Глава 66. Коварные намерения

Четвертый принц налил Лонг Чену чашку чая. Он слегка улыбнулся.

Брат Лонг действительно дракон среди людей. Такая отвага действительно заслуживает восхищения.

«Четвертый принц мне льстит. Но братик до сих пор не знает, как вам удалось меня узнать», — ответил Лонг Чен.

Он действительно хотел узнать то, о чем успел забыть. Он был уверен, что в его технике изменения внешности нет недостатков.

Даже самый мудрый человек, который обдумает все тысячу раз, может забыть одну вещь. Если честно, то я узнал вас не сразу и только, когда я увидел кольцо на вашей руке, я заподозрил что-то странное. Затем я увидел ваш взгляд и понял, что это были вы.

Четвертый принц указал на руку Лонг Чена.

Только в этот момент Лонг Чен осознал, что у него на руке было пространственное кольцо. У этого кольца был особый дизайн, характерный для гильдии алхимиков. Он и правда забыл о такой крупной детали.

«Четвертый принц действительно тот, кто обращает внимание на самые мелкие детали. Это достойно восхищения. Но я хочу знать, почему вы мне помогли?» – спросил Лонг Чен.

«Хаха, даже если я скажу, то вы не поверите. Правда в том, что я не люблю Шия Чанфенга. Несмотря ни на что, Чу Йао все еще моя сестра. И хотя семейная привязанность – роскошь, которая не может быть позволена в императорском дворце, в моем сердце все еще что-то есть. У меня нет желания заставить Чу Йао выйти замуж за того, кто ей не нравится. Но вы и сами знаете, что в императорском дворце только так. Все, что важно: пойдет ли это на пользу империи, никому нет дела до твоих чувств. Такова безнадежная правда о жизни в императорском дворце. Я много раз пытался убедить вдовствующую Императрицу поменять ее мнение, но все безуспешно. В конце концов, я разозлил ее и был вышвырнут из Залы вдовствующей Императрицы. Исходя из того, что брат Лонг приехал сегодня навестить Чу Йао, я могу сказать, что у вас к Чу Йао искренние чувства. Но мои возможности ограничены, поэтому я лишь могу немного помочь», — вздохнул четвертый принц.

Четвертый принц слишком вежлив. Лонг Чен запомнит это.

Казалось, будто с сегодняшнего дня Лонг Чен был у четвертого принца в долгу.

Что касается того, что ваша семья Лонг потеряла жалованье, то я пытался понять почему. Но меня остановили прежде, чем я успел добраться до самой сути. Так что я бессилен, когда речь идет о вашей семье Лонг.

Лонг Чен нахмурился и спросил:

«Может ли четвертый принц сказать, что ему удалось обнаружить?»

« Что-то произошло в императорском дворце, так что все очень мутно. Мы с моими братьями сражаемся и строим друг против друга планы. Я правда бессилен, когда речь идет об этом», — покачал головой четвертый принц.

Глаза Лонг Чена слегка посветлели. И хоть четвертый принц не дал ему точного ответа, тот факт, что он упомянул своих братьев, был очень интересен.

Всего их было семь принцев. Помимо четвертого принца, было еще шесть. Из оставшихся шести седьмой принц может быть исключен.

Затем те, кто оставил корону, это второй, третий, пятый и шестой принцы. Лонг Чен внимательно наблюдал за каждым из них на Фестивале Феникс Края. Кроме наследного принца, остальные, казалось, были совсем не проницательны.

Самым подозрительным был наследный принц. Более того, Лонг Чен знал, что убийца Ли Хао был одним из его приспешников. Все улики вели к нему.

«Большое спасибо», — Лонг Чен сложил свои руки.

« Хаха, но я ничего не сказал. Я не могу принять вашу благодарность», — рассмеялся четвертый принц. Затем он вздохнул.

