Глава 2347. Потомок Великого Высшего (часть 2)

Цзянь Чен с сияющим взглядом смотрел на дрожащий отпечаток, который пытался вырваться из его хватки. Он одновременно удивился и усомнился.

После этого он взглянул вдаль, на группу Сияющих Святых Мастеров. В его глазах мерцал свет.

Он не был уверен в причине того, почему наследие Великого Высшего начало вести себя так, словно само хотело улететь. Он был уверен лишь в одном. Он знал, что внезапное поведение отпечатка было связано с одним из Сияющих Святых Мастеров.

— Будь что будет! Наша задача — защитить наследие Великого Высшего… — крикнул еще один Освященный Святой Мастер, достигший пределов среднего Королевского Бога. Он начал совершать прорыв, также намереваясь, стать поздним Королевским Богом.

Он также был одним из владык девяноста девяти главных пиков. Он был могущественным и подавлял культивацию на уровне среднего Королевского Бога в течение очень долгого времени. Его прорыв был совершен без усилий и закончился за считанные секунды.

Кроме того, он также был одним из шестнадцати Королевских Богов, владевших божественными артефактами.

Смелость и бесстрашный дух этих двоих повлияли на многих Сияющих Королевских Богов. Увидев их поступок, все они начали восклицать в приподнятом настроении.

— Туман в Башне Сияния скоро полностью рассеется. Тогда мы получим возможность оставаться в Башне Сияния в течение длительного времени. Не нужно беспокоиться о том великом демоне. Нам не о чем беспокоиться…

— После становления поздними Королевскими Богами мы сможем высвободить больше сил божественных артефактов и справимся с угрозой в лице Цин Шаня…

Одна за другой высвобождались могущественные силы. В этот момент многие Сияющие Королевские Боги приняли решение. Все они начали прорываться.

Конечно, каждый человек из тех, кто прорывался за одно мгновение, подавлял культивацию в течение многих лет. С точки зрения познания законов они уже были поздними Королевскими Богами, поэтому для прорыва требовалась лишь одна мысль. Они не столкнулись ни с препятствиями, ни с трудностями.

Конечно, это касалось не всех присутствующих. Практически каждый человек, обладавший таким уровнем культивации, являлся владыкой одного из девяноста девяти главных пиков.

Дунлинь Цюшуй слабо вздохнула. В такое время она, будучи одним из девяноста девяти владык главных пиков, с неохотой приняла решение совершить прорыв, иначе бы она превратилась в шута в Сияющем Свято Храме. Если бы она этого не сделала, то стала бы известна как тот, кто устрашился смерти.

Даже стоящий за ней Клан Дунлинь, вероятно, будет унижен.

В этот короткий момент родилось более сорока поздних Сияющих Королевских Богов. Почти половина из девяноста девяти владык главных вершин совершила прорыв.

— Убейте, заберите отпечаток… — проревел Гунсунь Чжи, владыка Пика Палящего Солнца. Он зажег свою эссенцию крови, сжигая жизненную силу, чтобы высвободить больше силы из своего божественного артефакта, и агрессивно атаковал Цзянь Чена.

После Гунсунь Чжи пятнадцать оставшихся обладателей божественных артефактов также использовали секретные техники, чтобы увеличить свою силу, заплатив довольно высокую цену. Они высвободили еще больше силы из своих божественных артефактов и одновременно атаковали Цзянь Чена.

— Если вы вновь не совершите прорыв, сконденсировав Духовное Дерево и достигнув Первобытного Царства, вы по-прежнему не будете представлять для меня угрозы, — холодно произнес Цзянь Чен. Даже несмотря на то, что эти люди стали более могущественными, даже несмотря на то, что их божественные артефакты стали сильнее, чем раньше, он все равно не воспринимал их всерьез.

Он совершил один шаг, сместившись на несколько километров и представ перед ними. Казалось, что он телепортировался. На этот раз он не использовал Законы Меча. Вместо этого он совершил обычный удар рукой.

Этот удар не только обладал мощью его Тела Хаоса, но также задействовал Законы Силы. Благодаря Законам Силы изначально шокирующий удар стал еще более ужасающим.

Его кулак летел, разрывая пространство. Он ударил прямо по божественному артефакту, изменив его направление движения на прямо противоположное. Оружие пронзило грудь своего хозяина.

