Глава 69. Выгнать или не выгнать, вот в чем вопрос

— 10 Глаз Теневого Лунара, 1 литр Огненной Золы… — Эруан Арит глубоким монотонным голосом перечислял список странных предметов.

После прочтения списка его бесстрастные фиолетовые глаза обратились на двух людей, стоящих перед его столом.

— Что это? Алхимический рецепт?

Зерел Рейсич подавил хихиканье.

— Кто говорил, что у Эри нет чувства юмора? Очевидно, он знает, что это отчет об ущербе, но он все еще притворяется невежественным.

В отличие от Зерела, который, казалось, был приятно удивлен, Дера Тейн не оценил такой юмор. Он кусал свои губы, а его глаза были красными, словно он вот-вот был готов расплакаться.

— Это… это… — пробормотал Дера. — отчет об ущербе.

Спокойный взгляд Эруана упал на дрожавшую фигуру Деры.

— Но это не моя вина! На этот раз я хорошо себя вел! Я не сделал ничего плохого! — Дера продолжил объясняться.

Эруан Арит терпеливо выслушал его объяснения до конца. А затем, спокойным голосом, как будто все это даже не было связано с ним, сказал:

— На этот раз вы навлекли на меня немало неприятностей. К нам вломились миротворцы и заявили, что они получили сообщение об убийстве. Мне пришлось подергать за ниточки, чтобы завтрашний выпуск Сивиллы не опубликовал статью о так называемом убийстве.

Его бесстрастные фиолетовые глаза уставились на Деру.

— Хуже всего то, что значительное количество испытуемых пропустили свое время сдачи экзаменов, потому что они были слишком заняты, сбегая с места происшествия.

Эруан Арит закрыл глаза и потер виски.

— Я даже получил сообщение из больницы о том, что один испытуемый был обнаружен без сознания во дворе с большой шишкой на голове.

Он снова открыл глаза и стал осматривать парочку перед собой.

— Хорошо, что неуправляемый куб не причинил ему серьезных травм. Но для того мальчика произошедшее оказалось печальным опытом. Он пропустил письменный экзамен, пока лежал без сознания.

Дера несколько раз открывал рот, но так и не нашел что сказать. Он слышал странный удар после того, как куб выстрелил из здания. Возможно, он должен был сказать кому-то об этом? Может быть, если бы он это сделал, то они могли бы исцелить бедного парня до начала проведения экзаменов?

Внезапно Дера почувствовал себя виноватым в случившемся. Но это было нелепо, ведь он был совершенно невиновен! Это была вся вина этой Джинкс!

Посмотрев на Деру и Зерела в течение нескольких секунд, Эруан Арит вздохнул и открыл верхний ящик своего стола, а затем взял из него верхний лист бумаги.

Когда Дера увидел бумагу, он начал паниковать.

— Нееееет… не вычитайте мою зарплату! Я не виноват!!

Эруан Арит поднял взгляд на Деру и сказал одну фразу, которая заставила Деру замереть, не проронив ни слова.

— А кто так сильно ударил дверь, что попадали все полки?

Лицо Деры медленно теряло свой цвет, когда он смотрел, как Эруан Арит пишет по этой проклятой бумаге своим элегантным почерком.

Зерел воспользовался этой возможностью, чтобы дружески похлопать Деру по спине.

— Не будь слишком грустным, маленький Де. До марта осталось еще 6 месяцев. Ты бы все равно потерял эту зарплату. Итак, какое это имеет значение, потеряешь ты ее сейчас или чуть позже?

Дера посмотрел на Зерела с налитыми кровью глазами. В них горела жажда убийства.

Зерел сделал вид, что ничего не заметил и продолжил.

— Кроме того, проживание и питание бесплатны. Даже затраты на форму тоже покрываются. Кажется, ты не умрешь от голода, если тебе не заплатят. Кроме того, разве твоя семья не предоставляет тебе хоть какое-то пособие? В конце концов, ты же принадлежишь к основной ветви своей дворянской семьи.

Дера так сильно впился в него взглядом, что вены в его глазах почти лопнули.

