Глава 2588. Новый лидер

Оставшаяся половина старейшин явно была удивлена, когда увидела, что так много людей поддержали Гунсунь Чжи. Их первоначальные убеждения пошатнулись. В конце концов, на сторону Гунсунь Чжи встала еще одна часть людей.

Теперь шестьдесят процентов старейшин поддержали Гунсунь Чжи.

*Вздох*

— В конце концов, Гунсунь Чжи — потомок Великого Высшего, — внезапно один из вице-лидеров тихо вздохнул и тоже подошел к Гунсунь Чжи.

— Учитывая личность и статус Гунсунь Чжи, я не буду возражать против него, если он захочет контролировать наш Сияющим Святой Храм, — подал голос другой вице-лидер. Хотя он не поддерживал Гунсунь Чжи, его слова выражали то, что он поддерживал Гунсунь Чжи.

— Гунсунь Чжи владеет самым могущественным мечом-хранителем. Я верю, что по мере набора силы он окажется способен высвобождать все больше и больше силы из меча-хранителя. Я верю в то, что Сияющий Святой Храм будет становиться все более и более могущественным под руководством Гунсунь Чжи, — высказался третий вице-лидер, стоявший рядом с Гунсунь Чжи.

В зале для дискуссий вновь воцарилась тишина. Атмосфера была довольно странной.

Более шестидесяти процентов старейшин и три вице-лидера предпочли поддержать Гунсунь Чжи. Такой исход застал многих врасплох. Им было довольно трудно принять это.

Даже сам Сюань Чжань смолк.

Он никогда не мог подумать, что Гунсунь Чжи незаметно приобретет столь сильное влияние на Сияющий Святой Храм.

— Лидер Юй Чэнь, я, Гунсунь Чжи, официально бросаю вам вызов. Если вы победите меня, я никогда больше не буду поднимать этот вопрос в будущем, — крикнул Гунсунь Чжи. Его лицо покраснело от сильных эмоций. Он явно выглядел очень взволнованным.

Несмотря на то, что Юй Чэнь был единственным Высшим Праймом Сияющего Святого Храма, Гунсунь Чжи обладал мечом-стражем. Он совсем не боялся Юй Чэня.

В священном храме стало шумно. Кто-то на самом деле публично бросил вызов лидеру Сияющего Святого Храма. Это определенно был беспрецедентный случай за всю историю организации.

Так было потому что лидеры были самыми могущественными людьми в Сияющем Святом Храме. Они имели право мобилизовать все силы Сияющего Святого Храма. Они были людьми, обладавшими величайшим авторитетом.

Бросить вызов лидеру — значит противостоять лидеру. Это никогда не могло принести к хорошему результату. Последствия будут чрезвычайно тяжелыми.

Внезапно для себя самих все обнаружили, что в Сияющем Святом Храме больше никто не мог сдержать Гунсунь Чжи.

Помимо того, что он был потомком Великого Высшего, одно лишь владение мечом-стражем делало его непобедимым.

— Гунсунь Чжи, если ты хочешь бросить вызов лидеру, тебе сначала нужно пройти через нас…

— Гунсунь Чжи, почему бы тебе не попробовать высвободить силу меча-стража…

Бай Юй и Дунлинь Яньсюэ вместе выступили вперед. Их мечи-стражи ярко мерцали, их окутывал священный свет. Они выступили против Гунсунь Чжи.

— Гунсунь Чжи, тебе лучше сдаться. Многие из нас не уступят тебе, даже если ты станешь лидером, поскольку тебе не хватает влияния убедить всех, — Хань Синь также высказался, пытаясь отговорить Гунсунь Чжи.

— Вы хотите меня остановить? — глаза Гунсунь Чжи засветились холодным светом. От него начало распространяться убийственное намерение. Он не пытался его скрыть.

Бай Юй и Дунлинь Яньсюэ не отступили. Казалось, что они были готовы остановить Гунсунь Чжи даже ценой своей жизни.

Хранители Сияющего Святого Храма собирались сражаться. Они были готовы вступить в бой в любой момент. Хотя они ничего не могли сделать друг с другом, они не уступали в силе друг другу.

— Стоп!

Когда уже хранители собирались начать бой, Юй Чэнь, лидер Сияющего Святого Храма крикнул, вовремя остановив хранителей. Он сурово сказал:

— Мечи-хранители — величайшая сила нашего Сияющего Святого Храма. Единственная причина, по которой наш Сияющий Святой Храм сейчас имеет такой высокий статус на Пустынной Земле — это мечи-хранители. Будучи обладателями мечей-хранителей, вы должны быть едины. Не сражайтесь между собой, иначе это станет величайшей потерей для нашего Сияющего Святого Храма, — с силой в голосе произнес Юй Чэнь. Он буквально излучал праведную ауру. В тот момент он казался великим, но бескорыстным человеком.

— Гунсунь Чжи!

Юй Чэнь перевел сияющий взгляд на Гунсунь Чжи и сказал довольно раскрепощенно:

— Поскольку ты хочешь стать лидером, я ухожу. С этого момента я больше не лидер Сияющего Святого Храма.

Слова Юй Чэня были шокирующими. Его решение немедленно подняло шумиху в священном храме. Все были эмоционально потрясены.

Хотя группа людей поддержала Гунсунь Чжи в становлении лидером, на этих старейшин все равно сильно повлияло то, что Юй Чэнь и правда ушел в отставку. Некоторые из них даже начали сомневаться в уже принятом решении.

— Лидер, вы не должны… — воскликнули Сюань Чжань и остальные вице-лидеры, и начали изо всех сил отговаривать Юй Чэня.

