Глава 2107. Брат Цзянь Чена

— Хе-хе-хе-хе, кто этот идиот? Он в такое проявил открытую враждебность по отношению к Цзянь Чену. Он даже заявил, что хочет убить Цзянь Чена. Разве он не знает, что человек по имени Мин Дон мстит за Цзянь Чена? Или он так поступил, поскольку его силы и происхождения достаточно для того, чтобы подавить Мин Дона до такой степени, что ему вообще не нужно бояться угроз со стороны Мин Дона…

— Так случилось, что я знаю его. Он — высший Королевский Бог из Даосской Секты Божественного Звука с Земли Небесного Огня. Его зовут Джун Кон. Я никогда не мог подумать, что он тоже придет в Божественный Дворец Нептуна…

— Даосская Секта Божественного Звука? Хе-хе, я слышал, как мастер упоминал эту секту. В прошлом благодаря существованию Третьего Предка Даосская Секта Божественного Звука являлась пиковой организацией, известной во всем Мире Святых. Раньше во всем Мире Святых едва ли кто-нибудь мог позволить себе обидеть их, но, к сожалению, после смерти Третьего Предка Даосская Секта Божественного Звука ослабла. Вероятно, в Мире Святых мало кто из людей до сих пор помнит эту секту…

— Если бы их Третий Предок до сих пор бы был жив, то никто в Божественном Дворце Нептуна не посмел бы оскорбить этого парня. Но, учитывая их нынешнее положение, хмпф…

Окружающие Королевские Боги тихо обсуждали происходившее. Некоторые из них смотрели на Джун Кона насмешливо, а некоторые с жалостью.

Поскольку Джун Кон был высшим Королевским Богом, его личная сила была чрезвычайно велика. Хотя он утратил контроль над эмоциями из-за предполагаемой смерти Цзянь Чена, он сразу ощутил взгляды множества людей. Он мгновенно почувствовал, что что-то было не так. Странная атмосфера в окружении заставила его сердце сжаться, и его смех прекратился.

В следующий момент в его сторону метнулся чрезвычайно могущественный энергетический импульс. Прядь Ци меча длиной несколько метров, содержащая чистую и плотную силу Законов Разрушения, прорывалась через воздух, безжалостно приближаясь к Джун Кону.

Когда Ци меча устремилась к Джун Кону, его тело сразу дрогнуло. Он резко обернулся, посмотрев на летящую прямо в него Ци меча. На его лице виднелись сомнение и растерянность, а также некоторая мрачность.

Сила этой пряди Ци меча потрясла его. В частности, Законы Разрушения внутри пряди Ци меча, казалось, могли уничтожить все, он испытал предчувствие, что не сможет отразить ее.

В руке Джун Кона бесшумно появилась нефритовая флейта. Он стал серьезен и прижал нефритовую флейту ко рту. Когда он начал играть, по окружению распространился чарующий звук. Он был приятен и почти казался потусторонним. Он проник в глубины душ всех присутствующих и захватил их разумы.

Когда флейта заиграла, в сторону приближающейся пряди Ци меча устремились видимые глазу пульсации.

*Бум! Бум! Бум…*

Когда звуковые волны соприкоснулись с Ци меча, раздался оглушительный взрыв. Джун Кон использовал свой Путь Музыки и силу флейты, чтобы отразить Ци меча, содержавшую Законы Разрушения.

Однако, эта прядь Ци меча была слишком сильна. Силы Джун Кона было достаточно, чтобы попасть на Трон Королевских Богов, но ему было довольно трудно справиться с этой атакой. После того, как он создал несколько сотен волн, ему удалось рассеять лишь половину силы пряди Ци меча.

К данному моменту Ци меча с Законами Разрушения уже предстала перед ним.

В глазах Джун Кона вспыхнул яростный свет. Он проревел и резко взмахнул нефритовой флейтой, используя силу своей культивации, чтобы разрушить оставшуюся Ци меча.

Прозвучал взрыв и Ци меча, наконец, полностью рассеялась. Однако, внешний вид Джун Кона сильно изменился. В роскошных одеждах, которые он носил, появилось множество дыр.

Образовавшиеся ударные энергетические волны нарушили устойчивость соседних вулканов, поэтому несколько десятков из них одновременно изверглось. С неба падала лава, словно дождь, со множеством огненных божественных кристаллов, напугав близлежащих Королевских Богов, которые начали панически уклоняться.

— Он действительно хорошо играет на флейте. Мой разум резонирует с этой мелодией, я против воли оказался увлечен даже с учетом того, что пытался сопротивляться. Он действительно высший гений Даосской Секты Божественного Звука. Его мастерство в музыке действительно расширило мои горизонты. Однако, его противник — не тот, с кем он сможет справиться… — один из Высших Королевских Богов похвалил Джун Кона.

