Глава 2348. Потомок Великого Высшего (часть 3)

Гунсунь Чжи, владыка Пика Палящего Солнца, казалось, сошел с ума. Он использовал секретную технику и вновь сжег свою жизненную силу, чтобы высвободить как можно больше силы своего божественного артефакта, и атаковал Цзянь Чена. Он пытался помешать ему забрать наследие.

Он уже верил в то, что наследие Великого Высшего принадлежало ему. Что бы Цзянь Чен ни взял из отпечатка, это будет означать, что он утратит эту часть наследия.

В данный момент Цзянь Чен впитывал содержимое отпечатка так быстро, как только мог. Отпечаток с наследием Великого Высшего боролся все больше и больше. Если так будет продолжаться, он скоро вырвется из его рук.

В результате, у него больше не было свободного времени, чтобы противостоять Сияющим Королевским Богам. Он просто завис в воздухе, погрузив весь разум внутрь отпечатка.

С этого момента он, казалось, вообще перестал защищаться от внешнего мира.

Гунсунь Чжи высвободил всю свою силу и взмахнул божественным артефактом в сторону Цзянь Чена, высвободив удивительные энергетические пульсации.

Сразу же раздался сильный взрыв, Цзянь Чен был поражен мечом Гунсунь Чжи.

Произошедшее ошеломило Гунсунь Чжи, вероятно, потому, что даже он не предполагал, что сможет попасть по Цзянь Чену так легко.

Он сильно обрадовался, поскольку понял, что Цзянь Чен не защищался его от нападения. Его тело приняло на себя всю силу атаки.

Согласно убеждению Гунсунь Чжи, независимо от того, насколько могущественным, насколько великолепным не было бы тело Цзянь Чена, ему определенно придется заплатить высокую цену после принятия атаки божественного артефакта. Даже если он не умрет, он останется полуживым.

Гунсунь Чжи и другие Сияющие Королевские Боги позади него с божественными артефактами сильно обрадовались, когда увидели, что Цзянь Чен принял атаку божественного артефакта Гунсунь Чжи. Они сразу же они вернули контроль над своими божественными артефактами и выстрелили ими в Цзянь Чена. Они использовали всю свою силу в попытке убить Цзянь Чена.

Прозвучало множество взрывов. Цзянь Чен не сопротивлялся их атакам. Он даже не уклонялся. Он принял их атаки напрямую своим телом.

Когда божественные артефакты, несущие огромную силу, поразили стройное тело Цзянь Чена, он немедленно оказался отброшен. В конце концов, огромный молот упал с неба, словно молния, и поразил голову Цзянь Чена. Мощные энергетические импульсы исказили окружающее пространство.

Цзянь Чен сразу же врезался в землю.

— Что все это значит? Почему непобедимый Чан Ян внезапно стал неспособен сопротивляться…

— Должно быть, это произошло из-за отпечатка с наследием Великого Высшего. Чан Ян, вероятно, хотел принять отпечаток, но в конце концов, тот не признал его. Он высосал его душу, оторвав его восприятие от внешнего мира.

— Прекрасно. Теперь мы без особых усилий сможем убить его. Многие люди говорят, что Чан Ян — это замаскировавшийся Цин Шань. Если мы действительно убьем его, родословная Боевой Души потеряет одного члена. Это будет огромной заслугой…

— Заслуга убийства Чан Яна будет принадлежать всем нам. Все, давайте примем меры, мы будем вознаграждены…

Многие Сияющие Святые Мастера, стоявшие поодаль, закричали и рванули вперед.

Казалось, будто в их глазах Чан Ян был уже мертв, хотя лишь несколькими мгновениями ранее он был непобедим.

Однако Сияющие Королевские Боги с божественными артефактами вообще не обрадовались. Вместо этого они ощутили тяжесть на сердце, их выражения лиц были очень уродливыми, ведь они не увидели ни единой капли крови.

