Глава 189. Бесконечная охота

Цан Юэ слегка улыбнулась и сказала: «Я благодарю молодого мастера Фэньза его доброту. С Цан Юэ всё хорошо, молодому мастеру Фэньне нужно беспокоиться. Мне неизвестно, почему молодой мастер Фэньпосетил нас в этот раз? «

Несмотря на то, слова Цан Шуо о том, что единственная цель визита Фэнь Цзюе Чэн — встреча с ней, Цан Юэ, выглядела так, словно она не слышала их.

Фэнь Цзюе Чэн также слабо улыбнулся и сказал нежно и прямолинейно: «Я слышал, что Ваше Высочество постоянно тренируется. Цзюе Чэн беспокоится о вас, а также очень уважает. Пусть я и хотел бы видеть Ваше Высочество немножко чаще, хотя бы во сне, я думал, что это испугает ваше высочество, поэтому всегда держал себя в руках. Теперь, когда я наконец-то увидел ваше высочество, Цзюе Чэн насказано рад. За эти два года, ваше высочество стала еще более красивой и элегантной. Даже легендарные богини, сошедшие в мир смертных, не смогут сравниться с вашим высочеством. Цзюе Чэн считает, что Ваше Высочество красавица императорской семьи Голубого Ветра…нет, небесное сокровище всей империи Голубого Ветра!

Он не смог скрыть свое восхищение и одержимость принцессой. Тем не менее, принцесса Цан Юэ словно не заметила этого и ответила со слабой улыбкой: «Молодой Мастер Фэнь ошибается: Цан Юэ не достойна».

«Я благодарю Молодого Мастера Фэнь за его комплементы вместо моей сестры. Я тоже абсолютно уверен, что ваши слова о ней, как о сокровище нашей Императорской Семьи, являются правдой» — сказал Цан Шуо с сияющей улыбкой. Его глаза загорелись, он перевел взгляд и намекнул дежурному позади него. Тот сразу понял, сделал шаг вперед и притворился, что шепчет ему на ухо.

«О?» В глазах Цан Шуо отразилась тревога, затем он, извиняясь, обратился к Фэнь Цзюе Чэн: «Молодой Мастер Фэнь, этот принц вдруг вспомнил нечто, о чем я вынужден немедленно позаботиться, вам придется меня простить… Сестра, Молодой Мастер Фэньдавно не посещал императорский дворец, почему бы вам не сопроводить Молодого Мастера Фэньв прогулке по дворцу?»

«Пожалуйста, простите отказ Цан Юэ». Как только Цан Шуо договорил, Цан Юэ сразу отказалась. «Не подумайте, что это из-за моего нежелания: Отец приказал мне встретиться с ним в его покоях сейчас, чтобы обсудить важный вопрос. Цан Юэ не смеет идти против приказов Отца-Императора и просит брата и Молодого Мастера Фэньне обижаться. Цан Юэ первая оставит вас.»

Закончив говорить, Цан Юэ слегка кивнула и, не колеблясь, вышла из Дворца Лунного Света.

Цан Шуо нахмурил брови, в то время как Цзюэ Чэн только спокойно улыбнулся. Как только Цан Юэ направилась от него, он вдруг обернулся. «Ваше Высочество, когда Цзюэ Чэн пришел в императорский дворец, он случайно узнал, что вы, кажется, изо всех сил разыскиваете странный цветок под названием “Цветок Горящей Души”. Интересно, Ваше Высочество уже нашли его? Если нет, так уж случилось, что Цзюэ Чэн знает, где его достать».

Мало того, что прибытие Фэнь Цзюэ Чэн сильно потревожило Цан Юэ, так еще и вызвало у неё крайнее беспокойство и желание как можно скорее уйти. Но от слов Цзюэ Чэн всё её тело напряглось, и она застыла на месте. Повернувшись, она сказала как можно более спокойным голосом: «Молодой Мастер Фэнь, вы серьёзно? Цан Юэ действительно разыскивает Цветок Горящей Души. Если Молодой Мастер знает, где искать, и будет достаточно великодушен, чтобы поведать мне, Цан Юэ будет бесконечно благодарна».

Фэнь Цзюэ Чэн улыбнулся: «Цзюэ Чэн, естественно, не откажет просьбе Принцессы Цан Юэ. По воле случая, Цзюэ Чэн знает, что такой цветок имеется в тренировочных землях нашего клана Пылающих Врат Рая – в Крае Безумно Палящего Солнца».

