Глава 185. Между жизнью и смертью (часть 2)

Каменный Генерал-Дракон поднял свой тяжелый меч, и шаг за шагом начал приближаться, его поступь была подобна поступи Бога Смерти.

Беспомощно глядя, Чу Юэ Чан замерла. В такой определенно смертельной ситуации, когда Юнь Чэ был весь в крови, в ней, ранее неистово желавшей смерти, неожиданно пробудилось сильное желание выжить. Поскольку ее текущую жизнь отчаянно защищал Юнь Чэ ценой собственной жизни и убежденности, то умерев сейчас, она погубила бы все старания Юнь Чэ. Неважно, ради себя или ради всего, что он сделал для нее, она больше не хотела умирать… и еще больше она не хотела, что бы умер Юнь Чэ.

Если бы это была прежняя она, то уничтожение этого Каменного Генерала-Дракона заняло бы доли секунды. Но сейчас он был врагом, на которого она не посмела бы даже криво взглянуть, он стал Богом Смерти, которому она не могла противостоять. С каждым шагом Каменного Генерала-Дракона в их сторону, ее вид становился все более угрюмым и воинственным… В этот момент, ее глаза вспыхнули и она вспомнила о чем-то, давно забытом.

Она приложила силу, чтобы раскрыть свою ладонь и достать необычайно маленькую стеклянную бусину из своего пространственного кольца. Следом она использовала всю свою силу, чтобы раздавить ее. В следующий миг из раздавленной бусины высвободилось сверкающее голубое сияние. После этого вспыхнул небесный свет, и вокруг Чу Юэ Чан и Юнь Чэ сформировался ледяной защитный барьер.

Каменный Генерал-Дракон находился на расстоянии пяти шагов. Он с размаху налетел на упругий барьер, и его оттолкнуло назад. Каменный Генерал-Дракон отошел на пару шагов, замахнулся тяжелым мечом и снова нанес сильный удар по барьеру.

БУМ!!

Каменный Генерал-Дракон направил всю взрывную мощь удара на сияющий ледяной барьер, однако тот лишь немного завибрировал и не показал признаков повреждения. В свою очередь, тело Каменного Генерала-Дракона затрясло, и он был вынужден отступить на два шага назад. Не сдаваясь, он продолжил и дальше атаковать барьер тяжелым мечом, однако так и не смог пробить его.

Бусина, раздавленная Чу Юэ Чан, называлась “Морозная Духовная Бусина”. Как только ее ломали на кусочки, появлялся “Ледяной Духовный Барьер”. Максимально Ледяной Духовный Барьер мог продержаться десять часов. Кроме того, любой духовный практик ниже Небесной Ступени не мог повредить его.

Эту Морозную Духовную Бусину она получила от своего мастера, когда ей было примерно двадцать лет, чтобы использовать ее в ситуации, опасной для жизни. Однако спустя всего пару лет она уже прорвалась на Небесную Ступень, и ей не представилось случая воспользоваться ей. С тех пор прошло примерно десять лет, и она уже забыла о существование этой Морозной Духовной Бусины. Однако в тот момент, когда ее желание жить разгорелось с новой силой, она вспомнила про нее.

Хотя тяжелый меч Каменного Генерала-Дракона был оружием Небесной Ступени, сам он находился только на Духовной Ступени, для него было совершенно невозможно сломать Ледяной Духовный Барьер. Призванные Каменным Генералом-Драконом Каменные Воины Дракона окружили барьер и атаковали его всеми видами вооружения. Однако будь они призваны сотню или даже тысячу раз, у них не было и малейшего шанса повредить барьер.

Внутри Ледяного Духовного Барьера они на время были в безопасности. Хотя Юнь Чэ не мог передвигаться, и кровь бежала из всех отверстий на его голове, а также он был весь покрыт ранами, Чу Юэ Чан все еще ощущала в нем жизненную энергию. Под временной защитой Ледяного Духовного Барьера, она тихо наблюдала за Юнь Чэ и ждала чуда… Снова встающего Юнь Чэ. Он столько раз поднимался раньше, что просто обязан был встать еще раз.