Юй Чэнь поднял руку, чтобы остановить их. Он сказал праведно:

— Я уже принял решение. Больше говорить не о чем. Если Сияющим Святой Храм сможет становиться все более и более процветающим, не имеет значения, кто является лидером.

— Гунсунь Чжи, я надеюсь, что Сияющий Святой Храм будет становиться все более и более процветающим под твоим руководством, — бросив напоследок такие слова, Юй Чэнь ушел прочь. Он ушел, совершенно не колеблясь. Он не чувствовал нежелания, отказываясь от должности лидера. Вместо этого ему казалось, что он стал свободен.

— Брат Юй Чэнь … — Сюань Чжань немедленно погнался за ним.

— Лидер…

— Лидер…

Позади слышались разъяренные и несчастные голоса старейшин. Многие из старейшин последовали за лидером.

Оставшийся в величественном священном храме Гунсунь Чжи победоносно улыбнулся. Он посмотрел на трон, являвшийся символом высшей власти, и в его взгляде загорелись желание и сильное волнение.

Бай Юй, Хань Синь, Дунлинь Яньсюэ и Сюань Мин хранили молчание. После того, как все уже произошло, они были бессильны что-либо изменить.

— Я никогда не мог подумать, что Гунсунь Чжи привлек на свою сторону такое количество членов высшего эшелона. Именно решение этих старейшин и трех вице-лидеров вынудило лидера уйти, поскольку он не хотел, чтобы Сияющий Святой Храм раскололся. В результате, ему пришлось отказаться от должности, — Сюань Мин тайно передал Дунлинь Яньсюэ, Хань Синю и Бай Юй. В его голосе чувствовалась беспомощность.

***

Юй Чэнь и Сюань Чжань стояли на вершине горы, окутанной облаками, в нескольких десятках тысяч километров от Сияющего Святого Храма. Только что покинувший должность лидера Юй Чэнь был спокоен и невозмутим. Однако Сюань Чжань, стоявший перед ним, чувствовал тяжесть на сердце.

— Брат Юй Чэнь, зачем ты сделал это? — Сюань Чжань внимательно посмотрел на Юй Чэня и вздохнул.

Юй Чэнь стоял, сведя рук за спиной. Он смотрел в сторону Сияющего Святого Храма. В его взгляде виднелось тепло. Так же ребенок смотрит на свою мать. Его переполняло теплое неописуемое чувство:

— Сияющий Святой Храм — мой дом. До тех пор, пока мой дом будет стоять здесь, до тех пор, как он до сих пор существует, не будет иметь значения, кто принимает решения.

— Гунсунь Чжи отказался от обычной жизни после того, как получил меч-хранитель. Он стал полон амбиций. Я могу сказать, что моя позиция уже давно привлекала его внимание, поэтому все, что произошло сегодня, находилось в пределах моих ожиданий. Если бы я не ушел, Сияющий Святой Храм не смог бы избежать внутреннего конфликта. Если дело станет серьезным, весь Сияющий Святой Храм даже может быть расколот на части. Это не то, что я хочу видеть.

Юй Чэнь спокойно посмотрел на Сюань Чжаня. Он ничего не чувствовал после потери позиции лидера, казалось, что известность и власть не были важны для него:

— Сияющий Святой Храм сейчас переживает редкий период расцвета, и это требует того, чтобы вы все объединились. Только будучи едиными, вы сможете быть могущественными. Внутри храма ничего не должно произойти в это время, а о расколе не идет даже речи. Сюань Чжань, я надеюсь, что ты это понимаешь.

— Брат Юй Чэнь… — Сюань Чжань был озлоблен. Он не знал, что и сказать. Сколько людей из Сияющего Святого Храма смогло бы вести себя так же самоотверженно, как Юй Чэнь? Он посвящал всего себя тому, чтобы Сияющий Святой Храм мог расти. Он даже отказался от должности лидера, чтобы избежать внутреннего конфликта.

В противном случае Гунсунь Чжи не смог бы получить эту позицию, поскольку пять из шести защитников остались на стороне Юй Чэня.

— Сюань Чжань, ты должен вернуться. Учитывая амбиции Гунсунь Чжи, он будет бороться за то, чтобы все приняли его. Я надеюсь, что ты сможешь помочь ему ради Сияющего Святого Храма. Ты не можешь позволить, что бы с Сияющим Святым Храмом что-либо произошло, несмотря ни на что. Я оставлю Дунлинь Яньсюэ, Хань Синя и Бай Юй на тебя, ты должен убедить их, — серьезным тоном попросил Юй Чэнь.

— Брат Юй Чэнь, ты уходишь? — Сюань Чжань, не мигая смотрел на Юй Чэня. Если отбросить их статусы, он и Юй Чэнь на самом деле были названными братьями. Они вместе прошли через многое.

В противном случае, когда в прошлом Цзянь Чен оказался разоблачен и бежал из Башни Сияния, лидер Сияющего Святого Храма никогда бы не позволил Цзянь Чену уйти лишь из-за того, что сказал Сюань Чжань.

Юй Чэнь кивнул. Он стал на удивление серьезен и сказал:

— Пока что только ты и я знаем секрет того, что Родословная Боевой Души является имперским кланом. Я планирую уйти и исследовать историю между нашим Сияющим Святым Храмом и Родословной Боевой Души.

— Говорят, что мир Мудрецов Духов стал судным полем битвы в прошлый эон. Несмотря на то, что весь мир оказался разрушен, осталось еще много древних следов. Я планирую посетить этот мир.

— Мудрецы Духов. Они потомки того мира. Они существуют очень долго. Я планирую нанести им визит. Посмотрим, смогу ли я что-нибудь узнать от них.