Глава 2291. Поддержка

После этих слов двое равнодушных охранников в фиолетовых одеждах подлетели к Цзянь Чену.

Стоявшая на сцене Дунлинь Яньсюэ тихо вздохнула. Она смотрела на приближавшихся к Цзянь Чену охранников, чувствуя беспомощность.

Она была одной из пяти кандидатов и обладала определенным уровнем статуса в Сияющем Святом Храме, но она действительно не могла помочь Цзянь Чену в такой ситуации.

— Ох, нет, нет. Старший брат, что нам делать? — Бай Юй сильно встревожилась. Она очень волновалась из-за того, через что придется пройти Цзянь Чену.

Будучи ученицей старейшины, она очень хорошо знала все правила Сияющего Святого Храма. Она отлично понимала святость этого священного храма. Тайное вторжение было тяжким преступлением и наказывалось чрезвычайно сурово.

— Хмпф. Чан Ян, хотя ты не умер снаружи, я определенно не позволю тебе легко справиться с этим. Однако, чем были заняты люди моего клана? Разве они не говорили, что послали экспертов убить Чан Яна? Как он может быть до сих пор жив? — усмехнулся Гунчжэн Синь, и в его взгляде промелькнул холодный свет.

— У этого ученика по имени Чан Ян большие проблемы.

— У него лишь одноцветное Духовное Ядро, но он осмелился вторгнуться в священный храм. Это является посягательством на священный храм.

— Не только он сам будет строго наказан, даже владыка Пика Парящих Облаков не избежит наказания.

— Это будет уроком для нас. Когда мы вернемся, мы должны строже следить за нашими учениками, на случай, если по незнанию случится беда, и наши ученики потянут нас за собой вниз.

Все присутствующие Сияющие Королевские Боги тайно обсуждали происходящее.

Два охранника в фиолетовых одеждах прибыли к Цзянь Чену. В их руках появились толстые металлические цепи.

Эти цепи были выкованы из особого металла, и на них были выгравированы различные формации. Когда человек сковывался такой цепью, она не только запечатывала его культивацию, но также становилась чрезвычайно тяжелой, из-за чего было практически невозможно двигаться.

В Сияющем Святом Храме такому наказанию подвергались только те, кто совершил серьезные преступления.

— Стойте! — когда охранники уже собирались сковать Цзянь Чена, он внезапно крикнул. Он спокойно посмотрел на стоявшего на сцене старейшину Му Чжуна и громко произнес:

— Старейшина Му Чжун, могу я спросить, как вы определили, что я нарушил правила священного храма и что меня нужно арестовать?

— Ты вошел в священный храм без разрешения кого-либо из старейшин. Это — акт вторжения и серьезное преступление, — ответил старейшина Му Чжун.

— Другими словами, мне нужно разрешение старейшины, чтобы войти в священный храм, и даже медальона, который у меня есть, недостаточно для входа? Или, возможно, право, которое дает мне этот медальон, не так значимо, как разрешение со стороны старейшины? — громко спросил Цзянь Чен. Он вынул медальон Сюань Чжаня и поднял его высоко над головой.

Когда старейшина Му Чжун увидел медальон, являвшийся символом вице-лидера, то сразу же вздрогнул. Его зрачки сразу сузились, а на лице появилось удивление.

— Это медальон вице-лидера…

— Это символ вице-лидера Сюань Чжаня…

— Как такое возможно? Откуда у него медальон вице-лидера Сюань Чжаня? Каковы его отношения с вице-лидером Сюань Чжанем…

— Он — Сияющий Святой Мастер с одноцветным Духовным Ядром, причем, никому не известный. Откуда у него медальон вице-лидера Сюань Чжаня…

Когда в руке Цзянь Чена появился медальон, удивился не только старейшина Му Чжун, выражения лиц других старейшин также изменились. На их лицах появилось выражение неверия.

Что касалось Сияющих Королевских Богов, стоявших ниже сцены, их разговоры прекратились. Их взгляды зафиксировались на руке Цзянь Чена, на медальоне, символизировавшем статус вице-лидера. Их выражения лиц были разными.

Взгляд Дунлинь Яньсюэ стал странным. Она в ошеломлении смотрела на медальон в руке Цзянь Чена. В ее взгляде виднелось некоторое сомнение и замешательство.

