Глава 2587. Узурпация власти

— Как ты смеешь! Гунсунь Чжи, следи за словами! — когда до этого времени остававшийся спокойным Гунсунь Чжи услышал слова Сюань Чжаня, он немедленно пришел в ярость. Его рев создал ужасающую звуковую волну, от которой загрохотал весь священный храм. Все старейшины в священном храме оказались оглушены им, а их души содрогнулись.

Ослепительный свет поднялся от тела Гунсунь Чжи. Его защитила сила меча-хранителя.

Мечи-хранители, принадлежавшие Хань Синю, Бай Юй, Дунлинь Яньсюэ и Сюань Мину, также автоматически откликнулись.

— Такой сильный! Сюань Чжань очень близок к Высшему Прайму! — семь других вице-лидеров прищурились, и с этих пор стали более настороженно относиться к Сюань Чжаню.

Юй Чэнь, собиравшийся уходить, тоже остановился. Он спокойно посмотрел на Гунсунь Чжи и спросил:

— Гунсунь Чжи, скажи мне, что я вообще могу скрывать?

Гунсунь Чжи не ответил на этот вопрос. Он окинул взглядом вице-лидеров, всех старейшин и медленно произнес:

— Я считаю, что Юй Чэнь больше не подходит для должности лидера. Лидером Сияющего Святого Храма должен стать некто другой.

Эти слова вызвали возмущение во всем священном храме. Выражения лиц многих старейшин изменились, они начали протестовать. Изменились даже выражения лиц восьми вице-лидеров, они больше не могли сохранять спокойствие.

Гунсунь Чжи открыто выступил против лидера. Если бы он поступил так в какой-либо другой организации или клане, это действо стало бы предательством или изменой. Это стало бы преступлением, за которое его могли обезглавить.

На мгновение все были ошеломлены словами Гунсунь Чжи.

Единственным, кто оставался спокойным, был Юй Чэнь — человек, которому бросили вызов и лидер Сияющего Святого Храма.

— Как ты смеешь! Гунсунь Чжи, ты знаешь, что говоришь?

— Гунсунь Чжи, ты совершаешь предательство! Стандартное наказание — смерть! Почему бы тебе не поторопиться, встать на колени и извиниться. Лидер может смягчить строгость твоего наказания… — сразу же закричали два вице-лидера. Их лица потемнели от гнева. Они пришли в ярость.

Некоторые старейшины также критиковали Гунсунь Чжи.

Однако эти люди составляли лишь небольшую часть от всех присутствующих старейшин. Больше людей предпочли хранить молчание. Были даже люди, переводившие взгляд то на Юй Чэня, то на Гунсун Чжи. В их глазах мерцал свет, казалось, будто они что-то оценивали.

— Смерть? Снисходительность? Ха-ха-ха-ха-ха… — Гунсунь Чжи невольно рассмеялся, казалось, будто он услышал лучшую шутку в мире. Его смех эхом разнесся по всему храму. Его действия сильно выделялись.

— Мой предок — суверенный Великий Высший Сияющего Святого Храма. Я потомок Великого Высшего, даже Башня Сияния произошла от моего предка. Кроме того, я владею ведущим из девяти мечей-хранителей, Мечом Убийцы Богов. Могу я узнать, кто Сияющем Святом Храме накажет меня? Кто имеет право судить меня? — чрезвычайно высокомерно спросил Гунсунь Чжи. Он считал себя выше всех остальных, и свысока смотрел на верхний эшелон Сияющего Святого Храма, включая даже лидера.

— Гунсунь Чжи! — Сюань Чжань ревел. Он вскочил на ноги. Из его взгляда вырвалось убийственное намерение, а из тела вышла могущественная аура.

Однако Гунсунь Чжи, столкнувшийся с Сюань Чжанем, другим хранителем, владеющим мечом, был бесстрашен. Он довольно провокационно посмотрел на Сюань Чжаня и с презрением сказал:

— Что? Планирует ли вице-лидер Сюань Чжань наложить на меня руки? Я действительно хочу посмотреть, сможете ли вы победить занимающий первое место Меч Убийцы Богов своим Мечом Пробуждающим Разум, занимающим последнее место.

