Глава 61. Лечение сводного брата

— Го Хуай, кто дал тебе право так себя вести в этом доме?! — не выдержал Мужун Гу.

— Он был из семьи Наньгун, а его настоящее имя — Наньгун Цю. Вам следует лучше проверять свои источники, — покачал головой Го Хуай.

— Не убей я его сейчас, второго шанса уже не было бы. Наньгун Цянь не дала бы вам и пальцем прикоснуться к её дяде. Так что я вам неплохо услужил. Можете не благодарить.

Сказав это, он вернулся в комнату Луна.

Хрясь!

Мужун Гу раздавил стакан с водой, который держал в руке.

— Наньгун Цянь! — крикнул он.

К Гу подошёл опрятный мужчина средних лет. Увидев тело Цю Ичжэня, он от удивления сделал глубокий вдох.

— Хозяин, могу я узнать, зачем вы меня позвали?

— Как долго ты у меня работаешь, Мэн Чжуан? — тихо спросил Гу, присаживаясь на диван.

— Семь лет. Я помню тот день, когда я впервые пришёл к вам — это был девятый день рождения хозяйки, — ответил Мэн Чжуан.

Полностью сосредоточившись на Луне, Го Хуай наблюдал за тем, как из его тела через иглы вытекает чёрная жидкость.

«Видишь, Нефритовый Император, я спасаю жизни. За это мне полагается карма» — подумал Го Хуай.

Го Хуай применил свои способности, чтобы поговорить с Луном.

— Сводный брат, сохраняй спокойствие и не расслабляйся. Мы только начали. Тебе придётся делать то, что я говорю, чтобы избежать последствий, — сказал Го Хуай.

Лун услышал Го Хуая и ответил:

— Даже не знаю, как тебя отблагодарить. Я постараюсь найти способ, когда поправлюсь.

— Тебя не просто отравили Ядом Девяти Червей. Как только тебе дали яд, твой рацион тоже был сильно нарушен, из-за чего Инь и Янь столкнулись, и ты потерял сознание. Таблетка, которую дала тебе Вэйвэй, восстанавливает Ци. Она начнёт действовать в течение десяти минут. Потом я дам тебе ещё одну, поглощающую яд. Предупреждаю — будет очень больно. Если выдержишь, то сохранишь всю культивацию, которой ты достиг, находясь без сознания. Тебе не придётся начинать сначала, — улыбнулся Го Хуай.

Как только Таблетка восстановления Ци полностью усвоилась, Го Хуай дал Луну ещё одну, чёрную. Через пару секунд всё тело Луна затряслось.

— Го Хуай, ты вернул его к жизни! — радостно воскликнул Фэй.

Он повторил метод, которым с ним поделился Го Хуай, тридцать шесть раз, и теперь, выйдя из транса, наблюдал за Луном. Он даже слышал, как звенели иголки.

— Не подходи близко, если не хочешь умереть. Эта жидкость, что вытекает из его тела, уже не просто Яд Девяти Червей. Не уверен, что смогу тебя вылечить, если она заразит и тебя, — предупредил Го Хуай, увидев, что Фэй приближается к кровати Луна.

Бах! Бах!

Ударил гром, из-за чего Го Хуай занервничал. Он скрестил пальцы, концентрируя всю свою силу. Его спина тут же покрылась потом.

«Амитабха! Это большая удача, что я приехал сегодня. Ещё пара дней, и парень отправился бы к богу смерти Яме. Тогда даже бессмертному вряд ли удалось бы его спасти,» — подумал он.

— Прошу простить меня, боги. Я спас его жизнь. Вы можете уйти. Простите за нанесённое вам оскорбление. Я придумаю, как загладить свою вину, — сказал Го Хуай, ни к кому конкретно не обращаясь.

Гром постепенно затих. (Прим. переводчика: Яма — в буддизме бог смерти и властелин ада.)