Тот, кто находился на одном уровне культивации с ними, принял более дюжины атак божественных артефактов незащищенным телом, но на нем даже не появилось крови. Кто из них мог бы поверить в это, если бы не видел этого собственными глазами?

— Метод Великого Высшего! — в данный момент разум Цзянь Чена дрожал, он уже полностью погрузился в отпечаток с наследием Великого Высшего. Он буквально чувствовал восторг.

Он, наконец, нашел в отпечатке метод культивации Великого Высшего.

Этот метод культивации был создан бывшим мастером Башни Сияния. Он назывался Методом Высшего Святого.

— Поглотить! — не колеблясь ни мгновения, Цзянь Чен немедленно впитал все, что касалось метода культивации.

Немедленно часть отпечатка, в котором находились детали метода культивации, хлынула в разум Цзянь Чена, словно наводнение. Цзянь Чену сразу показалось, что его голова болезненно распухла, поскольку в его разум влилось огромное количество информации.

Этот объем информации был слишком велик, настолько велик, что даже Цзянь Чен со своим нынешним уровнем культивации счел его слишком большим.

Все Сияющие Королевские Боги с божественными артефактами собрались вокруг Цзянь Чена. Их глаза были округлены, они, не мигая, смотрели на Цзянь Чена, сидевшего на земле. В их взглядах виднелся нескрываемый шок.

Цзянь Чен был покрыт множеством ран. Они исходили от божественных артефактов в их руках.

Но все без исключения раны были лишь царапинами. Их атаки были далеки от того, чтобы повредить его внутренние органы. Их было недостаточно, даже просто, чтобы пролить кровь.

Еще больше их удивило то, что раны Цзянь Чена зажили с видимой глазу скоростью.

Всего за несколько секунд раны, нанесенные Цзянь Чену божественными артефактами, полностью исчезли. Не осталось ни единого следа.

Это зрелище ошеломило всех. Все могущественные владыки главных пиков, имевшие божественные артефакты, были ошеломлены, казалось, будто они только что увидели призрака.

— К. Как такое возможно… — произнёс Гунсунь Чжи дрожащим голосом, казалось, будто такой исход сильно повлиял на него.

— В данный момент он поглощает отпечаток с наследием, поэтому он не может отвлекаться на внешний мир. Давайте продолжим атаковать, посмотрим, как долго он продержится! — крикнул один из них и немедленно продолжил атаковать своим божественным артефактом.

К нему присоединились и другие люди с божественными артефактами. После этого к ним присоединились другие Сияющие Святые Мастера. Все они с максимальной силой атаковали тело Цзянь Чена.

В окрестностях бушевали Освященные Законы. Могущественные энергии беспощадно сеяли хаос. Цзянь Чен был полностью покрыт их атаками.

Но вскоре все вновь остановились, ошарашенные. Как и раньше, после всех их атак Цзянь Чен получил лишь несколько царапин.

Кроме того, эти царапины были нанесены лишь божественными артефактами.

Другими словами, какими бы могущественными ни были Сияющие Королевские Боги, включая тех, кто прорвался к позднему Королевскому Богу, никто из них вообще не имел возможности причинить вред Цзянь Чену, если не имел божественного артефакта.

— Святые Небеса, он вообще человек…?

Все ахнули. То, чему они только что стали свидетелями, полностью перевернуло их понимание мира.

Если бы они столкнулись с экспертом Первобытного Царства, они могли бы, по крайней мере, принять это. Однако их противник был таким же Королевским Богом, как они.

К данному моменту Цзянь Чен уже получил всю информацию о Методе Высшего Святого. Он полностью усвоил беспрецедентный метод культивации Великого Высшего.

Однако отпечаток с наследием содержал не только один метод культивации. В нем также хранились могущественные Сияющие Искусства и чрезвычайно древние секретные техники из предыдущего Эона.

