Глава 521. Герб Патриарха.

Сердитый упрёк Юнь Цин Хуна нёс несравнимо ошеломляющую ауру. Каждое слово, выходившее из его рта, сопровождалось давлением, что гнало воздух во всём здании. Все присутствующие могли почувствовать вес гнетущей ауры, и все присутствующие члены семьи Юнь, от старейшин до молодых учеников, каждый из них был ошеломлён до немоты. Даже рот Юнь Сяо был широко раскрыт, и он смотрел на Юнь Цин Хуна взглядом, что едва сдерживал своё неверие… Отец которого он знал, был вежливый и миролюбивый человек, и в большинство из дней он почти не разговаривал, и не желал контактировать с другими людьми, настолько, что редко покидал свой двор. Было похоже, что он достиг состояния, когда был отделён от всех мирских дел.

Он не мог поверить, что его собственный отец, перед лицом Герцога Хуэй Е, произносит столь сильные, несгибаемые слова. И эти слова будут нести столь тираническую мощь.

У Герцог Хуэй Е и в мыслях никогда не было, что Юнь Цин Хун выдвинет такое яростное осуждать. Юнь Цин Хун явно был калекой, но встретившись с его взглядом, даже как у Герцога, его сердце замерло. И он, как уважаемый Герцог, когда это ему читали нотации перед глазами общественности? Он указал пальцем на Юнь Цин Хуна и слегка дрожащим голосом произнёс, «Юнь Цин Хун, ты…»

«Какая наглость!» Голос Юнь Цин Хуна понизился на октаву, прервав Герцога Хуэй Е, «Три слова ‘Юнь Цин Хун’, к чему ты их произнёс?! Я, Юнь Цин Хун, сделал себе имя самостоятельно в Столице Империи Демона в четырнадцать лет. В то время, как твой августейший отец ещё даже не был рождён! И даже Малый Император-Демон обращался ко мне как к брату. Кто ты думаешь такой, раз смеешь обращаться к Патриарху лишь по имени?! Не иметь уважения к старшим, показывая отсутствие учтивости, иметь огромные недостатки в воспитании и быть полным этого тупого самомнения. В довершение ко всему, у тебя столь преувеличенное о себе мнение, что ты просто втоптал лицо своего отца в землю, ты даже этого не знаешь! Вся Императорская Семья Иллюзорного Демона была пристыжена из-за тебя! Какой жалкий ребёнок, даже патриарх обеспокоился, чтобы тебя поправить. Хмфх.»

«Ты…» Герцог Хуэй Е задрожал. Его глаза помрачнели, и он чуть было не выплюнул полный рот крови. Он, Герцог Хуэй Е, прибыв в Семью Юнь, был со всем уважением встречен лично Великим Старейшиной, и взгляды направленные на него были полны почтения. Когда он говорил, все внимали к его словам, и никто не осмеливался и шагу неправильно ступить. Вот каким впечатляющим зрелищем это было. Что о этом патриархе, Юнь Цин Хуну… калеке, он даже взглядом его не удостоил; сейчас он был обруган калекой, и весь мир это видел. И каждый его упрёк было невозможно опровергнуть.

Эта сцена всех повергла в немой шок, в ушах всё ещё разносились упрёки Юнь Цин Хуна к Герцогу Хуэй Е. Его слова заставили некоторых Старших освежить воспоминания что у них были о Юнь Цин Хуну… Он был сыном Короля-Демона, и его врождённый талант был даже выше, чем у Короля-Демона в том же возрасте. Среди того поколения, включая Императорскую Семью Иллюзорного Демона, ему не было равных. В возрасте четырнадцати, он шокировал всю Столицу Империи Демона, и все Старшие это очень хорошо знали. И то, что они с Малым Императором-Демоном звали друг друга братьями, было бесспорным фактом. В то время никто не сомневался, что Юнь Цин Хун превзойдёт Юнь Цан Хая, как второй Король-Демон.

