Глава 188. Молодой мастер Горящих Врат Рая

В процессе охоты на бесчисленных духовных животных, он должен был убить девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять из них, при этом уровни у всех духовных зверей, были выше, чем у него. Уровень сложности этапа был взвинчен до такой степени, что даже не мог считаться жестоким. На деле этот этап становился до сумасшествия невыполнимым.

Юнь Чэ пришел в ярость... ты мог бы добавить еще одного до круглого числа, так ведь?! Почему именно 99999!

Голос Древнего Лазурного Дракона затих и внезапно атмосфера вокруг из освежающей превратилась угнетающую.

Вдали послышались завывания бесчисленных духовных животных. Из окружающей Юнь Чэ тени отделилось порядка десяти силуэтов духовных животных. Они зафиксировали ауру Юнь Чэ и следом понеслись в его направлении.

Не одно из духовных животных не испускало внутреннюю ауру ниже Духовной Ступени.

Не успел Юнь Чэ и глазом моргнуть, как уже был окружен большим количеством духовных животных. Голос Древнего Лазурного Дракона предупредил его, что все духовные животные будут следовать за его аурой. Как только они обнаружат его, то сразу начнут отчаянную охоту. Теперь стало ясно, что он не шутил!

Юнь Чэ, одной рукой, быстро обнажил Убийцу Драконов и устремился в сторону животных. От взмахов Убийцы Драконов, расходились пульсирующие волны огня Феникса, вынуждая духовных животных отступать снова и снова. Однако духовные животные были намного сильнее Каменных Воинов Дракона из первого этапа испытания. Давление, оказываемое десятью духовными животными, по силе можно было сравнить с атакой нескольких сотен Каменных Воинов Дракона. К тому же не смотря на убийства совершенные Юнь Чэ, количество духовных животных не уменьшалось. Скорее, наоборот, с каждым мигом в округе их становилось все больше и больше.

За несколько десятков вздохов давление, оказываемое на Юнь Чэ, повысилось до такой степени, что ему стало трудно дышать. За следующие десять вздохов, вокруг него повсюду стало опасно. Он надежно защищал, Чу Юэ Чань обращаясь к Жасмин за советом, “Жасмин, что на теперь делать!”

“Есть только один выход”. Спокойно ответила Жасмин.

Юнь Чэ ободрился духом, “какой?”

“Естественно надо сбегать!” Рассердилась Жасмин, “Если ты не хочешь сбегать, можешь еще подождать, пока тебя не убьют! Разве эта принцесса не научила тебя Размытой тени Звездного Бога, только ради того, чтобы уберечь тебя от беды!”

“…”

“Хаах!!”

Волна за волной, огонь исходил из тела Юнь Чэ, формирую уменьшенную версию Демонического Лотоса Опаляющей Звезды, удерживая огромную толпу демонических животных вдали от него. Воспользовавшись преимуществом огненной области, он высоко подпрыгнул. Умчавшись вдаль с помощью Небесного Танца Крыла Феникса, он следом использовал Размытую тень Звездного Бога несколько раз в подряд и наконец, вырвался из окружения духовных животных. Он убрал Убийцу Драконов в Ядовитую Небесную Жемчужину и сразу же его тело, стало необыкновенно легким. В заключении он сконцентрировал всю внутреннюю силу в ступнях и неистово побежал прочь, все также прижимая, Чу Юэ Чань.

“На этот раз испытание, будь то сила противников, уровень опасности или необходимое время, что не выбери, будет гораздо труднее, чем на первом этапе испытания”. Сказала Жасмин тяжелым голосом, “Если подумать, помимо того, что надо убить 99999 духовных животных, у этого этапа ужасающая степень опасности, как только ты атакуешь единственного зверя все звери в округе, насторожатся. Следом ты окажешься в опасной обстановке — К тому же, ты повсюду носишься с этой бесполезной женщиной! Поэтому, большую часть времени ты будешь искать возможности избежать столкновений вместо того, чтобы сконцентрироваться на убийствах!”

“Последние несколько месяцев ты концентрировался на развитие Великого Пути Будды и навыках владения тяжелым мечом, и совершенно забросил развитие Размытой Тени Звездного Бога, которой я научила тебя! Если ты хочешь успешно завершить этот этап, сначала надо гарантировать возможность выживания. Если ты хочешь выжить в таком опасном месте наполненном духовными животными, тогда тебе надо в самые короткие сроки достичь второго уровня Размытой Тени Звездного Бога, ‘Двойной Тени’!”

“Я даю тебе месяц. На протяжении этого месяца тебе надо будет отыскать наиболее безопасное место и по возможности избегать нападений на любых духовных животных. Этот вариант наиболее безопасный. За это время Размытая тень Звездного Бога должна достичь по крайне мере второго уровня”.