— Я слышал, что музыка Даосской Секты Божественного Звука использует тайны мира, они способны управлять законами мира и проявлять их суть. Интересно, правда ли это…

— Мне нет дела до остальных. Столь невероятно приятной музыки достаточно, чтобы я посетил Даосскую Секту Божественного Звука. Мелодия флейты почти вытянула мою душу…

Между множеством высших Королевских Богов, стоявших поодаль, сразу начались оживленные разговоры, но у Джун Кона не было настроения слушать похвалы. В данный момент он с ужасным выражением лица мрачно смотрел на молодого человека впереди. Радость, которую он ощутил после того, как узнал о смерти Цзянь Чена, полностью исчезла.

— Мой друг, могу я спросить, разве я обидел тебя? Почему ты напал на меня без причины? — Джун Кон соединил ладони, и, скривившись, обратился к атаковавшему. В его взгляде виднелся сильный страх перед этим молодым человеком.

Молодой человек, стоящий перед ним, был Мин Доном. За ним с безразличными и холодными лицами стояли пять божественных генералов.

— Цзянь Чен умер, но ты выглядишь очень счастливым. Каковы твои претензии к Цзянь Чену? И кто такая упомянутая тобой Му-эр? — из тела Мин Дон вырвалась яростная аура, его голос был ледяным.

Джун Кон колебался. Он только что вошел в Божественный Дворец Нептуна, поэтому не знал, что Мин Дон мстил за Цзянь Чена. В результате, он не знал, каковы были отношения Мин Дона и Цзянь Чена.

— Мой друг, кажется, отношения между Цзянь Ченом и мной не касаются тебя, — осторожно ответил Джун Кон. Он своими глазами видел, как этой молодой человек столкнулся с более чем дюжиной Королевских Богов. Судя по тому, как он действовал, он, похоже, не воспринимал их всерьез. Джун Кон не мог позволить себе обидеть такого человека.

— Му-эр, которую ты упомянул, зовут Шангуань Му-эр? — Мин Дон задал новый вопрос.

Когда Мин Дон упомянул полное имя Шангуань Му-эр, зрачки Джун Кона сразу сузились. Он в шоке уставился на молодого человека, похожего на бога войны, и на его лице появилось неверие.

Хотя он не мог сказать, что хорошо знал о прошлом Шангуань Му-эр, он знал о большей части ее пути. Он знал, что она пришла из более низкого мира и не провела в Мире Святых много времени. По большому счету, она была безымянной фигурой в Мире Святых.

Как так могло получиться, что столь могущественный Королевский Бог знал такую, как она? Было очевидно, что это не имело смысла.

Джун Кон никогда не мог поверить в то, что Шангуань Му-эр знала такого человека. Кто знает, сколько лет высший Королевский Бог перед ним потратил на культивацию. Шангуань Му-эр пришла в Мир Святых лишь недавно, и ее уровень культивации не был высок. Как ей удалось познакомиться со столь уважаемой фигурой?

Хотя Джун Кон не ответил, Мин Дон все понял по его выражению лица.

— Я все понял. Ты жаждешь Шангуань Му-эр из-за ее красоты, а поскольку Цзянь Чен является мужем Шангуань Му-эр, он стоит у тебя на пути. Вот почему ты хочешь, чтобы Цзянь Чен умер. Я прав? — холодно спросил Мин Дон, его взгляд стал чрезвычайно острым.

Выражение лица Джун Кона изменилось. Он невольно отшатнулся назад, в шоке уставившись на Мин Дона. Его сердце пропустило такт. Молодой человек перед ним не только был знаком с Шангуань Му-эр, он даже знал об ее отношениях с Цзянь Ченом. К… Как это было возможно?

Кстати говоря, даже в Даосской Секты Божественного Звука об отношениях Шангуань Му-эр и Цзянь Чэна знали лишь двое старейшин и предки, так как этот молодой человек мог знать об этом?

— Цзянь Чен — брат, который прошел со мной через жизнь и смерть, поэтому Шангуань Му-эр — моя невестка. Ты не просто нацелился на мою невестку, но также хочешь убить моего брата. Ты. Ищешь. Смерти! — Мин Дон процедил сквозь стиснутые зубы. Его взгляд был настолько ужасающим, что, казалось, он хотел разорвать Джун Кона на куски. Он сразу же поднял меч и атаковал Джун Кона с помощью Законов Разрушения.

На этот раз Мин Дон действительно пришел в ярость. Эта атака была гораздо мощнее, чем предыдущая.

— Что? Цзянь Чен — твой брат? Му-эр — твоя невестка… — глаза Джун Кона сильно округлились. Эта новость была подобна грому среди ясного неба. Он был ошеломлен до такой степени, что слегка замешкался.