Глава 2349. Покидая карманный мир

— Больше всего мне нужен был метод культивации Великого Высшего. Теперь, когда я уже получил содержимое Метода Высшего Святого из наследия Великого Высшего, по большому счету, я уже достиг цели, из-за которой я посетил Сияющий Святой Храм, — подумал Цзян Чен. Он спокойно смотрел на Гунсунь Чжи, защищенного силой Башни Сияния.

Цзян Чен понимал, что теперь, когда сила Башни Сияния защищала Гунсунь Чжи, он стал недоступен.

— Что произошло? Почему отпечаток с наследием Великого Высшего внезапно полетел к владыке Пика Палящего Солнца…

Со всех сторон от Гунсунь Чжи раздавались крики. Все Освященные Святые Мастера в замешательстве смотрели на Гунсунь Чжи, испытывая противоречивые чувства, зависть или ревность.

После этого кто-то уверенно атаковал Гунсунь Чжи. Это был один из шестнадцати человек с божественными артефактами. Он, не колеблясь, обратил свой божественный артефакт против Гунсунь Чжи.

Искушение наследия Великого Высшего было слишком велико. Все хотели получить его. Естественно, некоторые люди не хотели просто наблюдать за тем, как Гунсунь Чжи получал пользу.

К сожалению для них, Гунсунь Чжи был защищен силой Башни Сияния. Даже эксперты Первобытного Царства не смогли бы нанести вред Гунсунь Чжи, не говоря уже о них — простых Королевских Богах.

*Бум!*

Божественный артефакт человека с молниеносной скоростью поразил барьер Гунсунь Чжи. Раздался сильный взрыв, его божественный артефакт не только не смог приблизиться к Гунсунь Чжи, но вся сила внутри артефакта обратилась назад, и тот с силой врезался в своего владельца.

*Рвак!*

Изо рта этого Сияющего Королевского Бога немедленно хлынула кровь. Сила божественного артефакта далеко отбросила его. Он был шокирован.

Кто-то сразу же понял причину произошедшего, и удивленно воскликнул:

— Гунсунь Чжи защищает невидимая сила!

Поскольку Цзянь Чен уже получил метод культивации, он больше не собирался оставаться здесь. Он повернул голову и посмотрел на удрученную Дунлинь Яньсюэ, стоявшую в нескольких десятках километров. Он вздохнул, испытывая противоречивые чувства.

После этого он сделал шаг через воздух. Казалось, он слился с пространством. Он проигнорировал имевшееся между ними расстояние и мгновенно прибыл к Дунлинь Яньсюэ.

— Я собираюсь немедленно покинуть этот карманный мир. Уходи со мной. Боюсь, что некоторые люди нацелятся на тебя. Хотя ты имеешь довольно высокий статус Избранного Святого, я боюсь, что некоторые из них уже утратили рассудок, и больше не будут заботиться о твоей личности Избранного Святого, — спокойно сказал Цзянь Чен.

Дунлинь Яньсюэ, похоже, не слышала слов Цзянь Чена. Она, не мигая, смотрела на него и спустя некоторое время спросила, испытывая противоречивые чувства:

— К. Кто ты?

Внезапно вдалеке раздался рев. По окрестностям разошелся яростный крик.

— Метод Высшего Святого, среди содержимого больше нет Метода Высшего Святого. Чан Ян, верни мой Метод Высшего Святого… — находившийся в нескольких десятках километров Гунсунь Чжи очнулся. Он пришел в ярость и безумно бросился на Цзянь Чена, в его глазах горела ненависть.

Этот метод культивации был самым важным в наследии Высшего Святого. Не имея впечатляющего метода культивации, он не сможет достичь вершины культивации даже с заметками Великого Высшего о постижении и о культивации, и различными древними секретными методами.

Однажды он обнаружил, что больше не может развиваться из-за ограниченного метода культивации.

— Хозяин Башни Сияния — мой предок! Во мне течет кровь моего предка! Я тот, кто должен получить наследие предка! Ты не имеешь права его забирать! Верни мой Метод Высшего Святого! — проревел Гунсунь Чжи. Он узнал обо всем из отпечатка с наследием Великого Высшего. Он узнал, что имел благородное происхождение. В результате, он начал относиться к отпечатку с наследием Великого Высшего как к своей собственности. Он никому не позволит забрать его.

— Что? Хозяин Башни Сияния — предок Гунсунь Чжи? — все Сияющие Святые Мастера были ошеломлены призывом Гунсунь Чжи.

— Гунсунь Чжи, даже если в тебе течет кровь Великого Высшего, без меня ты никогда бы не смог получить отпечаток с наследием. Ты должен быть благодарен мне, — холодно фыркнул Цзянь Чен. Он потратил много усилий, чтобы заполучить метод культивации Великого Высшего.