Сердце Цан Юэ участилось, когда она подавила своё волнение: «Значит, это просто прекрасно! Позвольте узнать, может ли ваш уважаемый клан предоставить Императорской Семье данный Цветок Горящей Души? Вне зависимости от цены или условий, ваш уважаемый клан может запросить, что пожелает».

Фэнь Цзюэ Чэн прищурил глаза, жадно уставившись на Цан Юэ. Он беспечно ответил: «Цзюэ Чэн не имеет полномочий в решении этого вопроса. В Крае Безумно Палящего Солнца один раз в тысячелетие вырастает только один Цветок Горящей Души. Передача его кому-то другому совершенно невозможна, однако…»

Фэнь Цзюэ Чэн остановился, затем ответил с беспечной улыбкой: «Если человеку, являющемуся членом внутреннего отделения моего клана, срочно необходим Цветок Горящей Души, то, я считаю, моему предложению, как будущего главы клана, отец со старейшинами противиться не будут, они наверняка уступят».

Хотя слова Фэнь Цзюэ Чэн звучали мягко и сдержанно, они на самом деле содержали следы открытого принуждения. Чтобы посторонний стал членом клана он либо должен стать учеником, либо, как вариант, вступить в брак в Клане Горящих Врат Рая.

Стоя прямо, грудь Цан Юэ слегка поднялась и опустилась. Однако, затем она медленно покачала головой: «Так как Цветок Горящей Души дорог вашему уважаемому клану, Цан Юэ не стоит делать такой необоснованный запрос. Я благодарю Молодого Мастера Фэнь за информацию, прощайте».

Простая и твердая реакция Цан Юэ была неожиданной для Фэнь Цзюэ Чэн. Выражение его лица застыло, и, наблюдая за уходящей фигурой Цан Юэ, его брови медленно хмурились.

«Темперамент моей сестры все еще жесткий». Сказал Цан Шуо, посмотрев на Фэнь Цзюэ Чэн. Его слова и действия на самом деле давали намек на уважение.

«Она даже жестче, чем раньше. Раньше, когда она отклоняла мои предложения, то, по крайней мере, была тактичной, но теперь она словно говорит мне, чтобы я прекратил всякие бредни». Фэнь Цзюэ Чэн начал глумиться над собой, обиженно улыбаясь.

«Молодой Мастер Фэнь, не стоит быть настолько пессимистичным», моментально утешил его Цан Шуо, «С силой, внешностью и личностью Молодого Мастера Фэнь, как может кто-либо из молодых дарований империи Голубого Ветра сравниться с ним? Цан Юэ сейчас еще молода и поэтому не замечает некоторых вещей. Я считаю, что не пройдет много времени, прежде чем она проявит инициативу и сама набросится на Молодого Мастера Фэнь. Вам даже не придется её добиваться». На этой фразе, Цан Шуо заколебался, но затем продолжил: «Кажется, я знаю, почему Цан Юэ вдруг стала такой решительной».

«Да?» Фэнь Цзюэ Чэн перевел взгляд.

Цан Шуо продолжил: «Из полученной мной информации, сейчас Цан Юэ ищет повсюду не только Цветок Горящей Души, а еще и человека, человек, с которым она вернулась из Академии Восходящей Луны. Сообщалось, что они были чрезвычайно близки несколько месяцев, прежде чем она привела его сюда, но будьте уверены, Молодой Мастер Фэнь, этот человек исчез уже 5 месяцев назад. Он, кажется, переоценив себя, отправился в Пустоши Смерти и больше не возвращался. После его исчезновения от дворцовых служанок Цан Юэ я слышал, что она постоянно плакала и не могла спокойно есть…».

«Как зовут этого человека?!»

«Юнь Чэ… он еще молод — ему только 17 лет. Однако, его врожденный талант неординарен настолько, что Цан Линь и я пытались привлечь его на свои стороны».

«Хмпф!» Брови Фэнь Цзюэ Чэн сильно сжались, и необыкновенно тяжелая мрачная аура окружила его тело. «Существует некто, кто тянет свои пальцы к женщине, о которой я мечтаю…

Для него будет лучше, если он уже умер. Если он станет молить о пощаде, я не пощажу его, если он будет вопросить о быстрой смерти, я не дарую ему ее!