— Сюань Чжань! — лидер Сияющего Святого Храма заговорил, чтобы не дать Сюань Чжаню породить еще большее волнение. Он оставался невозмутимым, казалось, будто его совсем не рассердили слова Гунсунь Чжи. Вместо этого он спокойно посмотрел на последнего и произнес:

— Гунсунь Чжи, раз ты думаешь, что я не имею права занимать позицию лидера, кто, по твоему мнению, имеет это право?

После этих слов лидера огромный зал для дискуссий смолк. Стало так тихо, что можно было услышать звук падения булавки.

— Хмпф, разве это не очевидно? Можно сказать, что Сияющий Святой Храм был создан поколением моего предка, поэтому мой предок — истинная, высшая фигура Сияющего Святого Храма. Что касается меня, пока я единственный человек, имеющий родословную предка. В будущем именно я стану бесспорным хозяином Башни Сияния. Я думаю, очевидно, кто подходит на позицию лидера, — произнес Гунсунь Чжи, бесстыдно хвастаясь. На самом деле, он и не пытался скрывать ничего. С тех пор, как он получил Меч Убийцы Богов, он всегда преследовал статус лидера. Теперь, когда возможность, наконец, представилась, он, очевидно, не стал колебаться.

Он слишком долго ждал этого дня.

После его слов многие старейшины замолчали. Они не могли возразить.

Он был потомком Великого Высшего, обладателем Меча Убийцы Богов и будущим хозяином Башни Сияния. Нынешнего Гунсунь Чжи действительно нельзя было недооценивать.

Хотя Башня Сияния еще не приняла хозяина, старейшины уже были уверены в том, что рано или поздно она станет собственностью Гунсунь Чжи.

Так было потому, что создателем Башни Сияния был предок Гунсунь Чжи. Гунсунь Чжи был единственным человеком с родословной Великого Высшего, появившегося с тех самых пор, поэтому он действительно был наиболее подходящим кандидатом для наследования Башни Сияния.

Они поняли это, когда он получил Меч Убийцы Богов. Очевидно, что дух артефакта Башни Сияния сильно заботился о нем.

— Если речь одет о силе, Гунсунь Чжи с Мечем Убийцы Богов действительно будет не слабее обычного Высшего Прайма. Он может быть даже сильнее, — пробормотал один из старейшин.

Он говорил тихо, но все в зале обладали большим уровнем культивации. Они хорошо услышали сказанные им слова.

Сюань Чжань холодно фыркнул, и его взгляд стал просто пронзительным. Он внезапно посмотрел на этого старейшину и сделал шаг вперед.

— Вице-лидер Сюань Чжань, что вы пытаетесь сделать? Вы делаете, что хотите лишь потому, что сильнее? Почему бы вам не посмотреть на себя со стороны? — Гунсунь Чжи сразу обнажил свой меч-хранитель. Его тело окуталось ослепительным светом, и он в мгновение ока предстал перед Сюань Чжанем.

— Гунсунь Чжи, ты пытаешься поднять восстание. Хорошо подумай обо всем. Имея такую культивацию, ты действительно подходишь для позиции лидера? В конце концов, ты лишь Сияющий Королевский Бог. Если бы ты не обладал мечем-стражем, ты даже не имел бы права ступить в этот храм. Тебе придется бороться, чтобы вынудить всех уступить себе, — холодно произнес Сюань Чжань.

— Мне придется бороться, чтобы вынудить всех уступить себе? — Гунсунь Чжи усмехнулся. Он окинул взглядом старейшин и сказал:

— Поскольку вице-лидер Сюань Чжань говорит, что я, Гунсунь Чжи, должен бороться, чтобы вынудить всех уступить себе, я хотел бы посмотреть, если есть среди вас люди, поддерживающие меня, и сколько вас таких будет. Те, кто поддерживает меня, пожалуйста, сделайте шаг в мою сторону.

Сразу же многие старейшины в зале для дискуссий начали двигаться. После минутного колебания и размышлений люди принимали решение встать на сторону Гунсунь Чжи.

Постепенно двигалось все больше и больше старейшин. В конце концов, на стороне Гунсунь Чжи стояла половина старейшин.

Лицо Сюань Чжаня сильно помрачнело, когда он увидел это. Даже выражения лиц Бай Юй, Хань Синя и Дунлинь Яньсюэ стали уродливыми.