Зерел вдруг понял, что он сказал что-то не так, и извинился.

— Ой, прости. Я забыл, что Тейны не совсем обычны…

Зерел внезапно прикрыл рот ладонью. Затем он стал извиняться.

— Я имею в виду… я имел в виду… ваши люди праведны и не верят в испорченность своих детей. Я действительно восхищаюсь тем, что у Тейнов есть политика, согласно которой каждый должен работать, чтобы получать деньги. Именно из-за ваших строгих правил члены семьи Тейн так уважаемы простолюдинами. Вы — благородные, но вы торгуете предметами роскоши для поддержания справедливости и мира на землях Халнеи. Это достойно, весьма достойно.

Если бы Зерел произнес эти слова в любой другой момент, Дера бы подумал, что это комплимент. Зерел сказал эти слова совершенно невинным и праведным тоном. Но в настоящее время, для разъяренного Деры эти слова звучали словно насмешка, а мягкая извиняющаяся улыбка выглядела просто издевательской.

Внезапно бледное лицо Деры вспыхнуло. Шею Деры буквально окутало пламя. Но мягкий кашель заставил пламя исчезнуть.

И Дера, и Зерел оглянулись на Эруана Арита, который спокойно смотрел на них.

— Зерел, — начал Эруан. — Как бы вы объяснили произошедший феномен? Почему заклинание «Управление Светом» вышло из-под контроля?»

Зерел хотел просто пожать плечами и сказать, что у него нет никаких идей, но он увидел серьезность в глазах Эруана и передумал. Ситуация была сложной. Сейчас не время испытывать его терпение на прочность.

Зерел притворился, что закашлялся, проглотив ложь, которую он собирался сказать. Затем он провел пальцами по длинным темным фиолетовым волосам, после чего начал говорить.

— Это было довольно странное явление. С формальной точки зрения, возможно, что Элару Вэйвин насильно изменила форму заклинания после его формирования, из-за чего заклинание развалилось и вышло из-под контроля. Однако…

Зерел ненадолго остановился. Эруан переплел пальцы перед собой и спокойно продолжил.

— Однако вы не верите, что это было так?

Зерел усмехнулся.

— Если бы это было вызвано ею специально, финал не стал бы настолько хаотичным. И что еще более важно, она бы пострадала от отдачи.

Все в комнате знали, что имелось в виду. Изменить уже сформированное заклинание, и разрушить его было похоже на изгиб своей конечности и ее перелом. Это было бы не только очень болезненно, но также и чрезвычайно сложно, маг обязательно пострадает от ментальной отдачи.

Фиолетовые глаза Эруана вспыхнули.

— И ты считаешь, что она не испытала никакой отдачи?

Зерел кивнул.

— Я не заметил никаких признаков страданий от отдачи. Она даже сразу применила заклинание Морф, чтобы спасти стеклянную емкость с целебным зельем. Если бы она пострадала от отдачи, то достижение такой точности и легкости каста было бы невозможно.

Глаза Зерела загадочно блестели.

Эруан понял.

Если Элару Вэйвин не испытала отдачи от насильного изменения заклинания, это означало, что заклинание было отрезано от нее, прежде чем оно было повреждено.

Что бы после ни случилось с отрезанной конечностью, это уже никак не повлияет на первоначального владельца. Но также, отрезав от себя заклинание, маг больше не сможет его контролировать.

Это означало, что деформирующее и хаотическое поведение заклинания не могло быть вызвано намеренным контролем мага.

Если Элару Вэйвин отрезала от себя заклинание, чтобы не испытать отдачу, то странное поведение, которое показало заклинание после этого, не могло быть вызвано ею.

Этот инцидент был похож на то… как будто конечная конечность начала сокращаться и двигаться сама по себе.

— Как странно!

— Волшебный артефакт? — пробормотал Эруан.

Улыбка Зерела стала шире.

— Однажды я читал отчет о том, что Возмутитель Маны может влиять на уже сформированные заклинания. В докладе подробно описывается случай, весьма похожий на этот.