“Поскольку ты смог достичь второго уровня Великого Пути Будды за столь короткий срок, благодаря своей проницательности, для тебя будет не очень сложно выполнить это! Когда ты сможешь оставлять две остаточные тени и гарантируешь безопасность собственной жизни, тогда ты сможешь приступить к истреблению духовных животных... Ты меня понял!”

“... Понял”. Юнь Чэ не имел ничего против слов Жасмин. Побывав в окружении дюжины духовных животных, он ощутил на себе, насколько опасно их давление, он все еще испытывал некоторое чувство страха.

В одном Жасмин была права целиком и полностью... Если он хочет пройти этот этап, в первую очередь ему необходимо обеспечить безопасность его собственной жизни!

Столица Империи Голубого Ветра, Дворец Лунного Света.

Нарядившись в самую красивую одежду, принцесса Цан Юэ стояла около пруда с лотосами и смотрела на свое невероятно красивое отражение. Ее глаза не двигались, и никто не знал, о чем она думает.

Придворная дама быстро вошла и почтительно кланяясь, произнесла, “Принцесса, Глава Академии Голубого Ветра Цинь просит аудиенции”.

Цан Юэ отвела свой взгляд от поверхности воды, “Пригласите его”.

В скором времени Цинь Ву Шан вошел в одиночестве и поклонился Цан Юэ, “Цинь Ву Шан выказывает свое почтение Вашему Высочеству”.

“Цинь Ву Шан можете опустить формальности... Глава Академии Цинь вы пришли в это время, потому что у вас появилась информация о Юнь Чэ?” В голосе Цан Юэ, или по-другому Лан Сюэ Же, явно слышалась настойчивость.

Цинь Ву Шан медленно покачал головой и вздохнул, “К своему стыду, до сих пор, я так и не нашел какой либо информации о нем... Вздох, Принцесса, пожалуйста простите мое скудоумие. Смертельная Пустошь - это то место, в которое даже я бы не осмелился идти неподготовленным. Пять месяцев назад много людей видели, что он вошел туда, но с тех пор, никто не видел, чтобы он вышел оттуда. Количество гениев погибших там очень велико. Целых пять месяцев... Вздох, Принцесса, вам пора перестать испытывать к нему такое чувство привязанности”.

“Нет... Совершенно невозможно! Я верю,  он определенно в порядке!” Голос Цан Юэ начал немного дрожать. Даже при том, что она всегда стремилась подавить свои эмоции, в этот раз она потеряла контроль над ними и ее глаза наполнились слезами, “Он обещал мне прежде... Он определенно жив и здоров... Он определенно вернется в течение полу года... У него определенно все прекрасно... Все так, потому что он, вероятно, не хочет быть найденным... Это должно быть так...”

Без перерыва она шесть раз в подряд сказала “определенно” и раз “совершенно”. Было не ясно кого она хочет убедить Цинь Ву Шана или себя.

Спустя небольшое время после того как Юнь Чэ уехал она не выдержала и начала посылать ему звуковые передачи. Не имело значения, использовала ли она амулет связи на 1600 километров или чрезвычайно дорогой амулет на 16000 километров, они не отвечали. Позже, она, наконец, узнала местонахождение Юнь Чэ. На входе в Смертельную Пустошь, многие люди видели парня лет шестнадцати-семнадцати бредущего по Смертельной Пустоши в одиночестве с большим черным мечом, прикрепленный на его спине. Хозяин гостиницы, в которой он останавливался, также подтвердил это.

Однако никто не видел, чтобы он выходил обратно.

Если бы она сразу знала, что Юнь Чэ собирается в Смертельную Пустошь, то она ни под каким предлогом бы не отпустила его. Потому что это место было кошмаром на яви, от которого воняло смертью во всех смыслах. Каждый год множество людей погибало там, в том числе много гениев, которые достигли пика развития и свято верили в свои способности.

Подобная новость заставила душу Цан Юэ находиться в шаге от разрыва на куски... Теперь, пять месяцев подходили к концу, но никто так и не увидел, что он выходил оттуда, также опытные команды, находящиеся на территорию животных духовной ступени не видели его раньше.

Войти в Смертельную Пустошь и не оставить никаких следов на протяжении пяти месяцев, это могло значить только одно, что его труп либо захоронен на территории либо его труп был разорван в клочки и съеден, духовными животными.

Цинь Ву Шан тихо вздохнул в своем сердце. Относительно смерти Юнь Чэ, он так же был очень огорчён. В этот же момент он переменил тему, “Ваше Высочество, я сейчас видел императора, и я посоветовался с ним по поводу ближайшего Рейтингового Турнира Голубого Ветра. Император разрешил мне обсуждать его напрямую с Вашей Светлостью. До начала рейтингового турнира остался только месяц. Мы должны выбрать практиков, которые будут представлять Императорскую семью Голубого Ветра. Могу я узнать, Ваше Высочество уже выбрала участников или это будет выбор по результатам соревнования учеников внутреннего отделения, как это было в прошлые разы?”

