Глава 2350. Последний оставшийся

— Ты уже должна была понять, что на самом деле я не питаю злых намерений по отношению к вашему Сияющему Святому Храму, иначе Сияющие Королевские Боги в карманном мире определенно не остались бы живы. Все потому, что с моей силой убить их было бы очень просто даже несмотря на то, что они совершили прорыв и стали поздними Королевскими Богами и имели множество божественных артефактов, — серьезным тоном сказал Цзянь Чен.

— Ты не Цин Шань, так кто же ты? — спросила Дунлинь Яньсюэ. Действия Цзянь Чена кардинально отличались от действий Цин Шаня. Благодаря этому она убедилась в том, что они были двумя разными людьми. Сияющие Королевские Боги, которые утверждали, что он был замаскировавшимся Цин Шанем, ворвавшимся в карманный мир, в котором проходило испытание, оказались неправы.

Цзянь Чен посмотрел на Дунлинь Яньсюэ и тихо вздохнул:

— На самом деле я Цзянь Чен.

Дунлинь Яньсюэ вздрогнула, когда услышала ответ. Она с удивлением посмотрела на Цзянь Чена, на ее лице виднелось неверие.

Она никогда не видела Цзянь Чена, но ей было хорошо знакомо это имя. Она не просто слышала его имя, но даже довольно много знала о его прошлом.

И это касалось не только Дунлинь Яньсюэ. Практически каждый человек на всей Пустынной Земле знал имя Цзянь Чена.

В последние годы на Пустынной Земле собралось множество экспертов. Чужестранные пиковые эксперты азартно рыскали по Пустынной Земле, по большому счету, подняв большую шумиху. Они подавили высшие организации Пустынной Земли. В конце концов, они даже создали концепт кровавого медальона как единственной формы подтверждения личности на Пустынной Земле. И все это произошло из-за одного человека.

И этим человеком, очевидно, был Цзянь Чен.

В результате, когда Дунлинь Яньсюэ услышала его имя, она сразу же вспомнила обо всем этом.

В прошлом он восстал против всех в Божественном Дворце Нептуна, он выступил против множества высших Королевских Богов. Он изо всех сил защищал слабую маленькую девочку, чтобы та унаследовала Божественный Дворец Нептуна. В конце концов, он даже стал причиной события, которое потрясло весь Мир Святых. Он был непосредственно ответственен за смерть примерно половины ото всех высших Королевских Богов с Трона Королевских Богов.

После этого он столкнулся с преследованием знаменитого Небесного Короля Лазурного Блеска и Предка Одинокого Меча. После того, как он прилюдно использовал Башню Анатта на Планете Тяньмин, он стал целью всех пиковых экспертов Мира Святых. В конце концов, он сбежал на Пустынную Землю, казалось, исчезнув в никуда. Даже когда пиковые эксперты перевернули каждый камень на Пустынной Земле и использовали все имеющиеся возможности, им все равно не удалось его найти.

На самом деле, без всякого преувеличения, в сердце Дунлинь Яньсюэ Цзянь Чен был фигурой из легенд. В конце концов, он был всего лишь Королевским Богом, но при этом вновь и вновь уклонялся от преследований и поисков высших экспертов. С точки зрения многих людей это было практически невозможным делом.

Однако Цзянь Чен смог совершить невозможное.

В результате, многие люди в Мире Святых начали восхищаться Цзянь Ченом. И Дунлинь Яньсюэ также была одной из них.

— Т… Ты действительно Цзянь Чен? — Дунлинь Яньсюэ, не мигая, уставилась на Цзянь Чена. Она никогда не могла подумать, что Цзянь Чен, которого много лет искали пиковые эксперты, включая даже вице-лидеров Сияющего Святого Храма, на самом деле все время прятался в Сияющем Святом Храме.

И такой легендарный человек находился рядом с ней все время. Впоследствии они даже провели целый год вместе в Мире Луны и Звезды. От осознания этого у Дунлинь Яньсюэ закружилась голова.

-Тогда в Мире Луны и Звезды внезапно появился Цин Шань. Это произошло из-за тебя? — вскоре спросила Дунлинь Яньсюэ.

Цзянь Чен покачал головой и ответил:

— На самом деле, это не имело никакого отношения ко мне. Хотя я также обладаю Боевой Силой Души, я ни разу не встречался с Цин Шанем до того, как вошел в Мир Луны и Звезды. Кроме того, я не имел никакого отношения к родословной Боевой Души.

Дунлинь Яньсюэ немного успокоилась. Когда она узнала, что Цзянь Чен не имел ничего общего с Цин Шанем, она почувствовала себя немного лучше.

— Другими словами, мне удалось сбежать от Цин Шаня благодаря тебе? Нападение яростного зверя было полной ложью?

— После того, как ты лишилась сознания, я сразился с Цин Шанем…

— Ты сражался с Цин Шанем ради меня? — Дунлинь Яньсюэ уже справилась с шоком после раскрытия истинной личности Цзянь Чена. Теперь она смотрела на Цзянь Чена сияющими глазами.