Я действительно завидую вам, благородным наследникам. Вы можете быть свободными и непринужденными, не такими, как мы, у которых нет свободы. А я должен подлизываться к людям, которые мне даже не нравятся. Кстати, Шия Чанфенг возвращается в Гранд Ся через десять дней, чтобы успеть подготовиться к свадьбе с Чу Йао. Я бы хотел ударить ему по лицу, но должен улыбаться. Это и есть ужас жизни в императорском дворце.

« Он уедет уже через десять дней?» – Лонг Чен даже не моргнул, но в его глазах появился холод.

Четвертый принц, казалось, не заметил изменение выражения лица Лонг Чена. Потягивая чай, он ответил:

Да, он пойдет через южный перевал, это самый короткий путь до Гранд Ся. Свадьба принца требует множества приготовлений.

Лонг Чен кивнул, он запомнил эту информацию. В то же самое время ему в голову пришла возмутительная идея. Если бы он смог осуществить ее, то проблема с Чу Йао была бы решена.

Четвертый принц еще немного поговорил с Лонг Ченом, прежде чем вежливо проводить его. Когда он снова вернулся в свою комнату, то там появилась женщина.

Женщине было за тридцать лет. Она была высока и будто окутана экстравагантностью, создавая впечатление, что ее нельзя обижать.

«То, что вы сейчас делаете – чрезвычайно опасно», — сказала она.

Четвертый принц слегка улыбнулся и отпил чаю.

Опасность означает риск, а риск означает возможность получить большую оплату. Я чувствую, что это стоит того. Если Лонг Чен проиграет, то станет еще одним трупом, который ничего не значит. Но если он преуспеет, то наш план продвинется на пару шагов вперед. Мама, не стоит волноваться об этом.

Эта женщина совершенно точно была Королевой-матерью Западного дворца Феникс Края. Она покачала головой и сказала:

Надеюсь, ты знаешь, что ты делаешь. Моей миссией было выйти здесь замуж. И ты должен помнить это.

Хммм, изначально ты была принцессой из Гранд Ся, но ради своих собственных целей ты приехала сюда, в Феникс Край. Что до меня? Я был рожден, чтобы быть всего лишь пешкой на шахматной доске? Они планируют захватить земли Феникс Край и сделать Шия Чанфенга правителем этой империи. После этого он монополизирует все богатые земли. Когда придет время долгов, то это все будет принадлежать им. Что до матери и сына, то неужели мы созданы стать их инструментами? Почему?

Внезапно четвертый принц выпустил весь свой гнев в громкий рев. Сейчас он был спровоцированным зверем, который в этот самый момент мог уничтожить кого угодно.

«Ся, я знаю, как ты зол внутри. С твоим талантом ты никому не уступишь. Но такова судьба».

« Судьба? Судьба диктуется человеком. Я сам буду контролировать свою судьбу. Я не стану марионеткой! Я стану Императором!»

«Это невозможно».

«Не беспокойся, я уже сделал это своим планом. Все верно, как там поживает вдовствующая Императрица?» – спросил четвертый принц.

« Она под моим Искусством Ассимиляции Душ. Я запросто могу ее контролировать. Но в качестве меры предосторожности, я всегда добавляю немного больше «контроля»», — равнодушно ответила она.

«Ладно, хорошо. Теперь нам лишь остается ждать новостей от Лонг Чена. Надеюсь, он меня не разочарует».

Четвертый принц улыбнулся. Подняв чашку, он одним глотком выпил все ее содержимое.

Когда Лонг Чен вернулся домой, то увидел несколько повозок рядом с воротами. Как только он вошел внутрь, то домработница сообщила ему о гостях.

Лонг Чен был поражен, ведь прошло уже много лет с тех пор, как его семья Лонг принимала гостей. Почему же они появились сейчас?

Он пошел к своей матери. Он уже видел, что она разговаривает с парой улыбающихся гостей. Видя, что пришел Лонг Чен, она поспешно сказала:

« Чен-эр, подойди. Поприветствуй двух своих тетушек».

Из всей группы было две жены, которые по возрасту были близки к его матери. У Лонг Чена не было иного выбора, кроме как поприветствовать тетушек по материнской линии.