После молчания, длившегося более двадцати лет, люди практически забыли, что за человеком Юнь Цин Хун был раньше. Но его внезапна инвалидность не могла стереть его былую славу. И его звание самого молодого Монарха [9] в истории Империи Иллюзорного Демона было тем, что никто не мог отнять. Он блистал настолько ослепительно, что практически сжигал глаза, и до сегодняшнего дня, никто его не превзошёл.

Когда Юнь Цин Хун был того же возраста, что и Герцог Хуэй Е, его достижения были тем, что Герцог Хуэй Е даже не имел права обсуждать.

Когда воспоминания вернулись к жизни, Старшие мгновенно почувствовали, что беспричинное хамство Герцога Хуэй Е в отношении Юнь Цин Хуна было крайне смешным.

«Патриарх… Это на самом деле наш Патриарх!» Старейшина взволнованно встал, «Патриарх… Он возвращается?»

Его волнению не было позволено продолжаться, сидевший с ним рядом, остановил его и потащил обратно на место. Другой человек, несший торжественное выражение, сильно тряхнул головой… возбужденное выражение старейшины внезапно исчезло, и он успокоился, когда сел.

Среди основных Старейшин и обычных старейшин, подавляющее большинство из них выражали удивительную радость и эмоции на своих лицах, но они быстро успокоились. И среди шумной толпы, никто этого не заметил. Но Юнь Чэ случайно туда посмотрел, и заметил изменение в лицах тех, кто там сидел. Он сконцентрировал взгляд, и сильное удивление загорелось в глубине его глаз.

Может ли быть…

Когда Юнь Цин Хун закончил свой строгий упрёк, он сухо фыркнул, и больше не обращал внимания на Герцога Хуэй Е. Нахмурив брови, он посмотрел в сторону Юнь Синь Юэ, стоявшего с мрачным и неясным выражением на лице. Он сказал: «Юнь Синь Юэ, почему ты всё ещё там стоишь? Немедленно выйди и приготовься принять Изучение Души Духовной Длани.»

Внезапный взрыв Юнь Цин Хуна стал для Юнь Вай Тяня совершенной неожиданностью. Услышав слова Юнь Цин Хуна, его глаза сузились и он быстро сказал, «Юнь Цин Хун, ты… не перегибай!»

«Перегибаю? Каким это образом я перегибаю?» Ответил Юнь Цин Хун спокойным голосом.

Юнь Вай Тянь, непреклонным и упрямым тоном, «Мы уже выяснили, что Синь Юэ определённо не позволит подвергнуть себя Изучению Души Духовной Длани, или в противном случае, наша Семья Юнь станет посмешищем, для всей Империи Иллюзорного Демона! Ты правда желаешь, для защиты своего крёстного сына, проигнорировать святость чести нашего Клана?»

Взгляд Юнь Цин Хуна был спокойным и невозмутимым. Находясь прямо под взглядом, Юнь Вай Тянь внезапно ощутил, что ему трудно дышать… Он начал слабо ощущать, что прошлый Юнь Цин Хун, прошлый Патриарх Семьи Юнь, после долгой спячки в течении двадцати двух лет, наконец-то вернулся.

«Если верить лишь словам постороннего, то и правда, больше нет никаких других причин, чтобы подвергнуть Синь Юэ Изучению Души Духовной Длани.» Голос Юнь Цин Хуна внезапно стал куда серьёзнее, он продолжил, «Но сейчас, это приказ патриарха! Уже дошло до того? Что я, как глава этого клана, не могу даже приказать младшему в семье такую простую вещь?»

«Угх…» Горло Юнь Вай Тяня стиснулось, и он потерял дар речи.

«Юнь Синь Юэ, выйди на арену, чтобы подвергнуться Изучению Души Духовной Длани, сейчас же… Это приказ!» Скомандовал Юнь Цин Хун.