Кроме того, нельзя было забывать об Истоке Путей. В конце концов, Исток Путей помог духу Священной Реликвии получить Башню Сияния. Теперь, когда дух успешно стал частью Башни Сияния, Исток Путей нельзя было считать потраченным зря. В конце концов, он что-то обрел взамен.

Цзянь Чен был уверен в том, что никто в Сияющем Святом Храме, кроме него самого, не смог бы познать диаграмму на стеле.

Даже лидер Сияющего Святого Храма не смог бы.

Последний тест на диаграмме не проверял талант или склонностью к познанию. Для его прохождения требовалось владеть Боевой Силой Души.

Если диаграмму представить в виде сундука с сокровищами, то Боевая Сила Души будет ключом к нему. Боевая Сила Души требовалась, чтобы забрать наследие с Методом Великого Высшего из стелы.

Цзянь Чен взмахнул рукой, и тут же вспыхнул свет. Излучавшая ослепительный свет огромная прядь Ци меча длиной несколько десятков метров устремилась в Гунсунь Чжи.

Гунсунь Чжи был защищен Башней Сияния, поэтому атака Цзянь Чена не причинила ему вреда. Однако сила Ци меча далеко его отбросила.

— Дух артефакта, открой врата, — после этой атаки Цзянь Чен связался с духом артефакта.

— Слушаю, мастер!

Дух артефакта ответил сразу. Пока Цзянь Чен познавал диаграмму, он уже восстановил значительную часть энергии.

В следующий момент пространство позади Цзянь Чена сильно дрогнуло, и в нем быстро образовались врата.

Открыть врата изнутри карманного мира было намного проще, чем снаружи. На этот раз духу артефакта не потребовалось много времени, чтобы успешно их открыть.

— Пошли. Пойдем со мной. Будет нехорошо, если ты останешься, — сказал Цзянь Чен стоявшей в оцепенении Дунлинь Яньсюэ, после чего потянул ее через врата, и они исчезли.

Многие из Сияющих Святых Мастеров видели, как врата открылись и как эти двое с молниеносной скоростью сбежали. Они также захотели покинуть этот карманный мир.

Все эти люди были более слабыми Святыми Мастерами. Из-за меньшей силы дальнейшее нахождение в этом месте будет для них бесполезно. Они хотели уйти и распространить новости о том, что член родословной Боевой Души ворвался в Башню Сияния.

Однако врата закрылись очень быстро. Как только Цзянь Чен и Дунлинь Яньсюэ ушли, они закрылись, не дав остальным возможности уйти.

— Черт побери. Что с вратами? Почему они закрылись, как только Чан Ян ушел…

— Это странно. Почему мне кажется, что врата открылись специально для Чан Яна…

Многие Сияющие Святые Мастера ругались. Все посчитали произошедшее странным.

Дунлинь Цюшуй стояла рядом с другими владыками вершин, имевшими божественные артефакты. Они смотрели в том направлении, в котором исчез Цзянь Чен, погрузившись в размышления.

— Кто же такой Чан Ян? — серьезно спросила Дунлинь Цюшуй.

— Не имеет значения, кто он, но он определенно не Цин Шань. Их действия и манеры совершенно не совпадают, — бесстрастно сказал владыка Пика Небесного Взора.

— Он действительно не похож на Цин Шаня. Если бы он был Цин Шанем, то нас уже не было бы в живых. На самом деле, он проявил милосердие, когда атаковал нас раньше… — со слабым вздохом сказал другой владыка пика.

— Гунсунь Чжи в самом деле является потомком хозяина Башни Сияния. К счастью, он был среди нас. Он не позволил родословной Боевой Души забрать все наследие… — другой владыка пика подумал, что им повезло. Хотя он чувствовал зависть по отношению к Гунсунь Чжи, это было лучше, чем если бы член родословной Боевой Души забрал все наследие.

— Чан Ян, я никогда не думала, что ты будешь частью родословной Боевой Души. Поскольку ты из родословной Боевой Души, почему бы тебе не убить меня? Я — действующий Избранный Святой Сияющего Святого Храма. Мое убийство будет хорошей пощечиной Сияющему Святому Храму, верно?

Цзянь Чен и Дунлинь Яньсюэ вновь появились посреди горного хребта снаружи. Прошло уже несколько месяцев, поэтому горный хребет полностью затих. Он вернулся к своему обычному состоянию.

Дунлинь Яньсюэ отступила на несколько шагов после того, как они вышли из карманного мира. Она пристально смотрела на Цзянь Чена, держась от него на расстоянии.

В глубине ее глаз виднелась неприкрытая боль.