Глава 878. Предок Секты Божественного Меча

С виду он всё ещё пытался казаться возмущённым, но на самом деле армия Дин Хао его слегка напугала.

Юноша не обратил на это внимание.

Он вызвал свою карету и посадил в неё Дин Тяньшуан, Жэнь Восина и Се Юэ с Чернышом.

«Здесь так красиво, а бассейн есть!» Вскрикнула удивлённая Тяньшуан.

Жэнь Восин тоже разинул рот.

«Мяу, хорошее место, ты хорошо постарался, питомец. Твой мастер так устал за все эти дни. Знаешь, как тяжко мне было защищать твою дочь? Я чуть себе спину не надломил. Ты ведь меня за это отблагодаришь?» Се Юэ в ожидании потерял лапами и чуть улыбался.

Дин Хао слегка улыбнулся и бросил ему большой Мистический Камень Высшего Качества.

«Мяу, ха-ха, питомец, ты с каждым днём всё умнее и умнее». Се Юэ схватил камень и сразу начал истекать слюной. Он немедля его проглотил.

«Аф-аф-аф, вуф, аф!» Прибежала чёрная собачка.

Дин Хао погладил её по головам, дал несколько Мистических Камней, а заодно кусок свежего серого мяса дождевого дракона.

«Мяу, нечестно, я так старался, а Чернышу награда больше…» Увидев это, Се Юэ немедленно стал негодовать и сам пошёл к мясу.

Но стоило ему заговорить, как правая голова Черныша немедленно зарычала, защищая свою еду. Её глаза покраснели и наполнились злобой

Се Юэ немедля отпрыгнул, вздрогнул и сказал недовольно: «Проклятье, какая неблагодарная собака. С тех пор как у неё выросла три головы она совсем от рук отбилась. Где твоя лояльность, друг? Может поиграем?»

«Вуф, аф-аф-аф-аф…» Средняя голова немедленно смутилась и хотела, похоже, извинится, но правая всё ещё глядела на Се Юэ красными глазами, как бы угрожая укусить, если он приблизится.

Се Юэ недовольно сказал: «Питомец-человек, смотри, у твоей собаки шизофрения!»

Дин Хао тоже удивился и пригляделся к Чернышу. С ним действительно было что-то не так, правая и средняя голова никак не могли ни в чём согласится, а потому он казался немного помешанным.

Он достал ещё один кусок серого мяса Дождевого Дракона из кольца хранения и бросил его Се Юэ, чтобы его успокоить.

Затем он развернулся к Жэнь Восину. Тот немедленно расплакался.

«Толстячок, ты почему плачешь? Если мама и папа тебя таким увидят, они обвинят меня в том, что я плохой мастер». Дин Хао наконец нашёл детей, а потому был в прекрасном настроении.

«Мастер… я голоден!» Сказал толстяк через слёзы.

Сестра твоя голодна. Минуту назад ты съел шесть куриных ножей в Башне Ланя. Весь в отца, тот тоже был тем ещё обжорой… Дин Хао сдержал слова и достал ему жареную серую ногу дождевого дракона. Она была почти в два раза больше толстяка.

«Спасибо мастер, вы меня лучше всех понимаете». Толстячок утащил ногу и сел есть её у бассейна.

Юная Тяньшуан всё ещё держала Дин Хао за шею и не хотела отпускать.

Меж тем снаружи кареты.

Дань Сюн рассмеялся и сказал: «Причину, какую ещё причину? Вы напали на нашего Небесного Мудреца, если не скажите почему, я прикажу уничтожить вашу Секту здесь и сейчас».

Он вёл себя как и должен варвар из Леса Океана.

«Как ты посмел…»

«Варвар, ты как разговариваешь с Главой нашей Секты? Жизни пресытился?»

«Ха, чего ещё ждать от варвара. Они все неотесанные ублюдки. Как они посмели так себя вести с нашей великой фракцией Божественного Меча?»

Ученики и старейшины секты разозлились.

В радиусе пары тысяч километров все относились к ним как к возвышенным бессмертным. Никто не смел оскорблять их секту. Но сегодня прямо у их ворот показались варвары. Как такое вытерпеть?

«Убейте их». Один из старейшин не выдержал и точно молния устремил свет меча в Дань Сюна.

Тот холодно усмехнулся.

Он отошёл в сторону. На его место встал мастер из Племени Красного Тигра. Он выставил вперёд руку и схватил летевший в него меч точно когтем. Затем чуть надавил. Меч разломало на две части.

«Хочешь ранить нашего Маршала этим мусором?» Мастер Племени Красного Тигра усмехнулся.

Воины Секты Божественного Меча удивлённо повздыхали.

Как это он рукой сломал летающий меч? У него что, стальные ладони? Все и так знали, что варвары культивировали не Ци, а свои тела, и что некоторые из них достигли в этом огромных успехов, их тела были как алмазы. Но всё равно ученики Секты думали, что слухи преувеличивают силу воинов Леса Океана. Только сейчас все наконец поняли, что это была правда.