Руки Юнь Синь Юэ начали дрожать; лоб покрылся холодным потом. Он бросил умоляющий взгляд в сторону Герцога Хуэй Е, но вместо этого, он увидел, что лицо Герцога Хуэй Е тоже было крайне сконфужено. Даже видя молчаливый крик Синь Юэ о помощи, он не мог заставить себя и слова сказать… свирепая и жёсткая критика Юнь Цин Хуна придушила его настолько, что он готов был взорваться.

«Хахахаха! Как жалко, это просто слишком жалко! Юнь Цин Хун, ты правда всё ещё думаешь, что ты тот самый Юнь Цин Хун? Прямо сейчас, правда в том, что ты всего лишь жалкий калека!» Хэ Лянь Пэн вновь издал свою пронзительную, насмешку.

«Хоть я и калека, я всё ещё Патриарх Семьи Юнь!»

«Патриарх Семьи Юнь? Хехе…» Вновь насмехался Хэ Лянь Пэн, «Какие доказательства ты можешь предоставить, чтобы доказать, что ты Патриарх Семьи Юнь? Какое право у тебя есть, чтобы называть себя Патриархом Семьи Юнь? Даже посторонний, вроде меня, знает, что символ, доказывающий статус Патриарха Семьи Юнь – это Герб Патриарха, оставленный вашими предками. Ты можешь быть Патриархом Семьи Юнь, только если у тебя есть Герб Патриарха! Так же как и в Императорской Семье Иллюзорного Демона, только владеющий Печатью Императора-Демона, может считаться истинным Императором-Демоном! Юнь Цин Хун, раз ты утверждаешь, что ты патриарх, то у тебя обязан быть Герб Патриарха.»

«Все эти года, из-за отсутствия Печати Императора-Демона, Малый Император-Демона не осмелился обрести титул Императора-Демона, и Малая Императрица-Демона может зваться только так. Даже Малый Император-Демон и Императрица так поступили. Так что, Юнь Цин Хун, если у тебя нет Герба Патриарха, какое право у тебя есть, чтобы называться Патриархом Семьи Юнь? И какое право у тебя есть, чтобы приказывать членам клана?!»

Сотню лет назад, когда Король-Демон Юнь Цань Хай ушёл и больше не вернулся, вместе с ним пропал и Герб Патриарха Семьи Юнь. И после этих событий, Юнь Цин Хун стал его приемником в качестве Патриарха. ‘Герб Патриарха’ Семьи Юнь, был утерян на сотню лет; об этом знали все в Столице Империи Демона. Так как, можно сказать, что Герб Патриарха важнейший артефакт Семьи Юнь, и содержит самую подлинную форму Искусства Фиолетового Облака; в нём даже содержался отпечаток энергии и души каждого человека, когда-либо носившего титул Патриарха. После того, как он был утерян, его было невозможно воссоздать или заменить.

После того, как Юнь Цин Хун наконец-то вышел из двадцатидвухлетнего молчания, чтобы ещё раз решительно провозгласить свой статус Патриарха, Хэ Лянь Пэн сознательно решил упомнить Герб Патриарха, что был утерян уже сотню лет. Это было коварное нападение в слабую точку Юнь Цин Хуна. Но Юнь Цин Хун нисколько не смутился, уголки его глаз изогнулись и он сухо рассмеялся, «Хэ Лянь Пэн, ты сегодня на удивление внимателен к делам Семьи Юнь, особенно к Юнь Синь Юэ, нашей Семьи Юнь. Ты весьма его оберегаешь… Ах, но раз ты хочешь увидеть мой Герб Патриарха Семьи Юнь, позволь исполнить твоё желание.»

Как только голос Юнь Цин Хуна стих, его рука, что всегда была на подлокотнике кресла-каталки, поднялась, и в его ладони, фиолетовая нефритовая табличка, полностью лежавшая в его ладони, испускала чистый фиолетовый блеск.

