Глава 1223. Сила Дин Чуньцю

— А где же Высший Дин? — с улыбкой спросил новый владыка Пернатой расы.

— Мой отец подобен Божественному дракону. Он то есть, то его нет. Я уже давно его не видел, — спокойно ответил Дин Чуньцю.

Король Пернатых задумался. Когда он бросил вызов Королю в Белом, он на самом деле бросил вызов всей человеческой расы. Через Короля в Белом он хотел проверить как там Дин Хао. Теперь, когда Король в Белом не пришёл, Дин Чуньцю вдруг сам решил занять его место. В некотором смысле он был даже более подходящим кандидатом.

Новый Владыка Пернатой расы с самого начала был немного безумным; в его сердце вспыхнуло пламя.

— Ну ладно, в таком Случае я буду рад померяться с вами силами, Глава Секты Пытливого Меча, — сказал он.

— Пусть победитель определится за три удара, — сказал Дин Чуньцю и медленно проследовал на место схватки.

Стоило ему взмыть в небеса, как вдруг аура Дин Чуньцю резко устремилась вверх; в его руке появилась широкая белая сабля.

На первый взгляд она была совершенно непримечательной. Это была самая заурядная сабля, которая только может быть.

Сабля была прямой, без изгиба, и выглядела очень блеклой. На первый взгляд она могла показаться на каким-то оружием, а просто большим куском стали, который подобрали на обочине. Её рукоятка была замотана в несколько слоёв простой белой ткани.

У неё даже не было лезвие. Оно было едва ли не толще, чем задняя сторона. Такую тупую саблю было ещё поискать.

Некоторые могли бы удивиться, что глава великой Секты Пытливого Меча использовал такую оружие.

Однако те, кто читал книги по истории, знали, что в этом не было ничего удивительного. Ведь сам Дин Хао в своё время использовал ржавый меч и сломанную саблю.

На самом деле оружие Дин Чуньцю было совсем непростым.

Согласно легендам, под конец Древней Бессмертной Эры случились страшные катастрофы, вызванные крахом Небесного Дао, и одной из них был метеоритный дождь, который едва не разрушил мир Небесной Дороге.

Сильнейшие воины со всего мира собрались остановить его и не дать падающим звёздам уничтожить Небесную Дорогу. Они покрыли мир своей Бессмертной энергией и с большим трудом предотвратили трагедию.

Однако несколько метеоритом всё-таки прорвали небосвод и приземлились на континент.

В местах их приземления образовались огромные кратеры. Всё было разрушено.

Однако нет худа без добра.

Дин Чуньцю нашёл свою саблю, когда путешествовал по миру, в том месте, где произошло падение одного такого метеорита.

Как только Дин Чуньцю увидел метеоритную сталь, он сразу же почувствовал внутри неё сильнейшую энергию Небесного Пламени. Он решил сделать из неё себе саблю, которая дополняла был Пламенное Ци внутри его тела.

Однако, как ни старался Дин Чуньцю начать ковать кусок стали, у него ничего не выходило, — даже адское пламя земли не могло её расплавить.

Кусок метеоритной стали содержал в себе всю эссенцию упавшей звезды, которая в своё время пронзила барьер Бессмертного Астрального Ци. После этого очень сложно было хоть как-то поменять её форму.

Дин Чуньцю применил все возможные способы. Он даже использовал свою кровь, чтобы превратить кусок стали в саблю.

В итоге, ценой огромного усердия, у него получилось.

Все члены семейства Дин были гордыми сынами неба. Дин Чуньцю унаследовал кровь своих родителей, и благодаря ней ему всё же удалось перековать метеоритную сталь. Она всё ещё была немного тупой, однако уже представляла собой настоящую саблю, в которой проживал даже дух сабли.

И называлась она «Саблей Небесного Пламени»!

Дин Чуньцю вытянул свою саблю и разразился намерением.

Стоявшие снаружи формации воины все поразились.