Тело Фэнь Цзюэ Чэн вдруг выпустило мрачную ауру и заставило Цан Шуо всего дрожать. Телохранители Цан Шуо еще сильнее округлили глаза и задрожали в страхе. Поскольку духовная ауры, которая пришла от тела Фэнь Цзюэ Чэн, была уже на Земной ступени внутренней силы!

Зона испытания божественного дракона, бесконечная равнина.

5 месяцев прошло, с тех пор как Юнь Чэ пришел сюда.

Впереди был звук маленького ручья. Вода в ручье такая чистая, что можно увидеть дно. В этой чистой речной воде было множество видов бодро плавающих маленьких рыб.

Юнь Чэ аккуратно положил Чу Юэ Чань на траву возле ручья, затем присел на его краю. Наблюдая за плавающими посреди ручья рыбами, словно сияя, он сказал: «Маленькая Фея, сегодня мы снова будем уху… Хммм, с каким же ароматом будет сегодня?»

Как только его голос затих, левая рука Юнь Чэ пробила поверхность воды, поймав большую рыбу почти в фут длиной. И в этот момент валун в реке справа от него, вдруг откатился, и оттуда “выстрелил” огромный, размером с половину тела Юнь Чэ, краб и пролетел над ним. Клешня черного как смоль краба открылась и яростно захлопнулась на шее Юнь Чэ. Шипы на клешне враждебно блеснули. Даже сталь будет перекушена мгновенно, что говорить о мягкой шее человека.

Юнь Чэ бросил рыбу из рук на траву. Даже не поднимая левой руки, молниеносно двигая правой, он схватился за край клешни краба и мигом швырнул его в речной валун. Сила рук Юнь Чэ просто ужасает. С громким треском *Бах* речной валун разлетелся на куски, и Смертоносный Королевский Краб был отправлен в небытие. Этот звук словно разворошил осиное гнездо. Десятки собратьев убитого одновременно побежали прочь. Их огромные клешни были раскрыты и напоминали сейчас гильотину, отдающую холодным блеском. Юнь Чэ молниеносно выхватил Затерянного Дракона. В одночасье он переместил свое тело, и три неотличимых иллюзии появились в разных позициях. Затерянный Дракон был легким как большое перо, несмотря на его вес в четыре тысячи килограммов. Через несколько секунд были произведены дюжины ударов, и каждый удар, найдя свою цель, серьезно поразил спину своего краба.

Смертоносный Королевский Краб был опасным зверем на втором уровне Духовной ступени внутренней силы, который обладал двумя страшными клешнями, а его панцирь был несравненно жесткий. Даже обычным практикующим Духовной Ступени было трудно ранить его. Тем не менее, после одного тяжелого удара Юнь Чэ раздался оглушительный хруст, и спины 13-ти крабов были расколоты. Его неистовая духовная сила мгновенно пробила их насквозь и перебила жизненно важные каналы в одночасье.

Легким движением запястья Затерянный Дракон вернулся на спину Юнь Чэ. Чтобы привыкнуть к весу меча, после достижения второй стадии Размытой тени Звездного Бога, он постоянно носил оружие на спине.

«Восемьдесят три тысячи девятьсот сорок семь». После убийства тринадцати охуевших крабов, в уме Юнь Чэ счетчик убитых животных обновился. Увидев землю, покрытую мертвыми крабами, с конечностями, поднятыми в воздух, Юнь Чэ ущипнул себя за подбородок и пробормотал: «Интересно, если бы я мог сделать из этих огромных крабов суп…»

Юнь Чэ отказался от этой соблазнительной мысли и вернулся к Чу Юэ Чань с рыбой в руках. Затем он установил котелок, залил в него речной воды, добавил рыбы и вскипятил. Если бы божественный зверь Феникс знал, что Юнь Чэ будет использовать его огонь для приготовления еды, то неизвестно, рассердился бы он достаточно, чтобы сжечь Юнь Чэ в прах.

Вскоре, после того как был разожжен огонь, последовала проблема. Травяной покров под ногой странным образом сместился. Не дожидаясь, пока нечто вылезет из-под земли, Юнь Чэ вонзил руки в землю и вцепился в Бронированного Земляного Червя Духовной Ступени Внутренней силы, пытавшегося атаковать. После двух-трех ударов, связав червя в плотные узлы, он был выброшен подальше… Печально, что этот Бронированный Земляной Червь был низкоуровневым зверем Духовной Ступени. Его тело было крепким как сталь, но в руках Юнь Чэ оно ничем не отличалось от обычной пеньковой веревки. Несмотря на то, что внутренняя сила Юнь Чэ уступала ему, сила его рук была чем-то, с чем не может сравниться даже высокоуровневый практик Духовной Ступени.

