Глава 184. Между жизнью и смертью.

БУУУММ!

До сегодняшнего дня Юнь Чэ ни разу не сталкивался с оружием, более могущественным, чем его собственный тяжелый меч. Но когда их мечи встретились, он ощутил, будто чудовищная гора упала на него с небес. Меч был далеко выбит из его внезапно онемевшей руки, а сам Юнь Чэ от удара покатился по земле как мяч, пролетев как минимум шестьдесят метров и весь, извалявшись в грязи. После того, как он, наконец, остановился, стало видно, что его рука была вывернута назад под неестественным углом, и сложно было сказать — сломана она или просто вывихнута. У его ног, вонзившись в твердую землю, упал тяжелый меч, на лезвии которого образовалась двухдюймовая зазубрина.

— Юнь Чэ… Юнь Чэ!! — со слезами в голосе закричала Маленькая Фея, в ее сердце было полно тревоги. Даже пока он летел по земле, он крепко прижимал ее к своей груди, отчего она не получила ни малейших повреждений. Однако Юнь Чэ явно получил тяжелейшие травмы, которые были бы смертельны для любого, кроме него.

Маленькая Фея знала, что это из-за нее он пострадал так сильно. Если бы он не пытался защитить ее, он мог бы использовать свою скорость для противостояния Каменному Генералу Дракона. Конечно, он бы не победил, но по крайней мере не был бы сейчас в таком ужасном состоянии.

— Я… В порядке… — сказал Юнь Чэ тихим и хриплым голосом и попытался сесть. Его рука все еще была вывернута назад и не поддавалась контролю, дикая боль разливалась по плечу. Когда у него получилось сесть, Каменный Генерал Дракон был уже примерно в тридцати шагах от них.

— Отпусти… Если хочешь жить, отпусти меня немедленно! — от слез, вызванных видом Юнь Чэ, Чу Юэ Чань почти ничего не видела. Она не понимала, почему он рисковал так сильно, стараясь ее защитить… Поставил на кон свою жизнь и не отступал ни на шаг! Но люди ведь по натуре эгоистичны, и своя жизнь всегда значит больше, чем что-либо еще. Она, в самом деле, никак не могла понять, почему этот загадочный юноша наплевал на свою жизнь ради нее.

— Низачто! — Юнь Чэ был серьезен как никогда. Он сжал зубы до скрежета.

— Если ты меня не отпустишь… Я откушу себе язык, чтобы умереть!

Юнь Чэ наклонил голову и сузившимися глазами посмотрел на нее. Видя ее решительное лицо, он открыл рот и внезапно оглушительно рявкнул:

— Заткнись!!!

Чу Юэ Чань впала в прострацию от этого рыка. Никто, никогда не смел, говорить с ней подобным образом. С ней, высокомерно смотрящей на всех сверху вниз, ведь она находится практически на вершине пирамиды внутренней силы!

Тело Юнь Чэ подрагивало. Он посмотрел в глаза Чу Юэ Чань и сурово сказал:

— Маленькая Фея, слушай меня внимательно. Сейчас ты не тот уважаемая всеми девушка с почти Императорской ступенью внутренней силы. Ты не имеешь власти над людьми, и ты не Фея Ледяного Дворца. Сейчас ты просто слабая маленькая девушка, которая даже защитить себя не способна. Маленькая слабая девушка, в этот момент ты можешь сделать лишь одно — позволить мужчине защитить тебя! Только что я кое-что понял. Ты отталкиваешь мужчин, ты ненавидишь их всей душой, презираешь их… Что ж, возможно, в Империи Голубого Ветра нет ни одного мужчины твоего возраста, который был бы достоин тебя. Возможно также, что однажды ты станешь самой могущественной во всей Империи, но это не значит, что ты должно презирать всех мужчин! Даже у самой сильной женщины должен быть мужчина, на которого она может положиться. Именно поэтому в мире существуют и женщины, и мужчины! Если женщина отталкивает всех мужчин, что хотят защитить ее, она окончит жизнь в одиночестве. Если так случится, будет неважно, что она самая могущественная в мире, на самом деле она будет лишь несчастной женщиной. Она будет даже недостойна, чтобы ее называли женщиной… Если смотреть на силу, я могу быть в тысячи раз слабее тебя. Но здесь и сейчас, положись на меня! Ты можешь искать смерти, можешь убить себя или просто сдаться. Но я не могу. Когда мужчина защищает кого-то, только смерть может остановить его!

