Глава 879. Будете Платить по Частям

Посреди красно-серебристого силуэта света меча засияли две яркие, точно молнии, точки. Похоже он использовал какую-то технику для глаз чтобы разведать Дин Хао.

Юноша холодно хмыкнул. Его Духовное Сознание завихрилось на полную мощь. Искусство Победу пробудило в голове юноши золотистый шарик.

Хлынула ужасная мощь.

Глава Дин Хао разделилась на две части, в ней загорелся вертикальный золотистый глаз.

Величественный глаз и серебристые зрачки силуэта и яростно столкнулись.

Сияние глаз было видимым. Встретившись, оно стало плавить само пространство. Вздрогнули прозрачные волны.

Бум!

Раздался взрыв, что-то будто треснуло.

Серебристый свет развеялся, в то время как сияние золотого зрачка осветило Предка Божественного Меча.

На секунду Дин Хао увидел половину окровавленного лица.

Именно половину.

Голова старика была уничтожена некой ужасающей силой. От неё отбило огромный кусок. От лица осталась только половина. В месте пореза хлестала свежая кровь, виднелись тёмные кости, а вместе с ними дрожащие белые вены и мозговая жидкость.

Предок Секты Божественного Меча был ранен.

Дин Хао немного расслабился.

Меж тем воины вокруг резко затихли.

Но уже вскоре культиваторы тел из Леса Океана разразились оглушительным радостным криком, в то время как ученики Секты Божественного Меча перепугались и помрачнели.

Судя по тому, как закончилось противостояние, человек в бронзовой маске победил? Но как такое возможно? Глава Секты не мог поверить своим глазам. Человек в маске точно был только на начальных этапах Императора Боевых Искусств, как это он смог одолеть технику глаз Предка? Тот был Божеством!

Тишина продлилась недолго.

«Техника Небесного Глаза? Неплохо, мальчишка, но ты слишком много о себе возомнил. Каким бы ты ни был талантливым, сегодня ты умрёшь…» Сказал предок мрачным, колким голосом.

Дин Хао ответил его с толикой сарказма в голосе: «Старик, ты ранен, советую тебе унести свои старые кости подальше, а не брыкаться. Вылечись сперва, а то такими темпами закашляешь кровью и свалишься замертво».

«Я хоть и ранен, но тебя убить мне будет не сложно». Полным ярости тоном ответил Предок.

Дин Хао рассмеялся. Из его грудного Даньтяня в Демоническую Сабля хлынуло пламя Би Фана. Юноша медленно и отчётливо произнёс: «Можешь попробовать».

Сабля задрожала.

Каждый кровавый узор засиял на демонической сабле невероятно ярким сиянием. Сломанная сабля стала собираться воедино. Меж небом и землёй нависла ужасающая сила.

«Что?» Выражение лиц Предка резко переменилось. Красно-серебристое пламя вокруг него вдруг закачалось, как свечка на ветру. «Невозможно… Эта сабля… Она сломана… Но это она… О небеса, откуда?»

Его голос был полон ужаса.

Кто такой этот человек в бронзовой маске?

Откуда у него эта сабля?

И как он смог пробудить её силу?

Неважно, но сражаться с ним нельзя!

Подумав обо всём этом, Предок вдруг молча превратился в сгусток света и исчез вдали, растворившись над сектой Божественного Меча.

Все удивились.

Даже Дин Хао такого не ожидал.

Он сразу заметил, что Божественный был ранен, причём довольно серьёзно. Скорее всего его раны остались после битвы с Перерождённой Божественной Звездой, что упала на Секту Божественного Меча. Красно-серебристая энергия, которой он себя окутал, изначально была просто серебристой — её покрасила в алый кровь старика.

Дин Хао убедился в этом с помощью Небесного Глаза.

Поэтому Дин Хао был уверен, что сможет или победить, или позволить своей армии отступить, хоть враг и был Божественным.

Но стоило юноше пробудить силу Демонической Сабли, как он вдруг взял и сам сбежал.

И явно не потому, что эта сила его напугала сама по себе.

Как-никак он был Божественным. Мощь сабли была велика, однако не абсолютна. Поэтому сбежал он потому…

Потому что уже раньше видел эту саблю?

Дин Хао вдруг сильно удивился.

Он нашёл демоническую саблю на Поле Битвы Сотни Святых, а точнее на Древней Дороге на Запад в остатках мира клинков. С тех пор её происхождение оставалось покрыло завесой тайны. Она могла сравниться со ржавым мечом. Предки Меча и Сабли что-то о ней скрывали. Но что именно? Чем эта сабля могла напугать Божественного?