Цан Юэ глядела в сторону. После того, как она, наконец, успокоилась, ее глаза вспыхнули, и она ответила, “Глава Академии Цинь, подождите немного.... подождите еще в течение полумесяца. Если... Если по прежнему не будет, каких либо новостей о нем, в таком случае, мы выберем из учеников внутреннего отделения, как и в прошлые разы”.

“Но, в таком случае, времени будет... ” он осекся на полуслове, заметив выражение лица Цан Юэ и его сердце, дрогнуло, он с трудом сдержал два слова, “слишком мало”, вместо этого он почтительно сказал, “Я понимаю. Как пожелает Ваше Высочество. Относительно Юнь Чэ, я надеюсь, что Ваше Высочество сможет найти в себе силы. Сейчас наследный принц и третий принц становятся неуправляемыми. Вы последняя опора императора, таким образом, вы должны подумать о себе... Вздох, прошу меня простить”.

Как заместитель Главы Академии Синего Ветра, Цинь Ву Шан естественно не был дураком. Когда Юнь Чэ только поступил в Академию Голубого Ветра, он заметил особое расположение Цан Юэ к Юнь Чэ, как знак уважения за его участие в Рейтинговом Турнире Голубого Ветра за императорскую семью. Однако позже она специально проведывала его во внутреннем дворе каждые несколько дней. Больше никто не знал про это, но он как Глава Академии естественно не мог не знать про это. Ее реакции после предположения, что Юнь Чэ мог умереть в Смертельной Пустоши, позволила Цинь Ву Шану понять, что она влюбилась в него, и это не было только простой “оценкой его”.

“… Глава Академии Цинь, берегите себя”.

Как только Глава Академии Цинь ушел, она повернулась и медленно закрыла глаза...

Младший брат Юнь, почему ты должен был пойти в такое опасное место… Правда ли ты останешься в Смертельной Пустоши навечно и никогда не вернешься...

Рейтинговый Турнир Голубого Ветра скоро начнется. Однажды ты сказал, что хочешь принимать участие в этом Рейтинговом Турнире Голубого Ветра… А теперь где ты… Ты заставил меня привязаться к тебе сделав мою изначально безмятежную душу зависимой, желающей возвращаться к кому-то и ненавидящей расставаться. Так почему ты исчез из моего мира так поспешно...

Если Вы не появитесь на Рейтинговом Турнире Голубого Ветра в этот раз... Тогда когда мой  отец поправится, я сама пойду в Смертельную Пустошь, чтобы найти тебя... Если я не смогу найти тебя, тогда я составлю тебе компанию… и останусь там навсегда...я не позволю тебе чувствовать себя одиноко...

Две тонких ладони плавно сжались под роскошным платьем  и диадемой феникса, так как следы печали переполняли ее ауру.

В этом момент прозвучал нахальный голос молодого человека.

“Ха-ха-ха-ха, моя имперская сестра, Вы действительно здесь. Ваш имперский брат пришел, увидится с вами. Быстрей погляди. Посмотри, кого я привёл к вам из дворца”.

Этот голос заставил брови Цан Юэ нахмурится и моментально выражение ее лица изменилось на равнодушное. Она развернулась и посмотрела на говорившего человека, как и на того кто стоял рядом с ним. Выражение ее лица стало твердым, а голос еще более спокойным, “Третий имперский брат, Молодой Мастер Фэнь, сколько лет, сколько зим”.

Эти четыре слова, “сколько лет, сколько зим”, были столь же спокойными как легкий бриз, и не выражали никакого удивления или радостного настроения, которое обычно сопровождало “воссоединение после длительной разлуки”.

Третий принц Цан Шуо выглядел примерно на двадцать семь двадцать восемь лет. Человек около него выглядел немного моложе на двадцать два или три. Однако, стоя рядом с имперским принцем, он держался величественно и благородно, так он ни в чем не уступал Цан Шуо. Скорее даже превосходил его.

Он шагнул вперед и слегка поклонился. Пламя обожания горело в его глазах, смотревших на Цан Юэ, и он совсем не скрывал этого, “Фэнь Цзюэ Чэн из Горящих Врат Рая отдает дань уважения прекрасной и элегантной принцессе Цан Юэ. Я слышал, что Ваше Высочество вернулось во дворец восемь месяцев назад, однако в течение этого времени Цзюэ Чэн безвылазно тренировался в Регионе Пылающего Солнца и освободился только два дня назад. Я надеюсь, Ваше Высочество не в обиде на меня”.

“Ха-ха-ха-ха”, Цан Шуо рассмеялся, “Молодой Мастер Фэнь, прибыл только мгновение назад, он пылко путешествовал день, и ночь напролет только что бы встретится с моей имперской сестрой. Такие великие взаимоотношения, в самом деле, трогают и вызывают зависть”.