Глава 2108. Сокрушение Джун Кона

— Невозможно. Невозможно. Это совершенно невозможно… — пробормотал Джун Кон, качая головой. В этот момент он не мог ощутить еще больший шок.

Он знал о происхождении Шангуань Му-эр и Цзянь Чена. С его точки зрения, Цзянь Чен был таким же ничтожным, как муравей. Джун Кон не мог смириться с тем, что Цзянь Чен имел столь могущественного брата. А признать, что его любимая младшая Му-эр была невесткой этого высшего Королевского Бога, для него было еще более сложно.

— Оказывается, Мин Дон и Цзянь Чен имеют такую связь…

— Неудивительно, что смерть Цзянь Чена настолько взбесила Мин Дона, что он убил этих высших Королевских Богов, оскорбив этим несколько высших организаций. Оказывается, эти двое прошли через жизнь и смерть вместе…

— Подобная связь порождает такую дружбу, что люди могут доверить свои жизни друг другу. Они даже могут ценить жизни друг друга больше, чем свои собственные. Их связь настолько глубока, что полностью превзошла связь младших и старших учеников одного мастера…

Все находившиеся неподалеку Королевские Боги также осознали это, а сердца Цан Ина, Гун Чжэна и Бай И пропустили такт. Их лица стали безобразными.

Связь Цзянь Чена и Мин Дона оказалась намного глубже, чем они ожидали.

Меч Мин Дона, наполненный силой Законов Разрушения, приближался к Джун Кону. Он излучал настолько разрушительную ауру, что, казалось, был способен уничтожить все.

Хоть Джун Кон был ошеломлен, он все равно оставался высшим Королевским Богом. В столь критический момент он отреагировал немедленно. Он взмахнул рукой, вынув колокол размером с ладонь, который быстро увеличился в размерах. Спустя мгновение он достиг ширины нескольких метров, полностью закрыв его собой.

*Дзинь!*

Когда атака Мин Дона достигла колокола, тот сразу же громко зазвенел. Во всех направлениях разошлись видимые глазу страшные ударные волны.

Эти волны были чрезвычайно опасны. Поскольку они распространялись во всех направлениях, лава внизу взволновалась, а вулканы начали извергаться один за другим. Большое количество лавы начало падать с неба. Казалось, что это никогда не прекратится.

Мин Дон установил перед собой меч, чтобы заблокировать наступавшие звуковые волны. Он холодно посмотрел на неповрежденный колокол и спросил:

— Думаешь, я ничего не могу с тобой сделать лишь потому, что у тебя есть защитный божественный артефакт?

После этих слов на нем бесшумно появились доспехи, покрывшие каждый дюйм его тела. Когда на доспехи обрушился дождь из лавы, они остались целыми.

Эти доспехи также были защитным божественным святым артефактом!

После этого Мин Дон убрал свой меч, бывший святым артефактом высшего качества, и вынул меч — божественный артефакт. Он яростно атаковал мечем, призвав из окружения Законы Разрушения и высвободив огромную силу.

*Бум!*

Столкновение двух божественных артефактов было громоподобным и оглушительным. Страшные энергетические волны пронеслись словно приливные волны, нанеся ущерб окружающей среде и сдувая лавовый дождь.

Удар Мин Дона отбросил вдаль колокол, закрывавший Джун Кона. Тот остановился лишь после того, как преодолел несколько тысяч метров.

Джун Кон вышел из-под колокола. Он мрачно уставился на Мин Дона, излучавшего убийственное намерение. Являясь высшим Королевским Богом и гением Даосской Секты Божественного Звука, он, естественно, имел свою гордость и достоинство. Даже при том, что он знал, что происхождение Мин Дона, вероятно, было великим, он все равно не мог сдержать свой гнев, поскольку Мин Дон снова и снова нападал на него.

Более того, он уже мог сказать, что Мин Дон явно намеревался убить его. Было очевидно, что Даосская Секта Божественного Звука, стоящая позади него, не могла устрашить Мин Дона.

Нефритовая флейта снова начала звучать. Казалось, что ее мелодия находилась в гармонии с окружающим миром. Она казалась чем-то потусторонним и несла в себе некое очарование.

Колокол над Джун Коном закрыл его от дождя лавы, позволив ему спокойно играть на флейте. Он использовал Путь Музыки против своего оппонента. Его мелодия воздействовала на разум и могла привести душу в замешательство. Его оружием были звуковые волны, прорывавшиеся через пространство и способные нанести вред телу.

Джун Кон начал сопротивляться убийственному намерению Мин Дона.

— Хмпф. Тебе нужно потратить на культивацию еще несколько веков, если ты хочешь привести мою душу в замешательство, — холодно фыркнул Мин Дон. В данный момент он находился под защитой божественного артефакта, поэтому что-то такое в принципе не могло повредить или повлиять на него. Он походил на яростного бога войны. Он устремился к Джун Кону сквозь лавовый дождь, держа в руке меч — божественный артефакт.

Битва между ними не была особенно интенсивной. Однако ужасающая рябь, порождаемая частыми столкновениями двух божественных артефактов, повлияла на окрестности и привела к колоссальному извержению вулканов. Море лавы внизу вздымалось огромными волнами, достигавшими небес.

Благодаря божественному артефакту Джун Кон остался невредимым после нескольких атак Мин Дона. Однако, использование божественного артефакта приводило к быстрому истощению силы любого высшего Королевского Бога. Для него было невозможно продержаться очень долго. Через короткое время он побледнел, казалось, что он не сможет продержаться немного дольше.

*Бум!*

Наконец, после очередной атаки Мин Дона Джун Кон утратил силу, необходимую для использования колокола. Он убрал его и сразу вырвал кровью. Он получил тяжелые травмы.

— Ты положил глаз на женщину моего брата, мою невестку, ты определенно не уйдешь отсюда живым, — холодно сказал Мин Дон, излучая ледяную ауру. Он провел серию атак по Джун Кону, используя свои кулаки. Он переключался между ударами кулаками и ладонями, он использовал и руки и ноги. Он избивал Джун Кона так жестоко, что никто не осмеливался прямо смотреть на происходящее.

Хотя у Мин Дона, по большому счету, не было претензий к Джун Кону, из-за его злобных намерений ненависть Мин Дона по отношению к нему была даже больше, чем-то, что он чувствовал по отношению к восьми Королевским Богам, вместе сражавшимся против Цзянь Чена. Мин Дон хотел замучить, а после — убить.

Джун Кон был неспособен сопротивляться вообще. Он полностью оказался во власти Мин Дона. Его избитое тело стало похоже на мешок с песком. Он получил не только внешне травмы, удары Мин Дона разрушили все его кости, а внутренние органы превратились в мякоть. Его окровавленное лицо уже давно деформировалось, его больше нельзя было узнать. Даже его череп деформировался. Он выглядел чрезвычайно жалко.

Душа Джун Кона осталась целой, поэтому он еще не умер. Он яростно уставился на Мин Дона, чувствуя ненависть, но не мог ничего поделать.

Мин Дон знал множество древних секретных техник, поэтому он уже давно запечатал культивацию Джун Кона и его душу в внутри тела, что не позволило тому использовать какие-либо секретные техники, чтобы сбежать или покинуть тело в виде души. Джун Кон мог лишь наблюдать за тем, как Мин Дон уничтожал его.