Бронированный Земляной Червь, туго скрученный в узлы, сумбурно дергался на траве. Но, после того как потерял кучу крови за большой промежуток времени, оказался не в состоянии двигаться.

«Восемьдесят три тысячи девятьсот сорок восемь». Громко сказал Юнь Чэ. Затем, закончив подсчитывать, размахнулся рукой и выстрелил Пламенем Феникса в двух Неистовых Штормовых Ястребов над головой, собиравшихся пикировать, поразив их взрывом.

После этой пятимесячной обширной тренировки, он больше не нуждался в тяжелом мече, чтобы выпустить *Разрыв Феникса*, и теперь может выпустить его взмахом руки, ибо даже его руку можно рассматривать как тяжелый меч.

С жарой пламени феникса, ему требуется меньше шестидесяти секунд для приготовления ухи.

Разлив рыбный суп, Юнь Чэ заботливо подул на него, чтобы охладить, и подошел к Маленькой Фее. Поддерживая её за верхнюю часть тела, он поднес маленькую чашку к её губам: «Вот, теперь не горячо».

Чу Юэ Чань открыла свои прекрасные глаза и раскрыла мягкие губы. Используя те ничтожные силы, что у неё были, она слегка отхлебнула и выпила рыбный суп. Стоило ей проглотить первый глоток супа, неземной визг раздался сверху. Шесть темно-зеленых чудовищно больших птиц с очень длинными хвостами пикировали из шести различных точек прямо в Юнь Чэ.

Не поднимая головы, Юнь Чэ взмахнул вверх левой рукой и схватил Затерянного Дракона меж пальцев. Зафиксировав взглядом позиции шести Великих Зеленых Птиц, Юнь Чэ непрерывно помахал тяжелым мечом и всех убил.

Шесть *Разрывов Феникса* взмыли в небо и точно попали по Великим Зеленым Птицам в самом разгаре их атаки и взорвали их одну за другой. В течение всего процесса, из маленькой миски с ухой не выплеснулось ни капли. Чу Юэ Чань также совершенно не была напугана, и её снежные губы так и не покинули миску. Когда все шесть птиц упали, половина ухи в миске уже была съедена.

Поскольку с такой ситуацией они сталкивались ежедневно в эти пять месяцев, она давно привыкла, и была вполне уверена, что Юнь Чэ вполне сможет их сдержать.

За это время, они постоянно подвергались атаке всех видов духовных зверей. Период между атаками варьировался, но они никогда не прекращались. Фраза Древнего Лазурного Дракона: «Вы никогда сможете спокойно поспать и поесть», не была преувеличением или придуманной для отпугивания.

Сложность этой стадии испытания в отличие от первой стадии была выше в десять раз. Страшно было не из-за слишком высокого уровня духовных зверей, и не из-за их жуткого количества. А скорее из-за вечного неустанного штурма! Они атаковали отовсюду: по земле, из-под земли, из воды и с неба, и духовный зверь мог напасть в любой момент. Если ослабить бдительность хоть на секунду, то этого будет достаточно, чтобы расстаться с жизнью. В такой ситуации вполне возможно упорствовать два дня. Даже три-четыре дня можно перетерпеть, но с затягиванием времени, даже если кто-то справится с усталостью тела, то разум вероятнее всего, не выдержит… Если кто-нибудь с духовной силой большей чем у Юнь Чэ, поменялся с ним местами на один раз, он бы не смог оставаться там так долго.

И все же, для Юнь Чэ сложность этого испытания была незначительно выше первого.

Потому что его прошлая жизнь была охотой. Его и не него…

Быть под слежкой духовных зверей этой бесконечной равнины это, безусловно, страшно, но в прошлой жизни он был подвергнут травле самыми сильными кланами, сектами и сильнейшими экспертами! Кроме того, это продолжалось в течение целых семи лет. За эти семь лет, его осторожность, восприятие, реакция и контратака были развиты до пугающего уровня.

После перерождения не было возможности проявить эти способности. Но бесконечная охота в этой равнине духовных зверей позволила снова проявиться этим способностям.