деревянная кукла, полетело вниз.

Бум!

С громким звуком, напоминающим обрушение неба, тело Нань Гуйчжун рухнуло на землю, вдавленное на неизвестной глубине.

— Королевский Отец!

Глаза Нань Ваньшень выпучились от гнева, и как только раздался его рев, он превратился в яростный стон ненависти, поскольку дьявольский коготь, похожий на плюсну птицы, схватил его за череп, как личинку.

— Щенок, сначала позаботься о себе, дзе-дзе!

Янь Сан дико рассмеялся, его ум и душа были искажены за сотни тысяч лет, что он был в ловушке во тьме, и поэтому он получал наслаждение от жестокости… не говоря уже о том, что мучил гордого Божественного императора Южного Моря.

— Ааааа!

Нань Ваньшень был крайне зол, но, будучи тяжело раненым и с беспорядочным дыханием, он почти потерял голову и не мог позаботиться о себе.

А вокруг такого огромного Южного Моря, со столицей, которая оставалась гордой в течение десятков тысяч лет, не было ни одного человека кто мог помочь ему.

— Дзе дзе, достойно хозяина, в конце концов была такая уловка. Ублюдки Южного Моря, кричите во тьме столько, сколько хотите, хахахахахаха!

Янь Эр дико рассмеялся, его и без того уродливое лицо стало еще более диким и неистовым. Перед ним изначально находящиеся в невыгодном положении четверо Богов Моря уже не могли защищаться с упавшим сердцем, и единственное, что постепенно наполняло их сердца, это страх, отчаяние и желание бежать….

Бежать, это была мысль, которая никогда не появлялась и никогда не должна появляться у Богов Моря.

Но тут же они еще больше отчаялись, поняв, что после прихода драконов Абсолютного Начала и дьяволов Яма, побег, уже был чрезмерной надеждой.

При появлении Кайчжи и расы Драконов Абсолютного Начала Янь Тяньсяо вначале был поражен, нервы во всем его теле натянулись почти лопнув, но тут же шок перерос в экстаз, а потом превратился в безграничное восхищение и уважение.

Повелитель дьяволов уже сотворил бесчисленные чудеса, но у него все еще оставались такие удивительные козыри! Повелитель дьяволов действительно был реинкарнацией Древнего Дьявольского Бога, и его методы и тактика были как бесконечный дьявольский источник, непостижимы… загадочны!

Было нелепо, что он пытался бороться вначале с Повелителем дьяволов, это было просто верх глупости.

Голос Янь Тяньсяо становился все громче и громче от восхищения и возбуждения, — дети дьявола Яма, под рукой Повелителя дьяволов Южное Море, всего лишь сборище простых кур и собак, Убивайте всех, кого захотите! Пусть на этой грязной земле Южного Моря, как пожелал Повелитель дьяволов, не вырастет ни травинки!

Когда Янь Тяньсяо взревел, столица Южного Моря превратилась в море крови, окутанное тьмой… Оказалось, что императору Яма, не нужно было лично нападать.

До прибытия в Южную Божественную область Янь Тяньсяо был наполовину взволнован и первоначально нервничал и боялся. Причина заключалась в том, что Южное Море было Королевским Царством номер один Южной Божественной области, а в Северной Божественной области, даже случайное упоминание двух слов «Южное Море» заставило бы почувствовать невидимое тяжелое давление затруднявшее дыхание.

И теперь он стоял в небе над столицей Южного Моря, на его глазах столица Южного Моря разрушена, оставшиеся Боги Моря были жестоко избиты Янь Эром, гордый Божественный император Южного Моря получал от Янь Саня одну темную дыру за другой на своем теле, и только что вышедший на свет Нань Гуйчжун, не успел сделать несколько вдохов, как был избит до такой степени, что даже его собственная мать не сможет узнать его.

Группа старейшин Южного Моря в Царстве Божественного мастера, а также бесчисленные силы Южного Моря рисковали своей жизнью, чтобы защитить королевство, но под силой Цянь Инь`эр, Гу Чжу и драконов Абсолютного Начала погибли даже не успев приблизиться.

Недалеко все еще стояли три Божественных императора Южной Божественной области дрожащие от страха.

Кости пальцев Янь Тяньсяо сжались, но легкая боль слегка затуманило его зрения… все это действительно было правдой, моя Северная Божественная область действительно безнаказанно топчет Божественное Царство Южного Моря!

Он посмотрел на Юнь Чэ, его взгляд был словно на Бога.

По его равнодушному лицу можно было подумать, что все под его контролем… но они совершенно не знали, что в этот момент Юнь Чэ ошеломлен.

Кайчжи…

Этот красный свет…

Может быть…

— Умрите!

Янь Эр вскрикнул, и когда он раскрыл свои пять пальцев, гигантский дьявольский коготь схватил Бога Моря, приготовившегося бежать со всей силы, и сжался на горле смертельной хваткой.