И раз он, житель Божественного Континента узнал её, значит сабля с самого изначально была отсюда?

Много мыслей пробежало в голове Хао.

Меж тем напротив него…

Глава Секты Божественного Меча весь побледнел. Он в ужасе смотрел на Дин Хао.

Когда Предок ретировался, в голове Главы прозвучал голос: «Идите на уступки».

Сказа он.

Никогда ещё Предок не звучал насколько серьёзно и в то же временя через силу.

Предок как-бы говорил, что враг ужасно силён, и что их Секте придётся пойти на любые уступки, а не то им грозит полное уничтожение.

О небеса!

Сердце Главы Секты дрожало.

Что за врага они себе нажили.

Он проглотил бы слюну — вот только рот его пересох — и обратил своё задеревеневшее лицо к Дин Хао. Глава сказал: «Сир, вы спасли свою дочь, но и нашу Секту повредили. Думаю, мы квиты».

После его слов начался ропот.

После ухода старого Предка ученики и учителя Секты Божественного Меча ощутили сильное дурное предчувствие. Теперь же, когда Глава сказал свою речь, на их лицах появился шок.

Кто-то хотел вставить слово, но тогда лицо Главы стало яростным. Он взмахнул рукой, затыкая таких людей.

Кунь Юй замер от удивления. Он почти сразу понял, что Глава действовал по тайному приказу предка.

Он и сам был в шоке.

Почему их Секте приходилось так унижаться? Глава никогда не вёл себя так пассивно, даже когда дело касалось Армии Божественного Двора.

«Ты плохой человек, ты издевался над котиком и собачкой, ничего мы не квиты». Зазвучал звонкий голос Дин Тяньшуан.

Он была умной девочкой и сразу всё поняла.

Дин Хао слегка улыбнулся: «Моя дочь не согласна».

Глава Секты был в ярости. Какие ещё котики и собачки? Кто бы мог подумать, что потому что он ударил кота и собаку, ему придётся столько платить: «Чего вы хотите сир?»

Дин Тяньшуан, посмеиваясь, прошептала что-то Дин Хао на ухо.

Юноша рассмеялся и сказал: «Я слышал, ваша Секта создают самые лучшие артефакты во всём мире. Особенно оружие и броню. Так вот, мне нужно десять тысяч артефактных комплектов брони и оружия. Тогда я вас прощу».

«Что? Нет, это невозможно…» Выражение лица Главы немедля изменилось. Он немедля отказался: «Мы и правду мастера создания артефактов, но за все годы нашего существования мы накопили меньше десяти тысяч комплектов брони. Вы требуете слишком много, сир».

Он почувствовал горький привкус.

Наверняка это девочка сказала человеку в бронзовой маске, что их Секта славится мастерством в создании артефактов. Она знала это потому, что они пытались привлечь её и толстяка в Секту рассказывая о своей силе. По сути они сами вырыли себе могилу.

Улыбка оставила лицо Дин Хао. Он холодно произнёс: «В армии моего Племени Небес не хватает оружия и брони. Нас десять тысяч. Если Секта Божественного Меча не собирается нам помочь, мы у вас сами всё заберём».

«Ты…» У Главы Секты Божественного Меча покраснело лицо: «Сир, так нельзя. Вы зашли слишком далеко».

«Это ваша Секта Божественного Меча зашла слишком далеко. Вы похитили в Божественному Лесу мою дочь и моего ученика и хотели стереть им воспоминания, чтобы воспитать себе Богов Войны… Будьте благодарны, что я вас вообще не вырезал». Холодно произнёс юноша.

«Но…» Глава едва сдерживал злость: » У нас нет столько брони и оружия«.

Дин Хао слегка улыбнулся и молча поднял руку. Из неё вылетел нефритовый значок.

Глава Секты поймал его, посмотрели и резко переменился в лице. Он побледнел, потом покраснел и наконец пал духом. Вздохнув, он сказал: „Вы жестоки, сир… Но моя Секта всё равно не может предоставить столько оружия за раз“.

Дин Хао хитро улыбнулся: „Я не против, чтобы вы платили по частям“.

Глава Сетка вздохнул, решился на что-то и сказал серьёзным голосом: „Сейчас мы можем дать вам пять тысяч комплектов брони и оружия, остальное предоставим в течении года… Быстрее мы не можем“.

„Хорошо“. Дин Хао довольно кивнул. „Я дам вам чертежи, будете делать броню основываясь на них“.