Освоить Намерения Сабли было не просто. Для этого нужен был большой талант в понимании Дао Боевых Искусств и удача.

Даже сын Дин Хао, наследник Телосложения Святого Меча и Сабли, если бы у него не было достаточного таланта, не смог быть освоить Намерения Меча и Сабли.

Однако Дин Чуньцю не только унаследовал силу Святого Меча и Сабли, но ещё и освоил как намерение меча, так и намерение сабли.

Неужели все члены семьи Дин были такими великими дарованиями?

Меж тем крылья Сян Цзеюя вспыхнули ослепительным золотистым сиянием.

Золотой свет вспыхнул у него за спиной как хвост павлина. Крылья у него за спиной раздвоились, потом они из двух пар превратились в четыре, из четырёх — в шесть, из шести — в восемь…

Постепенно несколько слоёв крыльев покрыло спину Сян Цзеюя снизу-вверх.

Все они были примерно одинакового размера и сияли ослепительными золотистые сиянием, как ясные зеркала.

Каждое крыло было размером со всё тело Сян Цзеюя. Его золотые перья сверкали чистейшим золотом.

— Так вот они, легендарные Золотые Крылья?

— У него поистине могучее демоническое Ци, в и то же время аура у него не злая, не предельно чистая. Достойно Бога Пернатых.

— Неужели победитель будет определён после первого же удара?

Битва вот-вот должна была начаться. Воины снаружи формации размышляли о предстоящей битве. Все были в предвкушении.

Дин Хао задумчиво посмотрел на легендарные золотистые крылья. Юноша почувствовал в них занятную ауру, прямо как в кристалле хранения, но немного другую.

Как только Сян Цзеюй открыл все двенадцать пар своих крыльев, ярчайший свет вспыхнул на всём протяжении его тела. Его крылья застыли.

А потом он исчез.

В то же мгновения тупая сабля Дин Чуньцю вздрогнула.

Хлынуло невидимое Намерение Сабли.

Дин Чуньцю унаследовал намерения Трансформации Четырёх Пор Года своего отца.

Первое его намерение сабли было Намерением Ветра.

На первый взгляд это намерение сабли было очень простым. Вокруг Дин Чуньцю просто подул лёгкий ветерок.

Однако, когда на него уже стремился золотистый силуэт, столь быстрый, что его едва ли можно было разобрать невооруженным глазом, и он напоролся на ветер, в глаза Сян Цзеюя мелькнуло удивление.

Намерение Ветра врезалось о землю, и её немедленно охватила страшная буря. Взмыло торнадо. Ветер схватил Сян Цзеюя и покрыл собою Дин Чуньцю.

Сила ветра была не только в его яростных потоках, но и в ужасающем пламени. Намерения Дин Чуньцю сочетало в себе огонь с ветром.

Дин Чуньцю не только освоил намерения метеоритной сабли, но ещё и совместил его с энергией «Сабли Небесного Пламени», благодаря чему всё его Намерение наполнилось ужасающей пламенной мощью.

Пламя скрывалось внутри ветра, ветер раздувал пламя — они дополняли друг друга. Пробиться через такую мощь было далеко не просто.

Сян Цзеюй завис на расстоянии и пока не приближался.

Первое время пернатый Владыка использовал силу своих двенадцати крыльев. Они были грациозные и чрезвычайно могучие в атаке. Он то нападал, а то отходил назад, как бы проверяя силы своего соперника. Дин Чуньцю в свою очередь сосредоточился на обороне.

Кто побеждает сказать было трудно.

— Получай!

Вдруг раздался крик, и яростно торнадо ветра и пламени хлынуло во все стороны. Оно могло крошить горы на своём пути. Истреблять армии. Чёрные тучи в небесах сменили свой окрас и забурлили.

Там, где проносилось Небесное пламя, камни превращались в пыль.

Но Сян Цзеюй завис в небесах неподвижно. Шесть его крыльев приподнялись вверх, другие шесть его крыльев опустились вниз — вокруг него появился круглый конус.

