Глава 2290. Арест Чан Яна

Стоявшая на сцене Дунлинь Яньсюэ почувствовала беспомощность, когда услышала всеобщие протесты. С учетом того, настолько яростно возражали старейшины, не было никакой надежды на положительный исход, даже если ее мастер также порекомендует Чан Яна.

В конце концов, Чан Ян был слишком слаб. У него было лишь одноцветное Духовное Ядро. Имея столь ничтожную культивацию, он не мог получить внимание или поддержку со стороны старейшин.

Если он станет стражем, несмотря на такой уровень культивации, то самому кандидату придется защищать его.

Дунлинь Яньсюэ тихо вздохнула. Она старалась изо всех сил и делала все, что могла. Однако, изменить окончательный результат ей не удастся.

Когда Дунлинь Яньсюэ подумала о чистой душе, которую Чан Ян дал ей ранее, она невольно почувствовала сильный стыд. Теперь ей будет довольно сложно встретиться с Чан Яном. Она никогда не могла подумать, что на этот раз в соревновании что-то изменится. В прошлых соревнованиях выбор девяти стражей полностью зависел от Избранного Святого после того, как он побеждал остальных кандидатов.

Это было правом Избранного Святого.

Однако, на этот раз все девять стражей выбирались старейшинами или важными членами влиятельных кланов.

В этот момент ниже сцены раздался голос. Гунчжэн Синь в белых одеждах бесстрашно крикнул:

— Хе-хе, ты до сих пор думаешь о Чан Яне? Говорят, что Чан Ян уже давно пропал без вести. О его положении ничего неизвестно. Даже если проигнорировать тот факт, что в данный момент он уже может быть мертв. Даже если бы он находился в Сияющем Святом Храме, он все равно не имел бы права ступать в священный храм. Разве не забавно то, что ученик низкого уровня, который не может даже ступить в священный храм, хочет стать стражем?

Голос Гунчжэн Синя разнесся по всей площади. Все собравшиеся здесь Святые Мастера отчетливо услышали его.

Последние два года Гунчжэн Синь культивировал в уединении. Он слышал от людей своего клана, что они отправили людей разобраться с Чан Яном. Он был уверен в том, что Чан Ян был мертв. Он отказывался верить в то, что Сияющий Святой Мастер с одноцветным Духовным Ядром мог избежать преследования со стороны экспертов его клана.

Он прервал культивацию лишь вчера, поэтому он не получил известий о возвращении Чан Яна в Сияющий Святой Храм.

— Чан Ян даже не имеет права входить в священный храм. Похоже, он просто слабый ученик без хорошего происхождения.

— У него не только ничтожная культивация, но за ним никто не стоит. Он просто мечтает, если хочет стать стражем.

— Дунлинь Яньсюэ в самом деле хочет, чтобы Чан Ян стал ее девятым стражем. Это весьма интересно.

Слова Гунчжэн Синя немедленно породили дискуссию между различными владыками пиков в окрестностях. Многие Сияющие Королевские Боги втайне начали обсуждать произошедшее.

Цзянь Чен слегка нахмурился. Его сила значительно превышала силу большинства присутствующих Сияющих Королевских Богов. Вдобавок к этому, после изменения души его восприятие также стало поразительным. Поэтому многие секретные сообщения не могли ускользнуть от его восприятия, он мог отчетливо слышать их.

Во взгляде Цзянь Чена промелькнул холодный свет. Он больше не пытался быть незаметным. Он крикнул:

— Кто сказал, что у меня нет права входить в священный храм?

Голос Цзянь Чена был громким, поэтому он сразу привлек взгляды всех. В этот момент не только Сияющие Королевские Боги оглянулись на него, даже стоявшие на сцене старейшины посмотрели на Цзянь Чена.

Естественно, стоявшая на сцене Дунлинь Яньсюэ также сразу обнаружила Цзянь Чена посреди толпы. В ее взгляде промелькнуло удивление.

Очевидно, она понятия не имела, как Цзянь Чен сумел войти в священный храм. Настолько она понимала, он не имел права входить в это место.

— Чан Ян, это ты! — Гунчжэн Синь сразу расширил восприятие души. Когда он обнаружил Цзянь Чена, то был ошеломлен. Тот, кого он считал мертвым, стоял здесь в целости и здравии, и это очень удивило его.

Гунчжэн Синь помрачнел и крикнул:

— Чан Ян, как ты вошел в священный храм? У тебя нет права находиться здесь.

Прежде чем Цзянь Чен смог что-то ответить, Гунчжэн Синь обратился к старейшинам на сцене:

— Мастер, старейшины, Чан Ян пробрался в священный храм, нарушив правила Сияющего Святого Храма. Старейшины, пожалуйста, разберитесь с произошедшим.

Выражение лица Дунлинь Яньсюэ немного изменилось. Она начала беспокоиться за Цзянь Чене. Священный храм не был местом, куда мог входить кто угодно. Даже владыки пиков не могли ступать сюда без уважительной причины. Если Чан Ян действительно втайне пробрался сюда, это станет огромным преступлением.

— Ох, боже. Ох, нет. Старший брат, что ты будешь делать? — Бай Юй потянула Цзянь Чена за руку, также начав беспокоиться.

Она тоже решила, что ее старший брат пробрался сюда тайно, потому что, настолько она знала, он действительно не имел права входить сюда.

Старейшины на сцене стали строгими. Они начали изучать Цзянь Чена пронзительными взглядами, со сцены постепенно начало исходить невидимое давление.

— Ты Чан Ян? Чан Ян, скажи нам правду, как ты пробрался сюда? Если ты не предоставишь нам разумных объяснений, у тебя будут большие проблемы, — очень строго сказал старейшина Му Чжун.

Цзянь Чен сохранял спокойствие. Он соединил ладони в сторону сцены и сказал:

— Ученик Чан Ян с Пика Парящих Облаков приветствует старейшин. Старейшина Му Чжун, вы слишком серьезно отнеслись к этим словам. У меня лишь одноцветное Духовное Ядро, так как я смог бы обойти строгие меры безопасности? Я, вероятно, был бы арестован охранниками снаружи до того, как смог бы приблизиться к священному храму. Естественно, я вошел сюда честным образом.

— Кто из присутствующих впустил Чан Яна в священный храм? — старейшина Му Чжун посмотрел на других старейшин, одновременно расширив восприятие души до священного храма и спросив старейшин, находившихся внутри него.

Священный храм был священ для всех Сияющих Святых Мастеров. На него нельзя было посягать. Если ученик низкого уровня действительно вошел в священный храм без разрешения, это будет огромным преступлением. Его нельзя будет простить.

Остальные старейшины лишь покачали головами в ответ на этот вопрос.

— Мастер, пожалуйста, помогите Чан Яну. Я сильно задолжала Чан Яну, — Дунлинь Яньсюэ также осознала серьезность проблемы, поэтому втайне поспешно попросила Му Шуй.

Му Шуй слегка покачала головой и строго сказала:

— Действия Чан Яна нарушили закон священного храма. Он зашел слишком далеко. Я определенно не могу ему помочь.

Вскоре старейшина Му Чжун получил ответы и от других старейшин. Никто из них не впускал Чан Яна в храм.

В следующий момент взгляд старейшины Му Чжуна стал откровенно враждебным.

— Охранники, немедленно арестуйте Чан Яна с Пика Парящих Облаков за вторжение в священный храм! — крикнул старейшина Му Чжун.