В нем даже хранились знания о культивации, лично написанные Великим Высшим, а также его понимание и советы касаемо законов.

Цзянь Чен не тратил времени зря после того, как полностью принял Метод Высшего Святого. Он попытался поглотить остальное содержимое отпечатка.

Однако, внезапно отпечаток с наследием, который он держал в руке, раскалился. Его сила мгновенно возросла в бесчисленное количество раз, и он немедленно вырвался из рук Цзянь Чена. Он устремился в полет и прибыл к Гунсунь Чжи.

Как мог Цзянь Чен допустить такое? Он взревел, и его аура вспыхнула. Он мгновенно прибыл к Гунсунь Чжи и потянулся к нему.

Однако из Башни Сияния тихо вышла сила и полностью окутала Гунсунь Чжи. Она защитила его.

Башня Сияния являлась пиковым божественным артефактом, предметом того же уровня, что и Башня Анатта. В результате, Цзянь Чен был ничтожен как муравей перед ее силой. Он не мог причинить вред Гунсунь Чжи.

В мгновение ока наследие Великого Высшего, превратившись в полосу света, исчезло во лбу Гунсунь Чжи.

Гунсунь Чжи закрыл глаза и рухнул, словно подкошенный. Он потерял сознание.

Все присутствующие Сияющие Святые Мастера были ошеломлены произошедшим. Все отвернулись от Цзянь Чена и сосредоточились на Гунсунь Чжи. Они оказались сбиты с толку. Никто не знал, что только что произошло.

— Дух артефакта! — Цзянь Чен внимательно посмотрел на Гунсунь Чжи и втайне призвал духа артефакта.

— Мастер, У. У. У него родословная прошлого мастера Башни Сияния. Он — потомок прошлого мастера… — в голове Цзянь Чена раздался голос духа артефакта. В его голосе чувствовались шок и неверие.

— Я узнал из остатков сознания духа артефакта Башни Сияния, что прошлый хозяин не являлся сувереном этого Эона или прошлого. Он происходил из того Эона, что был еще раньше. Я никогда не мог подумать, я действительно никогда не мог подумать, что родословная прошлого мастера сможет выжить в течение двух Эонов.

— Мастер, я все еще не полностью контролирую Башню Сияния, оставшееся сознание духа артефакта Башни Сияния постоянно влияет на меня. Я не могу убрать силу, которая защищает потомка Великого Высшего, — сказал дух артефакта. Хотя он стал частью Башни Сияния, он провел слишком мало времени в этом состоянии. Более того, он слился со слишком большой частью сохранившегося сознания духа артефакта Башни Сияния, поэтому большую часть времени он будет находиться под влиянием этих остатков сознания. Он ничего не мог поделать.

Цзянь Чен погрузился в размышления. Он не был удивлен этим, поскольку с тех пор, как он обнаружил реакцию отпечатка с наследием Великого Высшего на родословную Гунсунь Чжи, он уже начал ожидать, что все этим закончится.

Отпечаток был удален из стелы благодаря его пониманию диаграммы. Логически говоря, он должен был унаследовать все, что находилось в отпечатке, но он никогда не мог подумать, что внезапно объявится потомок прошлого хозяина Башни Сияния.

Отпечаток с наследием был разумным. Хотя Цзянь Чен выполнил условия, он все еще оставался посторонним для отпечатка, в то время как кровь человека, оставившего отпечаток, была родственна крови Гунсунь Чжи. Он был потомком Великого Высшего.

Отпечаток с наследием, естественно, предпочел потомка постороннему.

Хотя Цзянь Чен мог унаследовать все, если бы вовремя убил Гунсунь Чжи, он никогда бы не пошел на что-то подобное, потому что такой поступок противоречил бы его морали.

Если Гунсунь Чжи не имел никакого отношения к прошлому хозяину Башни Сияния, то все было бы по-другому. Однако, в конце концов, он действительно был потомком прошлого хозяина башни.