Пламенная буря прошлась по нему и не оставила на нём ни единой царапины.

Затем хлынула ещё одна буря.

А потом ещё.

Дин Чуньцю вытянул левую руку, и в ней у него появился и вздрогнул длинный меч. Хлынуло Намерение меча.

Меч у него в руке был полупрозрачным и ясным как кристалл. Он как будто был сделан из чистейшего не огранённого нефрита или эссенция древнего льда. Сразу после появления меча, всё громовое море наполнила чистейшая, благородная аура холода.

В сравнении с Небесной Саблей, меч Дин Чуньцю казался куда более величественным.

Он был сделан из вечного льда, который он обнаружил возле места падения звезды. Назывался меч «Лунным Клинком Пытливой Звезды».

Он резонировал с Ледяным Зерном Ци внутри Дин Чуньцю и был как будто специально создан для него.

Сияя изящным и ясным светом Дин Чуньцю разом вдруг появился прямо перед телом Сян Цзеюя.

В то же секунду двенадцать пар крыльев как будто почувствовали приближение меча и вытянулись, чтобы встретить его.

Золотистое сияние заволокло Дин Чуньцю и вообще всё бурное море облаков.

Золотистый свет затмил всё прочее сияние. Воины снаружи формации не могли ничего разглядеть.

Лишь воины на стадии Истинных Бессмертных разглядели, что когда «Лунный Клинок Пытливой Звезды» ударил о Сян Цзеюя, у него вдруг открылось 18-я пара крыльев.

— Весна, лето и осень…

Фан Тяньи, наблюдавший за битвой со стороны, прикрыл веки, ощущая намерения меча Дин Чуньцю.

Намерение меча Дин Чуньцю завершило малую Сансару 24 Фаз Солнца, Весны, Лета и Осени.

Однако и это был ещё не конец.

Дин Хао, наблюдающий за битвой из толпы, понимал, что Сян Цзеюй вполне мог выдержать намерения Фаз Солнца.

А ведь Дин Чуньцю и ещё нужно было сдержать атаку самого Сян Цзеюя.

Мелькнула чёрная линия, и золотистые крылья взмыли в небеса. Перья вспыхнули ярким светом.

Согласно слухам, Золотистые Крылья не только даровали невероятную защиту и скорость, но ещё и обладали силой мгновенно убить пикового Божественного. Сян Цзеюй использовал «Атаку Золотых Перьев».

Перья вспыхнули ясным светом, как злые духи. Они были быстрыми как молнии.

Чистейшее намерение меча хлынуло на Сян Цзеюя, и одновременно с этим сам Дин Чуньцю ощутил на себе атакую золотистых перьев.

Отступать никто не собирался.

Пока вдруг…

На спине Сян Цзеюя не появилась ещё одна пара крыльев. А потом ещё.

Намерение меча Дин Чуньцю стремительно приближалось, как вдруг у Сян Цзеюя появилось двадцать пар крыльев. Золотистое сияние стало ещё ярче, напоминая самое настоящее солнце.

Прежде золотистый свет сиял на весь мир — теперь он как будто пытался его вобрать.

«Стреляющие Золотые Перья» тоже в это сиянии стали ещё ярче и быстрее, как самый настоящий глад. Они обрушились на Дин Чуньцю.

В сиянии такого ясного света Дин Чуньцю закрыл глаза и сосредоточил всё внимание на своей левой руке. В ней вспыхнуло ледяное намерение «Лунного Клинка Пытливой Звезды».

Чи!

Прозрачное Ци покрыло сперва Дин Чуньцю. На каждое «Стреляющее Золотое Перышко» обрушилось холодное Намерение меча. Многие из них заледенели и полетели на землю.

Намерение льда вспыхнуло ужасающей силой.

……

Битва встала.

Сияние постепенно погасло. Повеяло холодным ветром.

Воины растерянно всмотрелись в небеса. Там стояли двое.

С небес падал чистый белый снег.