Юнь Чэ, в самом деле, еще пока не умер, более того он все это время находился в сознании. Просто он ничего не чувствовал, не видел и не слышал. Также, его сознание было несколько затуманенным. Если бы не его несгибаемая сила воли, он давно бы уже потерял сознание.

Три капли крови Феникса, активно циркулировали около его сердца и защищали его последние внутренние жизненные силы, ярко пылая.

Я не могу… пока умереть…

Как могу… я умереть… здесь…

Меня ждет маленькая тетя… Старшая сестра ждет моего возвращения… Жасмин дала мне новый шанс в жизни, а я не исполнил даже малейшего обещания данного ей…

Я однозначно… не могу… умереть!!

Его, едва теплящееся, сознание полностью преобразилось из-за его сильного стремления к жизни. Он четко осознавал: для того, чтобы выжить он должен прекратить процесс разрушения тела, вызванный использованием Горящего Сердца. Все происходило так, потому что он не мог активизировать внутренние потоки энергии. Открытие Горящего Сердца полностью парализовало его внутренние каналы. Единственное, что было в его силах, это использовать Великий Путь Будды.

Он не ощущал, что происходит во внешнем мире, поэтому у него не было повода для беспокойства. В таком состоянии его разум достиг некого пика концентрации. В его памяти четко проявилась духовная формула Великого Пути Будды…

Я, хозяин всего в этом мире. Будда живет в моем сердце, так что я достоин Великого Пути…

Великий Путь Будды начал медленно действовать. Оттолкнувшись от его сознания, он медленно распространился на его переломанное тело и постепенно начал поглощать природную сущность.

В основе Великого Пути Будды оказалось простое использование природной сущности для закаливания собственного тела. Он давал телу невероятную силу,  удивительную сопротивляемость и способность быстро залечивать травмы. На начальных уровнях Великого Пути Будды можно поглощать природную сущность. На средних уровнях можно было поглощать изначальную природную сущность. На последних уровнях, согласно легендам, можно было впитать истинную сущность Первых Богов.

Текущие травмы Юнь Чэ были слишком серьезными, и лишь тонкая грань отделяла его от смерти. Использование Великого Пути Будды можно было сравнить с чашкой воды для тушения телеги горящих дров, скорость, с которой он залечивал раны, была гораздо медленнее ухудшения его состояния. Жизненные силы покидали его тело гораздо быстрее, чем он впитывал природную сущность. Однако Юнь Чэ совсем не понимал, что происходит, он просто цеплялся за свое желание жить. Упрямо цепляясь за остатки сознание, он отчаянно управлял Великим Путем Будды.

Духовная формула Великого Пути Будды парила в сознании Юнь Чэ. Юнь Чэ сконцентрировал все внимание на ней… неожиданно духовные буквы стали расплывчатыми, и в следующий миг разлетелись по сторонам. Затем на их месте, медленно вращаясь, появилась серебреная пагода (буддийский храм)… После этого, медленно крутясь, серебряная пагода начала становится все больше и больше, пока не заполнила все его сознание…

Дзинь…

После небольшой вибрации, серебряная пагода в его сознании разлетелась на мелкие кусочки и превратилась в потоки мерцающего серебряного света, устремившегося в небо… В то же время слабый серебряный свет окружил израненное тело Юнь Чэ.

Неожиданно Великий Путь Будды ускорился, как если бы огромный поток природной сущности резко ворвался в тело Юнь Чэ. В этот момент, состояние его жутко израненного тела стабилизировалось, и он начал перерабатывать природные элементы.

Великий Путь Будды начал действовать все быстрее и быстрее, вместе с тем поглощение природной сущности ускорилось. Постепенно был достигнут предел первого уровня Великого Пути Будды, однако поглощение не остановилось, а продолжило ускоряться, и стало даже быстрее, чем у Юнь Чэ на пике формы.