Возмутитель Маны был божественным артефактом семьи Тейн. Этот артефакт мог контролировать всю ману в своей области действия, выводя ее из-под контроля.

Сила, с которой божественный артефакт мог влиять на ману, была сильнее, чем способность мага контролировать свою ману. Эта скручивающая сила будет мешать плетению маны, что сделает невозможным применение манны в области действия, покрываемой артефактом.

Из-за своей способности предотвращать использование магии, Возмутитель Маны использовался, как ядро Асинраза, тюремного острова, на котором находились самые опасные преступники.

Большинство людей знали о главном свойстве артефакта. Но очень немногие знали, что его сила влияет не только на сырую ману, но и на уже сформированные заклинания.

Когда Дера услышал упоминание о своей семье и об одной из их реликвий, он оживился. Внезапно он воскликнул.

— Вы не можете говорить, что это мы сделали! Это нелепо!

Зерел закатил глаза и ухмыльнулся.

— Конечно, нет. Думаю, люди бы заметили, что Возмутитель Маны был перенесен из Асинраза. Разумеется, в Сивилле бы уже появились интересные заголовки. Например, инцидент, произошедший в Асинразе! Крупномасштабный побег заключенных!

Увидев обеспокоенное и взволнованное лицо Деры, не знающего, что Зерел шутит, Эруан спокойно добавил.

— Будьте уверены. Никто не подозревает семью Тейн.

Спокойные слова Эруана подействовали как расслабляющий тоник, успокоивший Деру. Если директор школы Эруан Арит что-то говорит, то так и есть.

Успокоив Деру, Эруан снова повернул голову в сторону Зерела.

— Считаете ли вы, что кто-то вмешивается в проведение экзаменов в надежде на то, что Элару Вейвин провалит экзамены? Или вы считаете, что у нее есть артефакт, вызывающий проблемы?

Зерел небрежно пожал плечами.

— Все, что я знаю, это то, что когда произошла авария, Элару Вейвин была удивлена, но не слишком. Как будто она знала, что может произойти, но надеялась, что все обойдется.

В любой другой момент Дера высказался бы против Элару Вэйвин, в надежде добиться того, чтобы эта Джинкс провалила свою попытку поступления. Но первая гипотеза Эруана заставила его онеметь.

Может быть, он все время обвинял не того человека? Может быть, за всем этим стоит чей-то злой гений? Может быть, все произошло не из-за Элару Вэйвин, а кто-то посторонний вмешался в происходящее?

Эта мысль вызвала озноб, спустившийся на спину Деры, и его праведная кровь Тэйнов начала кипеть. Он может и был импульсивным и близоруким, но он никогда не накажет невинного и не освободит виновного.

Люди часто забывали, что он был Тейном, даже он сам часто забывал об этом. Но праведные принципы Тейнов были укоренены в их костях. Эта их черта была непоколебимой, они не могли отбросить ее, даже если бы захотели.

Директор Эруан Арит наблюдал за удаляющимися спинами Зерела Рейсича и Деры Тейн.

Когда дверь в кабинет закрылась, и он остался один в комнате, его разум снова вернулся к отчету, лежащему на столе.

Эруан Арит подтолкнул бумаги к центру стола и пристально посмотрел на изображение рыжеволосой девушки, смотревшей прямо на него. Неосознанно его пальцы ритмично стучали по столу. Он то хмурил, то расслаблял брови.

Казалось, он обдумывал, что же делать с рыжеволосой нарушительницей спокойствия.

Можно было подумать, что доклад об Элару Вэйвин и сегодняшнем инциденте с «убийством» и был причиной его странного поведения.

Но это было не так.

То, что по-настоящему беспокоило Эруана Арита в этот прекрасный вечер, было раздражающим чувством чего-то знакомого в портрете перед ним.

Он где-то видел эту рыжую?

У Эруана Арита была безупречная память. Если бы он уже видел эту девушку раньше, он бы наверняка понял это. Тем не менее он был уверен в том, что сейчас был первый раз, когда он видел ее лицо.

Это означало, что знакомое чувство, должно быть, было вызвано сходством ее лица с лицом того, кого он знал.