— Я покидаю Башню Сияния, поэтому я прощаюсь с тобой, — Цзянь Чен не ответил Дунлинь Яньсюэ. Он хотел уйти.

— Подожди. За Башней Сияния определенно приглядывают старейшины. Если ты выйдешь из нее сам, это будет выглядеть очень подозрительно. Тебе будет сложно уйти из Сияющего Святого Храма, — Дунлинь Яньсюэ сразу остановила Цзянь Чена.

— Лучше позволь мне провести тебя. Если я буду рядом с тобой, это избавит тебя от множества проблем. В данный момент ты не можешь раскрыть свою личность.

— Ты уже знаешь мою истинную личность, но все же хочешь мне помочь. Если об этом узнает верхний эшелон Сияющего Святого Храма, у тебя будут большие неприятности, — Цзянь Чен внимательно посмотрел на Дунлинь Яньсюэ.

— Это вообще не проблема. Я просто оставлю позицию Избранного Святого, вот и все. Мы не должны медлить. Пошли, — Дунлинь Яньсюэ уже приняла все, с чем ей пришлось и придется столкнуться. После этих слов она первой полетела к выходу из Башни Сияния.

Цзянь Чен вздохнул и посмотрел вслед на Дунлинь Яньсюэ, после чего последовал за ней.

Обратный путь прошел гладко. Несколько дней спустя Цзянь Чен и Дунлинь Яньсюэ прибыли к выходу.

— Мастер, мне потребуется время, чтобы полностью овладеть Башней Сияния, поэтому я, вероятно, не смогу уйти с вами, — внезапно раздался голос духа артефакта.

— Дух артефакта, не нужно следовать за мной. Останься здесь и не спеша овладевай силой Башни Сияния. Кроме того, снаружи есть формация, лично свергнутая Великим Высшим Древних Путей. Она надежно соединяет Башню Сияния со священным храмом, поэтому никто не сможет забрать Башню Сияния. Пока формация Великого Высшего остается целой, ты, вероятно, не сможешь вырваться на свободу, даже если получишь полный контроль над Башней Сияния, — Цзянь Чен передал свои мысли духу артефакта.

— Хань Синь, владыка Пика Парящих Облаков, когда-то был моим учителем. Бай Юй — моя младшая сестра. Они были самыми близкими мне людьми за те годы, что я провел в Сияющем Святом Храме. Если в будущем они войдут в Башню Сияния, позаботься о них вместо меня.

— Слушаю, мастер!

— Чан Ян!

Выход из Башни Сияния был свободен. Дунлинь Яньсюэ стояла с мерцающим взглядом. Она посмотрела на обычное лицо Цзянь Чена, испытывая противоречивые эмоции, и сказала:

— Ты собираешься уходить. Кто знает, встретимся ли мы вновь. Возможно, я вижу тебя в последний раз, могу ли я увидеть твою настоящую внешность?

— Как хочешь, — маска на лице Цзянь Чена медленно исчезла, открыв его истинный облик.

Дунлинь Яньсюэ сразу же увидела знакомое лицо, которое видела неизвестно сколько раз. Это было решительное красивое лицо. Его черты лица были острыми и изысканными, в нем чувствовалась некая холодность, которую можно было обрести лишь проливая кровь и терпя невзгоды. Его взгляд ярко сиял и был пронизывающим, словно мечи. Когда кто-то смотрел ему в глаза, могло показаться, что в его взгляде скрывалось невидимое намерение меча.

Когда Дунлинь Яньсюэ увидела истинную внешность Цзянь Чена, она почувствовала, что единственное несовершенство Чан Яна было исправлено. Она в изумлении смотрела на лицо Цзянь Чена. Казалось, будто она пыталась выгравировать его истинную внешность в своем сердце.

***

Внезапно Сияющий Святой Храм окутало долее дюжины могущественных аур. Перед Сияющим Святым Храмом, закинув руки за спину, стояло более дюжины пиковых экспертов. Они сделали шаг вперед и со вспышкой возникли на территории Сияющего Святого Храма.

— Господа, что вы пытаетесь сделать?

Лидер Сияющего Святого Храма немедленно возник, мрачно уставившись на непрошеных гостей.

— Лидер, пожалуйста, не сердитесь. Мы пришли за Чан Яном, — улыбнулся один из прибывших экспертов. Он вел себя довольно дружелюбно.

— Все ранее непроверенные люди из других пиковых организаций уже прошли проверку. Их личности были подтверждены. Остался лишь Чан Ян…

— Лидер, пожалуйста, не обижайтесь…

Дружелюбно сказали остальные. Они смеялись и шутили.

Однако лидер Сияющего Святого Храма знал, что они так себя вели лишь потому, что боялись Святого Небесного Меча. Они боялись переступить черту и спровоцировать Святого Небесного Меча.