Юнь Чэ медленно поднялся на ноги, что было непросто с недееспособной рукой.

— Ты можешь хотеть смерти, но я не могу позволить тебе умереть… Я выбрал своим оружием тяжелый меч, чтобы защитить всех, кто мне дорог. И первый человек, которого я защищаю, это не член моей семьи, не моя любовь, даже не совсем друг. Это ты… Если я не смогу защитить самого первого человека, нуждающегося в моей защите, как я смогу далее носить тяжелый меч? Сегодня я ставлю на кон свою жизнь и достоинство, чтобы показать тебе, ненавидящей мужчин… Что значит настоящий мужчина!!!

— Ооооаа!! — хрипло заорал Юнь Чэ, открыв глаза на всю ширину. Он дернул правой стороной тела, и рука с хрустом встала на место. Это заняло всего секунду, но боль была невообразимой, но Юнь Чэ лишь слегка нахмурился. Однако, хоть рука теперь и находилась в обычном положении, он не мог ей двигать. Он взялся за эфес меча, взглянул на приближающегося Каменного Генерала Дракона и мрачно засмеялся.

— Горящее… Сердце! — после этих слов его глаза наполнились красным светом. Вторые врата Злого Бога — Горящее Сердце, которые он не осмеливался открывать ни при каких обстоятельствах, были использованы им в наиболее ослабленном состоянии. В Небесной Ядовитой Жемчужине Жасмин побледнела от этих действий Юнь Чэ. Она открыла было рот, но сдержала слова, готовые сорваться с ее уст. Видя такого Юнь Чэ, она почувствовала изумление, потому что в ее затуманенном взоре возник образ и медленно слился с Юнь Чэ…

Он был очень, очень сильно похож на ее старшего брата.

В готовности защитить то, что он должен защищать, в готовности защитить свою честь и гордость. Он знал, что нужно делать, а также прекрасно знал, что будет с ним, если он это сделает… Но он никогда не колеблется. И никто не может его остановить.

Когда вторые врата, Горящее Сердце, открылись, прежде израненное тело Юнь Чэ ощутило огромный прилив бодрости, но в то же время внутренняя сила стала очень нестабильна. Юнь Чэ схватил меч и издал яростный крик. Потом он метнул его прямо в наступающего Каменного Генерала Дракона. По клинку пробегали алые блики Пламени Феникса.

— Прорыв Феникса!

Это умение не посылало вперед огненного феникса, а скорее воспламеняло сам меч. Языки огня бешено плясали на клинке, превращая его в огромного стального феникса. Он летел в направлении Каменного Генерала Дракона, наполненный непреодолимой силой. Юнь Чэ летел следом за ним на пламенных иллюзорных крыльях, которые появились у него за спиной после применения способности:

— Императорский Танец Крыльев Феникса!

Они летели по воздуху, друг за другом — меч и человек!

Бэнг!!!

Тяжелый меч ударил в грудь Генералу, выпуская огромные языки огня, объявшие и толкнувшие его назад. Взрыв, последовавший за столкновением, оттолкнул и летящего Юнь Чэ. Он потерял равновесие и, вращаясь, стал падать на землю. Одной рукой он прижимал к себе Чу Юэ Чань. Когда он уже был около земли, его вторая рука схватила отскочивший к нему тяжелый меч. Со злобной жаждой крови в глазах он поднял его вверх:

— Разрез… Небесного… Волка!!!