Впервые увидев мощь варваров Леса Океана, ученики Сеты Божественного Меча даже перепугались.

«Формацию!» Крикнул Глава Секты.

Жух, Жух, Жух!

Засиял блеск меча. Десять тысяч учеников немедля встали в ровную формацию. Их аура сразу же стала в несколько раз мощнее.

«В строй!» Закричал похожим голосом Дань Сюн.

Тысячи культиваторов тела из Леса Океана тоже закричали. Их рёв напоминал вопль могучего древнего зверя, который бежит за добычей. В небо хлынуло кровавое облако, казалось, оно покрыло собой половину мира.

Готовилась битву.

Как вдруг…

Ужасающая аура резко взмыла в небеса. Она шла сто стороны Секты Божественного Меча. Эта аура в разы превосходила мощь пикового Святого и принадлежала будто бы пробудившемуся Божеству. У всех собравшихся затрепетали души.

«Предок пробудился!»

«Это аура Предка!»

«Ха-ха-ха, сейчас явится Предок!»

Ученики Божественного Меча немедля начали праздновать. Глава и Кунь Юй тоже обрадовались. Эта аура принадлежала могучему Божественному Секты, спящему Великому Предку. Если он вступиться, эти варвары ничего не смогут им сделать.

Дань Сюн и Цзинь Кэянь переменились в лицах.

Это аура действительно пугала.

«Кто посмел напасть на мою Секту Божественного Меча?» Раздался ужасающий голос откуда-то издали, однако не успел он затихнуть, как вдруг рядом с Главе Секты засиял красно-серебристый силуэт.

Его лицо скрывал яркий свет меча. Разглядеть самого человека было невозможно, однако его аура наводила ужас.

Это был Божественный Мастер.

Для него Святые были всё равно что муравьи. Он мог их давить одной рукой.

Дань Сюн и остальные сильно перепугались.

«Приветствуем вас, Предок». Ученики Секты немедля ему отсалютовали. На лицах у них была дикая радость. Им захотелось немедля увидеть, как их предок перебьёт всех варваров.

Глава Секты немедля рассказал, как всё было.

«Давно уже никто не смел провоцировать мою Секту Божественного Меча… И вот на это решились варвары Леса Океана». Серебристо-красный силуэт печально вздохнул и вдруг его голос наполнился убийственным намерением: «Неужто в мире позабыли, как мы можем быть страшны? Пришло время мне это напомнить!»

Не успел его голос затихнуть, как вдруг…

!

В Дань Сюна полетел серебристый сгусток света меча.

Тот был в шоке.

Это сияние содержало в себе мощь во много раз превосходящую силу Святого. Уже на расстоянии сотни метров он почувствовал колющую боль. Даже он, могущественный культиватор тела, вдруг показался сам себе хрупким как гнилое дерево. Этот меч наверняка лишит его жизни.

По телу Дань Сюна выступила кровь.

Он был не в состоянии сдвинуться с места.

Дань Сюн закрыл глаза и начал готовится к смерти, как вдруг пламенное Ци меча вырвалось из кареты. Оно столкнулось с серебристым Ци меча, раздался взрыв, разлетелись золотистые и серебристые искры. Словно взорвался прекрасный фейерверк.

Дин Хао, держа на руках Дин Тяньшуан, медленно вышел из кареты и встал перед толпой.

«Что такое? Это всё, на что способна великая Секта Божественного Меча?» В левой руке Дин Хао была демоническая сабля. Его радостное выражение лица уступило место презрению: «Слишком долго Лес Океана оставался в тени. Похоже мир позабыл ужасающую мощь наших культиваторов тела. Жалкая Секта Божественного Меча посмела провоцировать моё Небесное Племя!»

Дин Хао произнёс те же слова, но ещё более грубо.

Холодный пот выступил на лбу Дань Сюна. Он едва избежал смерти. Теперь он понял, насколько ужасны Божественные Мастера. Он, Святой, не смог бы вообще ничего сделать старому Предку Божественного Меча. На его фоне он был точно муравей.

Но в то же время свою силу показал Дин Хао.

Он смог так легко отразить удар Божественного. Его сила была невероятна. Дань Сюн ещё больше убедился в правильности своего решения следовать за ним.

«Небесный Мудрец! Небесный Мудрец! Небесный Мудрец!»

Воины Леса Океана громко закричали.

После появления Божественного Мастера их мораль упала чрезвычайно низко. Однако слова Дин Хао снова разожгли в них пламя.

Им надоело, что их считали за варваров, и речь Дин Хао наконец позволила им выплеснуть накопившуюся за много лет злость. Она хлынула с мощью лавы из вулкана.

Перед лицом такой мощи воины Секты Божественного Меча переменились в лицах.