После того, как Фиолетовая Нефритовая Табличка явилась, каждый из присутствующих учеников Семьи Юнь ясно ощутил, как Искусство Фиолетового Облака в их телах, непроизвольно затрепетало. Даже кровь в их телах взбудоражилась. Все присутствующие члены Семьи Юнь, старше ста лет, вставали один за другим. Даже три Великих Старейшины, Юнь Цзянь, Юнь Хэ, Юнь Си одновременно встали, выражения их лиц были задумчивыми и удивлёнными одновременно.

«Это… Это Герб Патриарха! Это Герб Патриарха нашей Семьи Юнь!» Выпалил Великий Старейшина Юнь Си. Достойнейший Великий Старейшина действительно потерял контроль над эмоциями, так что можно себе представить, насколько он был взволнован.

«Герб Патриарх… Это не возможно! Разве Герб Патриарха не был утерян сотню лет назад? Но, эта аура…»

«Мы не можем ошибаться! Это несомненно Герб Патриарха! Безусловно невозможно, чтобы в мире существовал ещё один!»

«Небеса смилостивились над нами, наш Герб Патриарха Семьи Юнь… Он наконец-то нам возвращён!»

…………

Молодое поколение на самом деле не понимала значения скрытого в ‘Гербе Патриарха’. Но для всех Старших, кому было больше сотни лет, это была вещь в Семье Юнь, что не могла ни с чем сравниться; священный артефакт, самый важный из всех. И увидев Герб Патриарха ещё раз, и что важнее в руках Юнь Цин Хуна, Старшие из Семьи Юнь были тронуты настолько, что слёзы начали течь из их глаз.

Самой шокированной несомненно была стоявшая рядом с Юнь Цин Хуном, Му Ю Жоу. Не смотря на то, что она очень хотела знать ответ, она не спрашивала. Потому что сейчас было не время для вопросов.

«Цин Хун, откуда взялся Герб Патриарха? Или может ли быть… за прошедшую сотню лет Герб Патриарха никогда и вовсе не исчезал?» Юнь Цзянь, вставая, спросил, его белая борода тряслась с каждым произносимым словом.

Юнь Цин Кун спокойно ответил, «Герб Патриарха, это священный артефакт нашей Семьи Юнь, я определённо не могу блефовать по поводу того, был ли герб утерян или нет. Он действительно был утерян сотню лет назад, но по велению судьбы, он был вновь найден. И то, как именно он вернулся, это внутренние дела только нашей Семьи Юнь. Так как среди присутствующих много посторонних, будет лучше отложить обсуждение этого, на более поздний срок.»

Три Великих Старейшины кивнули в унисон и больше не касались этого вопроса. Возвращение Герба Патриарха; это было величайшее благословение, случившееся с Семьёй Юнь за последнюю сотню лет. По сравнению с этим, вопрос о том, как именно он был возвращён – вторичен.

«Хэ Лянь Пэн.» Юнь Цин Хун, намеренно показал Герб Патриарха в сторону Хэ Лянь Пэна, «Теперь мне позволено звать себя Патриархом Семьи Юнь?»

Хэ Лянь Пэн стиснул зубы, а его лицо позеленело. Он никогда не предполагал, что Герб Патриарха, утерянный сотню лет назад, однажды вновь явится на свет, и никак иначе, как в руках Юнь Цин Хуна! И даже если он не был членом Семьи Юнь, он мог с одного взгляда сказать, что он подлинный, без каких-либо сомнений… Это было просто слишком странное происшествие!

События, произошедшие сегодня, в первой половине шли согласно ожиданиям, но после… ситуация изменилась во что-то абсолютно другое, от того, что было запланировано!

«Юнь Синь Юэ, немедленно войди на Арену Священного Облака и приготовься подвергнуться Изучению Души Духовной Длани! Это приказ! Если ты действительно невиновен, как это утверждаешь, то чего тебе бояться Изучения Души Духовной Длани? Если и дальше будешь колебаться, то это лишь будет результатом твоего виновного ума!» Жёстко заявил Юнь Цин Хун.