Взревел мощный ветер, и голубой волк мгновенно возник за спиной Юнь Чэ. Когда Юнь Чэ взмахнул мечом, волк помчался вперед с силой, способной, казалось, расколоть небо и сокрушить землю.

БУМ, БУМ, БУМ, БУМ…

Волк бежал, оставляя ямы в земле на своем пути. Он достиг Каменного Генерала Дракона в мгновение ока, врезался в него, подбрасывая его в воздух. От огромной силы удара Генерала отнесло на добрую сотню метров, он врезался в склон горы и медленно сполз на землю. Обломки скалы падали на него сверху, полностью похоронив его, только меч остался снаружи.

Чу Юэ Чань молча в шоке смотрела на происходящее, казалось, она полностью потеряла способность мыслить.

— Полу… Получилось? — она ощущала какую-то нерельность происходящего, все было как во сне. Несмотря на тяжелые травмы, несмотря на потерю внутренней энергии, Юнь Чэ внезапно смог взорваться таким количеством силы… Он просто какой-то монстр.

На ее вопрос ответил только оглушительный свист тяжелого меча.

Чу Юэ Чань подняла свою маленькую голову и посмотрела вверх. Расширившимися глазами она увидела ужасное лицо Юнь Чэ…

Его глаза были закрыты, но из них все равно вытекали две кровавые дорожки. Кровь сочилась и из ушей, носа и рта…

Кап, кап…

От кожи, костей Юнь Чэ исходил слабый, но отчетливый звук чего-то трескающегося. Вся кожа на его лице, руках, на всем теле медленно расходилась, и кровь вытекала из трещин. За время нескольких вздохов его лицо полностью покрыли трещины. Оно выглядело как высохшая на солнце земля. Остальное тело под одеждой было не лучше. Под кожей его кости и кровеносные сосуды, казалось, все расщепились.

Даже в нормальном состоянии использование Горящего Сердца опасно. И, конечно, намного опаснее было его использовать в таком ослабленном состоянии, но Юнь Чэ прекрасно знал, на что идет. Три движения, что он сделал после открытия вторых врат, полностью сожрали всю его силу. Это была, возможно, последняя его вспышка перед смертью.

Бам…

Левая рука Юнь Чэ обмякла и отпустила Маленькую Фею. Затем сам Юнь Чэ рухнул на землю без движения. У него не было никакой возможности ответить Маленькой Фее.

— Юнь Чэ..! Юнь Чэ..! Юнь Чэ!!!

Чу Юэ Чань кричала его имя изо всех сил и протянула свою правую руку, которой только и могла двигать, чтобы прикоснуться к нему. Однако она была слишком слаба. Расстояние в полшага меж ними казалось огромным. Она смотрела на Юнь Чэ, который лежал неподвижно, истекая кровью, и в ее сердце разрастался всепоглощающий ужас. Это был страх, которого она никогда раньше не испытывала — страх того, что Юнь Чэ может умереть.

Прежде, чем она успела сообразить, что происходит, ее взгляд чем-то заволокло. Она в полном замешательстве поняла, что… плачет. На протяжении многих лет она и вообразить не могла, что умеет плакать, тем более из-за мужчины настолько ниже ее… Но не только слезы были ей незнакомы, но и та боль, что сейчас резала ее сердце ножом, а также глубокий ужас.

Она плакала. И она не понимала, почему слезы льются изз глаз, почему сердце рвется и почему ей так страшно… Она рыдала и никак не могла остановиться.

— Юнь Чэ… Юнь Чэ… — беспомощность и горе в ее голосе… И никакого ответа.

Бумм!

От недалеких гор внезапно донесся звук рушащихся камней — это Каменный Генерал Дракона пытался подняться из груды обломков скал. В конце концов, последние обломки осыпались с него, и он встал.

______________________________________________