В тот момент, когда она увидела медальон, в ее голове промелькнуло множество вопросов. Поскольку Чан Ян имел медальон вице-лидера, он, очевидно, имел тесные связи с вице-лидером. Он просто мог напрямую попросить вице-лидера войти в Башню Сияния.

Хотя условия для входа в Башню Сияния были чрезвычайно строгими, вице-лидер имел достаточно власти, чтобы сделать исключение для любого ученика. Ему лишь требовалось сказать несколько слов. Итак, почему Чан Ян предложил ей драгоценную чистую душу и пошел на все, чтобы стать ее девятым стражем лишь для того, чтобы войти в Башню Сияния?

Внезапно Дунлинь Яньсюэ обнаружила, что она, казалось, вообще не понимает намерений Чан Яна.

— Яньсюэ, ты не понимаешь? Чан Ян хотел стать твоим девятым стражем, потому что он хочет сблизиться с тобой, — Му Шуй, мастер Дунлинь Яньсюэ, казалось, могла видеть все насквозь. Она тайно передала сообщение Дунлинь Яньсюэ.

Дунлинь Яньсюэ вспомнила каждую деталь того, как она познакомилась с Чан Яном. Она вообще ничего не забыла. В итоге, она покачала головой и ответила:

— Нет. Мастер, это не похоже на Чан Яна.

— Я больше не буду ничего говорить по этому поводу. Ты умна, поэтому тебе самой нужно принимать решения.

— Однако, поскольку Чан Ян имеет медальон, это означает, что его поддерживает вице-лидер Сюань Чжань. В таком случае, его статус в Сияющем Святом Храме не уступает твоему. Он даже может превосходить твой.

— Сюань Чжань — самый сильный из восьми вице-лидеров. Все остальные вице-лидеры должны проявлять некоторое уважение к вице-лидеру Сюань Чжаню. Если Чан Ян получил поддержку вице-лидера Сюань Чжаня, никто в Сияющем Святом Храме не будет достаточно смел, чтобы провоцировать его, — Му Шуй просветила Дунлинь Яньсюэ. Она пыталась стимулировать мысли Дунлинь Яньсюэ.

Дунлинь Яньсюэ молчала. Она смотрела на Цзянь Чена в толпе, испытывая противоречивые чувства. В этот момент она не могла не начать сомневаться в истинных намерениях Цзянь Чена. Неужели все было так, как сказала ее мастер? Он сделал это лишь затем, чтобы сблизиться с ней?

В конце концов, она была гением Сияющего Святого Храма. Ее преследовало бесчисленное количество людей, и она уже привыкла к подобному. Однако был ли Чан Ян одним из них?

Выражение лица Гунчжэн Синя сразу стало чрезвычайно уродливым, а на лице Бай Юй виднелись удивление и волнение.

Старейшина Му Чжун со сцены пристально смотрел на Цзянь Чена. Человек его силы, естественно, мог сказать, что медальон Цзянь Чена был настоящим. Тем временем, двое охранников в фиолетовых одеждах послушно отступили от Цзянь Чена после того, как тот показал медальон вице-лидера.

Так было потому, что даже старейшины не имели права судить и наказывать людей, имевших медальон вице-лидера. Приказ старейшины Му Чжуна, естественно, больше не имел силы.

— Поскольку у тебя есть медальон вице-лидера, ты, очевидно, имел право войти в священный храм, — сказал старейшина Му Чжун. Затем он огляделся и продолжил:

— Давайте продолжим рассматривать вопрос выбора последнего стража.

После небольшой паузы он добавил:

— После тщательного рассмотрения я принял решение, что последним стражем будет владыка Пика Сломанного Кли… — старейшина Му Чжун, объявлявший последнего стража, замер на полуслове.

После этого на его лице появилось выражение уважения, которое он редко выказывал. Вскоре в его взгляде промелькнуло сильнейшее удивление.

Однако старейшина очень быстро восстановился. Он еще раз бросил внимательный взгляд на Цзянь Чена, глубоко вздохнул и объявил:

— Настоящим я объявляю, что девятым стражем Дунлинь Яньсюэ становится Чан Ян, ученик с Пика Парящих Облаков.