Энергия со всего тела Бога Моря поднялась, зрачки его побелели, а потом вдруг стали золотистыми, вся сущность крови его тела отчаянно безумно горела, издавая печальный рев, когда кости его горла были наполовину разбиты, он вырвался от хватки Янь Эра.

Однако, прежде чем он успел отдышаться, тень копья скрутила пространство позади него пронзая его тело.

Затем сила дьявола Яма, вспыхнувшая внутри него, превратилась в бесчисленные темные потоки, тиранически устремившись к телу Бога Моря, который больше не имел силы сопротивляться.

— Молодой мастер… бегите…

Со своим последним кусочком сознания он смог выплюнуть только три слова, прежде чем потерял дыхание.

Когда темная тень копья исчезла, и Бог Моря упал, появилась фигура Янь У.

— Старый предок, — сказала Янь У Янь Эру, — не играйте больше с врагами, убейте их всех быстрее, чтобы исполнить желание Повелителя дьяволов.

Когда она закончила говорить, Янь У уже вонзала копье в Нань Цяньцю, который уже давно побледнел от страха.

Янь Эр собирался упрекнуть Янь У за то, что она осмелилась поучать его, предка, когда вдруг увидел, куда направлено дьявольское копье Янь У, он так испугался, что все его тело дрогнуло и вскрикнул, — этот сопляк, мастер хочет его живым!

Дыхание Янь У слегка остановилось, но оружие, несущее темную ауру дьявола Яма, продолжало смотреть на Нань Цяньцю.

Она была еще одним Божественным мастером десятого ранга… Лицо Нань Цяньцю было бледным от страха, и все его тело дрожало яростно и неудержимо.

Сколько Божественных мастеров десятого ранга при Юнь Чэ?

Почему в Северной Божественной области, которая была подавлена тремя божественными областями и даже не осмеливались выйти с ними лицом к лицо в течение миллиона лет, было так много монстров!

Это совсем не походило на то, что говорил его королевский отец, это совсем не походило на Северную Божественную область в записях!

Нань Цяньцю уже потерял почти половину своей жизни от рук Янь Эр, и вместе с крахом его воли ему удалось только поднять руку перед силой Янь У, прежде чем его тело пронзило копье.

Два других Бога Моря тоже были покрыты ранами, глядя на Нань Цяньцю, пронзенного копьем, их губы открывались и закрывались, желая помочь, но единственное, что они чувствовали, это тяжелое чувство беспомощности.

Дьявольская энергия вошла в его тело, мгновенно уничтожив бесчисленные жилы и вены Нань Цяньцю, а затем было отброшено копьем Янь У, летящему Янь И.

— Королевский отец… спаси меня… я…

Янь И протянул руку и схватил голову Нань Цяньцю своими пятью пальцами, как крючок, и властная, подавляющая сила дьявола Яма пронзила все его тело, запечатав всю его силу.

Все тело Нань Цяньцю напряглось, а потом мягко упало и повисло на руке Янь И, как мертвец. За исключением случайных вздохов, во всем его теле не было движения.

Янь И не двинулся, а взял Нань Цяньцю под руку. Когда он стоял рядом с Юнь Чэ, никто не осмеливался сделать и полшага.

— Цянь… Цю! — Дрожащим голосом закричал Нань Ваньшень, но коготь Янь Саня пронзил ему грудь, его внутренние органы снова разбились, и кровь в его теле почти высохла.

— Вы все еще хотите сделать шаг? — Цан Шитянь посмотрел искоса в сторону императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны, выражение их лиц с трудом успокоились, однако в их глазах был хаос.

Ладони императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны неудержимо дрожали, а пот на их лбах был похож на водопад.

— Как могла раса Драконов Абсолютного Начала… — прошептал император Желтого императора.

— Если вы все еще хотите сделать шаг, чтобы помочь Южному Морю, этот король не остановит. Например, вы можете попытаться помочь Южному Морю вернуть молодого мастера из рук старого монстра. Я думаю, что Божественное Царство Южного Моря и будущий император Южного Моря обязательно будут помнить вашу великую доброту… если они переживут сегодняшний день, хе-хе.

Цан Шитянь рассмеялся, а потом вдруг помчался к Нань Ваньшеню.

Все тело Нань Ваньшеня было испачкано кровью и больше не было похоже на человеческое под разрушительной силой дьявола Яма, когда он вдруг почувствовал приближение Цан Шитяна. Его растерянный ум и душа слегка очистились, и он закричал, — помоги мне…!

Сила Цан Шитяна не отрезала силу Янь Саня, а ударила его в спину, а затем из груди вырвался большой летящий дождь крови и осколков кости.

— … — Нань Ваньшень медленно повернул голову, и в его расплывчатом зрении отразилось лицо Цан Шитяна наполненное улыбкой… В этой улыбке не было стыда, наоборот она несла слегка неприкрытое нескрываемое удовольствие.

— В этом мире нет ничего важнее мудрого выбора, — Цан Шитянь улыбнулся и сказал. — Я думаю, что ты, Божественный император Южного Моря, должен понимать это лучше, чем кто-либо другой, не так ли?