Чу Юэ Чан почувствовала изменение в его ауре. Она наклонила голову и пристально посмотрела на Юнь Чэ… В настоящее время, его тело было полностью окутано плотным слоем серебряного света, и этот слой серебряного света продолжал расширяться. Все раны, которые можно было заметить невооруженным глазом, плавно затягивались. Раны которые были еще минуту назад, полностью пропали не оставив и следа.

Взгляд Чу Юэ Чан выражал удивление, когда она безмолвно наблюдала эту невероятную сцену. Даже с ее знаниями о мире, и с ее уровнем и обширных наблюдениях на протяжении примерно десяти лет, она все еще не могла понять, что происходит с телом Юнь Чэ.

Серебряное сияние стало еще более ярким, чем прежде. Вокруг него потоки воздуха хаотично крутились раз за разом, как если бы что-то бесконтрольно втягивалось в его тело.

Сознание Юнь Чэ прояснялось. Постепенно он начал ощущать свое тело, голову, грудь и конечности… то, что он ощущал, была не острая боль, а некое подобие дикой радости, так произошло потому, что после открытия Горящего Сердца он почувствовал, что его тело не было уничтожено.

Он сразу же молча сконцентрировался и спокойно начал управлять Великим Путем Будды, позволяя ему циркулировать в его теле снова и снова… Раз, два… десять циклов… сто циклов… триста циклов…

После тридцати полных циклов Великого Пути Будды, он наконец-то смог почувствовать части своего тела. Он четко почувствовал свое тело и боль, а также постоянные звуки ударов возле себя. После ста циклов, его внутренние каналы отошли от паралича. Он почувствовал, как внешняя сила из окружающего мира заходит в его пятьдесят четыре открытых меридиана, заполняя внутренние каналы, и быстро восстанавливая его внутреннюю силу до предела. Ощущение слабого и травмированного тела постепенно проходило.

После двухсот циклов полностью пропала боль в теле.

После трехсот циклов Юнь Чэ медленно открыл глаза, излучающие тусклый блеск подобный блеску острия меча.

Второй уровень Великого Пути Будды чудесным образом был достигнут, пока он цеплялся за жизнь, находясь при смерти!

Великий Путь Будды был духовным навыком, принадлежащим Богу Гнева, каждый новый уровень требовал длительный период физических и умственных осознаний, а также счастливого случая.  Для достижения первого уровня Великого Пути Будды Юнь Чэ не потребовалось даже месяца. В глазах Жасмин подобный подвиг уже был чудом. По ее, мнению, даже если способность Юнь Чэ к пониманию была поразительной, для достижения второго уровня, ему, по крайне мере, нужен был один год. Она никогда бы не подумала, впрочем, как и Юнь Чэ, что, будучи при смерти и сконцентрировавшись только на том, как сохранить жизнь… при столь опасном стечении обстоятельств, когда Юнь Чэ ничего не ощущал, Великий Путь Будды реально прорвется на второй уровень.

И каждый раз, когда достигался новый уровень, это также сопровождалось обновлением тела и костей.

Все раны Юнь Чэ, независимо от того внешние или внутренние, были полностью вылечены, что нельзя была найти даже следа шрамов. Его волосы стали длиннее на пятнадцать сантиметров, цвет глаз стал более ярким, а слух более чутким. Его внутренние органы, кости, кожа и плоть-все наполнились необычайной прочностью. Даже его кровь стала чуть более густой, его пульс стал более четким. Тело прежде не способное пошевелить даже одним пальцем теперь наполнилось невероятной силой… Чувство подобной мощи, на самом деле, было достигнуто без малейшего использования его внутренней силы!

Прежде Жасмин говорила, что на втором уровне Великого Пути Будды ему будет даровано сила тела, способная поднять вес в четыре тысячи килограмм!