— На что смотришь? Неужели не чувствуешь запах Тайшана Лаоцзюня, который исходит от таблетки в его руке? Это не обычный человек. Подумай, прежде чем захочешь его разозлить. Пойдём, этому парню ещё рано умирать. В небе растворились две тени — чёрная и белая. Никто не мог их видеть, так как это был Хэйбай Учан. (Прим. переводчика: Хэйбай Учан — букв. «Чёрное и Белое Непостоянство» — два божества в китайской народной религии, отвечающие за сопровождение душ усопших в подземный мир. Тайшан Лаоцзюнь — Высочайший владыка Лао, или Высочайший древний властитель. Божество.)

— Фух! Как хорошо, что кто-то закрыл секреты Небес. Все мои старания пошли бы прахом, если бы в меня ударила Забирающая Душу Молния, — пробормотал Го Хуай, глубоко вздыхая.

— Ах!

Мужун Лун поднялся на своей кровати. Он плюнул чем-то чёрным, и снова откинулся на подушку.

— Го Хуай, с ним всё в порядке? — спросил Фэй, глядя на вновь потерявшего сознание брата.

— Да, просто ему было очень больно, — ответил Го Хуай с улыбкой.

— Тебе не следует больше здесь находиться. Попроси Гу приготовить деревянную бочку. Если у вас её нет, подготовьте ваш пруд для разведения рыбы, очистите его, и наполните кипятком. Ну, чего ждёшь? За дело!

— Хорошо! — Фэй выбежал из комнаты.

— Третий дядя, Го Хуай попросил найти деревянную бочку и наполнить её кипятком. Если бочки нет, подойдёт рыбоводный пруд.

— Старший брат, старший брат! — взволнованно крикнула Мужун Вэйвэй.

Она услышала, что в комнате Луна что-то происходит, и поспешила туда. Увидев, что её брат лежит без сознания, а из его тела торчат иголки, она занервничала ещё больше.

Го Хуай быстро схватил её, не давая подойти вплотную к кровати.

— Пока к нему нельзя прикасаться. Из него выходит яд. Как же я устал сегодня. А ты только и спрашиваешь, что про своего брата.

Посмотрев на Го Хуая, Вэйвэй заметила, что он бледен, как смерть, и покрыт потом с ног до головы. Её кольнула совесть, и она спросила:

— Го Хуай, ты в порядке?

— И что со старшим братом? Почему он всё ещё без сознания?

— С ним всё хорошо. Уверен, уже завтра он будет есть с нами за одним столом. Скажи, чтобы его опустили в бочку, как только всё будет готово. Когда чёрная жидкость перестанет выходить из него, пусть его вытащат. Тогда же разбудите и меня, мне нужно отдохнуть, — сказал Го Хуай, направляясь в комнату Вэйвэй.

Буквально за пару минут Мужун Гу нашёл деревянную бочку и наполнил её кипящей водой.

Фэй взглянул на бурлящую поверхность и неуверенно спросил:

— Третий дядя, вы действительно хотите посадить туда Луна?

— Таблетка, что дал тебе Го Хуай, подействовала? — спросил Гу.

— Все негативные последствия тренировок Восьмиступенчатого Коллапса исчезли. Я чувствую, что моя внутренняя энергия выросла как минимум на треть, — честно признал Фэй.

— Опускайте Луна в бочку! — приказал Мужун Гу.

«Го Хуай, если ты его и вправду вылечишь, то я сделаю тебя почётным гостем семьи Мужун. Также обещаю, что не буду препятствовать твоим отношениям с Вэйвэй» — подумал он.

Как только тело Луна опустили в бочку, вода тут же остыла. Стоявшие вокруг люди почувствовали холод. — Третий дядя, почему вдруг стало холодно? — спросил Мужун Фэй.

— Иди и спроси Го Хуая, что дальше, — громко сказал Мужун Гу.

Фэй прибежал в комнату Вэйвэй.

Через пару секунд из комнаты донёсся крик Фэя:

— Добавьте ещё кипятка! Го Хуай сказал добавить кипяток! Как только вода перестанет остывать, Луна можно будет доставать оттуда.

Над домом семьи Мужун клубился дым. Сначала соседи подумали, что в доме пожар, но потом кто-то сказал, что там жгут мебель, чтобы нагреть воду.

Спустя час непрерывного подливания кипятка, вода перестала остывать. Гу взглянул на своего сына и был поражён — на его теле не было ни единого следа ожогов. У Гу словно камень с души упал.