После этого Цзянь Чен продолжил наносить последовательные удары. Его сила была чрезвычайно устрашающей, она заставляла дрожать окружающее пространство. В результате, все потускневшие шестнадцать божественных артефактов оказалась отброшены.

За исключением Дунлинь Цюшуй, все остальные обладатели божественных артефактов также оказались отброшены, а из их ртов брызнула кровь.

Однако в следующий момент некоторые из капель крови полетели прямо к Цзянь Чену, казалось, будто они управлялись некой таинственной силой.

Вернее, они полетели к отпечатку с наследием Великого Высшего в руке Цзянь Чена.

Во взгляде Цзянь Чена промелькнул свет. Он покрепче сжал отпечаток в левой руке, а правой выпустил прядь Ци меча. Она разрезала капли крови на части, после чего сожгла их Пламенем Хаоса.

Несмотря на то, что кровь сгорела дотла, Цзянь Чен по-прежнему чувствовал невидимую силу, которой удалось выжить. Ее невозможно было найти с помощью обычного восприятия души. Ему удалось обнаружить ее лишь благодаря тому, что его душа стала особенной. Эта сила оказалась поглощена отпечатком в его руке.

Отпечаток сразу ярко засиял и стал еще более обжигающим. Сжимаемый рукой Цзянь Чена, он сильно задрожал.

Наследие Великого Высшего являлось лишь отпечатком сознания, но после поглощения силы крови Цзянь Чен почувствовал, что этот отпечаток сознания ожил.

— Значит, именно ты тот, кто заставил задрожать наследие Великого Высшего! — Цзянь Чен внезапно посмотрел на Гунсунь Чжи. Он был шокирован, потому что недавняя кровь принадлежала Гунсунь Чжи.

Однако после того как кровь Гунсунь Чжи была сожжена Пламенем Хаоса, даже та таинственная сила стала чрезвычайно слабой. Он была настолько слабой, что сила родословной в ней почти исчезла.

Выражение лица Гунсунь Чжи резко изменилось. Он в шоке уставился на отпечаток в руке Цзянь Чена, после чего просиял от радости. Он буквально был вне себя от радости.

Так было потому, что он внезапно обнаружил, что между ним и отпечатком установилась крайне смутная связь.

В следующий момент отпечаток с наследием Великого Высшего в руке Цзянь Чена начал бороться еще больше. Казалось, он превратился в агрессивную печать, делающую все возможное, чтобы вырваться из-под контроля Цзянь Чена.

Хотя Цзянь Чен прошел испытание и извлек отпечаток из стелы, сам отпечаток, похоже, перестал признавать Цзянь Чена.

Сопротивление со стороны наследия Великого Высшего становилось все сильнее и сильнее. Цзянь Чен понял, что если так будет продолжаться, то отпечаток в конце концов, вырвется из его рук. Он взревел и больше не обращал внимания на Сияющих Святых Мастеров. Вместо этого он резко прижал отпечаток к своему лбу и начал принимать то, что находилось внутри.

Однако он встретил сопротивление. Сознание внутри отпечатка отклонило призыв Цзянь Чена, казалось, будто оно не приняло его.

Цзянь Чен холодно фыркнул про себя и применил Боевую Силу Души. Под его контролем ее прядь приблизилась к отпечатку.

Как и ожидалось, как только отпечаток почувствовал приближение Боевой Силы Души, сознание внутри отпечатка больше не мешало ему и впустило его внутрь себя.

Душа Цзянь Чена немедленно воспользовалась этим моментом и проникла внутрь отпечатка. Цзянь Чен почувствовал огромное количество информации, скрытое внутри.

Он делал две вещи одновременно. Он впитывал и постигал информацию, содержащуюся в отпечатке Великого Высшего, и одновременно изо всех сил подавлял отпечаток, содержавший наследие.

Так было потому, что отпечаток непрерывно дрожал. Он все время хотел вырваться из руки Цзянь Чена.

— Он уже начал принимать наследие. Быстрее, убейте его!

Глаза Гунсунь Чжи налились кровью. Он уже установил смутную мысленную связь с отпечатком, поэтому считал, что добился признания наследия. Наследие принадлежало ему. Теперь, когда Цзянь Чен усиленно познавал отпечаток и впитывал в себя скрытое в нем наследие, ему казалось, что Цзянь Чен наглым образом забирал его собственность.

Как он мог позволить ускользнуть наследию?