«Хаха, какой хороший ребенок. Он вырос в одно мгновение. Быстрее, ребята. Подойдите, поздоровайтесь с кузеном».

Один из них поспешно позвал остальных ребят позади нее.

Было три мужчины и две женщины примерно того же возраста, что и Лонг Чен. Один из мужчин неловко отметил:

« Кузен, прошло так много лет».

Лонг Чен кивнул. Он все еще смутно помнил этого человека. Когда они были детьми, то этот человек силой забирал игрушки, заставляя Лонг Чена плакать.

И хотя он чувствовал, что это слишком неожиданно встретить семью своей матери, он видел, как она была счастлива. Лонг Чен решил, что не стоит говорить что-нибудь лишнее, поэтому он просто выдавил несколько вежливых фраз.

Как только Лонг Чен разобрался с этим, он встал и попрощался. Только тогда он узнал от своей матери, что все они пришли извиниться.

«Чен-эр, я все же немного обижена на них за то, что они не помогли нам снова встать на ноги, когда у нас бы кризис. Но теперь они пришли и все рассказали. Дело не в том, что они не хотели помочь, а в том, что они не решались», — вздохнула миссис Лонг.

— Этот кризис уже миновал, ты уже алхимик высокого статуса. Наша семья Лонг выбралась из него. Мама тоже подумала об этом и все приняла. Пусть же прошлое останется в прошлом. Я также надеюсь, что и ты не будешь настроен против них. В конце концов, они — семья твоей матери.

Лонг Чен холодно усмехнулся: они не решились помочь? Что же они делали, когда семья Лонг достигла того, что не могла позволить себе еду?

Даже если они не решались помочь, то могли бы тайно отправить немного денег, ведь это так просто.

Нынешний Лонг Чен был важной фигурой, о которой в столице никто не знал. Он был близок со своим грандмастером Юнь Ци, и даже осмелился конкурировать с Маркизом Йенгом на аукционе. Этого было достаточно, чтобы показать свою власть.

Лонг Чен использовал такой метод, чтобы все вокруг поняли: его семья Лонг уже не та, что была прежде. Он не был тем, над кем можно было издеваться кому угодно.

Тот факт, что они пришли извиниться только сейчас, говорил о том, что они пытались заслужить милость. Лонг Чен долгое время относился к ним с презрением, но раз уже его мать простила их, то он не спорил.

Если его мать хочет, то может делать все, что пожелает. Светская жизнь означала, что вы должны жить так, как от вас ожидает общество.

Видя, что у Лонг Чена нет негативной реакции на ее семью, миссис Лонг успокоилась. В конце концов, как бы она ни злилась, но они были ее семьей. Пробыв столько лет в одиночестве, она скучала по семейной любви.

Некоторое время Лонг Чен поддерживал свою мать. Она задала ему несколько вопросов о нынешней ситуации, а он ответил на них парой простых предложений. Даже если он делал то, что и всегда: рассказывал ей только хорошие новости и не говорил о плохих, то это все равно заставляло ее чувствовать себя немного легче.

После этого Лонг Чен уединился. Будучи все это время занятым вопросом Чу Йао, у него совершенно не было времени сосредоточиться на совершенствовании.

Прямо сейчас у него была идея сделать так, чтобы Шия Чанфенг навсегда остался в Империи Феникс Край, но у Шия Чанфенга всегда было много охраны. Нужно быть уверенным, что получится убить этого ублюдка одной попыткой.

Но с тех пор, как ему удалось конденсировать одиннадцатый циклон, он был совершенно сбит с толку, как ему совершенствоваться дальше. Он понятия не имел, как ему использовать Звездное Боевое Искусство Хагэмона, чтобы прорваться в область Конденсации Крови.

Но другого способа стать сильнее у него не было… У него не было настоящего Даньтяня без Звездного Боевого Искусства Хагэмона, так что продвинуться дальше он мог только если доведет его до совершенства.

«Молодой мастер, тебя кто-то ищет».