Глава 70.1. Кристаллизация маны

Он где-то видел эту рыжую?

У Эруана Арита была безупречная память. Если бы он уже видел эту девушку раньше, он бы наверняка понял это, даже если бы не и вспомнил, где именно. Тем не менее он был уверен только в одном: это был первый раз, когда он видел ее лицо.

Это означало, что чувство чего-то знакомого было вызвано сходством ее лица с тем, кого он знал. Однако как бы он ни сканировал свою память, он не мог найти в ней того человека, который напоминал бы ему эту рыжую.

Он даже пытался сосредоточиться на конкретных особенностях. Таких, как цвет ее волос и кожи. На самом деле, были несколько человек, которых он знал достаточно хорошо, и которые имели соответствующий цвет волос и кожи, но на этом сходство заканчивалось. Как бы он ни смотрел на девушку, ее лицо, вообще, не было похоже на лица этих людей, не говоря уже о том, что сама ее раса была другой.

Если он мысленно закрывал часть ее лица и смотрел лишь на глаза, чувство знакомого усиливалось, но в то же время он не мог вспомнить ни единого человека с такими глазами.

Чем больше он думал об этом, тем большую озадаченность ощущал. Возможно, ее черты лица находились точно на границе того, чтобы быть достаточно похожими и вызывать чувство знакомого, оставаясь при этом достаточно другими, чтобы он не мог понять, кого они напоминали?

Эруан покачал головой. Был ли этот вопрос действительно достойным траты его времени? Ведь он знал, что внешний вид Элару Вейвин мог быть подделкой. Не ее истинной внешностью.

Несмотря на это, он мог просто запретить ей участвовать в экзаменах, и дело будет решено.

Но будет ли это допустимо?

Что, если позже выяснится, что он отстранил ее без причины? Что он возложил на нее вину за то, что она не совершала?

И что, если лицо, на которое он смотрел, действительно было ее реальным обликом? Что, если его подсознание пытается сказать ему, что вспомнить, кого она напомнила ему, было действительно важно? Тогда он сможет узнать ее происхождение. Ее происхождение действительно так важно?

«Если я отстраню ее, объявится ли человек, стоящий за ней в тени? Или это… просто заставит ее исчезнуть?»

Эруан нахмурился.

— Айсия… Скажи мне, это лицо напоминает тебе кого-то?

Он почувствовал, как вице-директор нахмурилась.

— Я неуверена. Возможно… Она смутно напоминает мне…

Ей не нужно было продолжать. Эруан мог сказать, о ком она говорила.

— Игнорируйте цвет волос и кожи. Сосредоточьтесь на лице.

— Губы тоже похожи…

Эруан закрыл глаза и вздохнул. Он мог сказать, что вице-директору ее внешность тоже казалась знакомой, но ее чувство знакомого было гораздо мене сильным, чем у него. Оно было столь слабым, что почти отсутствовало.

Она не могла помочь ему в этом вопросе.

Эруан Арит потер свои уставшие глаза и снова вздохнул.

«Отстранить или не отстранить?»

Эруан внезапно решился.

«Я не принимаю необоснованных решений. Оптимальным шагом будет отложить окончательное решение, пока у меня не появится дополнительной информации по этому вопросу».

Его не беспокоили возможные будущие разрушения его школы. Материальные вещи легко заменить. Даже если окажется разрушено все здание, его богатство приведет к тому, что все будет восстановлено в течение нескольких дней.

С другой стороны, нематериальные вещи, такие как репутация и отношения, было намного сложнее исправить после их ухудшения.

Эруан Арит скорее пожертвует материальным, чтобы спасти нематериальное.

***

Погода в Ашаре стояла еще довольно теплая, но внутри поместья Ррода была комната, в которую эта теплота, казалось, не могла проникнуть.

Судя по тому, насколько смертельно тихой и спокойной была атмосфера в комнате, судя по вездесущему холоду, пронизывающему воздух, можно было подумать, что комната пуста.

Но это было не так.

Венрик Ррода сидел за своим столом с сильно нахмуренным лицом. Дворецкий Лоуренс стоял в стороне, неподвижный, словно статуя.

Обычно у Венрика и так было плохое настроение, но сегодня его настроение было необычайно плохим.

Если бы кто-нибудь из дворян узнал, что он потратил несколько дней и задействовал множество людей, чтобы найти своего мятежного внука, и все равно не смог его поймать, хотя точно знал, в каком месте он будет находиться, — количество полученных насмешек было бы просто бесконечным.

Сказать, что Венерик Ррода чувствовал ярость, было бы сильным преуменьшением. Но, несмотря на то что он почти лопался от ярости, по факту он ничего не мог сделать.

Независимо от того, сколько человек и трекогов он отправлял, независимо от того, куда он их посылал, единственный результат, который он получил, являлся отсутствием каких-либо результатов вообще.

Он даже разослал «замаскированных» людей, которые сливались с толпой и старались изо всех сил не походить на людей Ррода. Но все эти усилия не смогли обнаружить даже запах его внука.

Он даже не поскупился и купил еще один отчет у соответствующей гильдии, надеясь, что знаменитая семья шпионов и убийц Этезза сможет сказать, почему же его усилия не дали результата.

В докладе описывались места, где были замечены два проблемных подростка, такие как ресторан Черная Жемчужина и публичная библиотека, однако, он по-прежнему не содержал информации об их нынешнем местонахождении.

Венрик не знал, должен ли он чувствовать себя довольным или разочарованным. Радовало, что даже Этезза не смогли найти никакой информации, а это значит, что неудача его людей была естественной. Разочаровывало то, что он заплатил за отчет, который не содержал никакой полезной информации, он до сих пор не имел понятия об их нынешнем местонахождении.

Кроме того, Венрика Ррода сбивал с толку тот факт, что Кэл Ррода и Элару Вэйвин не пропустили ни одного из своих экзаменов, а это означало, что они должны были входить в Муни. Его люди стерегли все входы и не видели ни следа этих двоих.

Венрик пришел к выводу, что у этих детей есть средства, позволяющие избежать обнаружения.

Если рассуждать о причинах этого, то его люди либо не смогли их узнать, либо увидеть. Дети также должны были контролировать свою ману настолько точно, чтобы не оставить ни единого следа, по которому их можно было бы отследить. Также они должны были иметь средства, позволяющие не оставлять следов запаха.

Если бы его люди столкнулись с тем, чья мана и запах не могли быть обнаружены, они бы заметили это и задержали бы его.

Поскольку они не сообщали о таком человеке, это означало, что они, вообще, не видели Кэла Ррода.

Значит, он был совершенно невидим.

Поскольку его бесполезный внук не мог самостоятельно сделать себя невидимым, эта невидимость была предоставлена ему или магическим артефактом, или другим человеком.

Первой на ум приходит Элару Вэйвин. Инициатором всего происходящего должна быть именно она.

И если это была она, и она могла обеспечить свою скрытность и непрослеживаемость в течение нескольких дней, тут уже становилось не до смеха. Одно дело просто спрятаться в большом городе, но совершенно другое — постоянно ходить прямо под носом ищеек, бдительно ищущих любой возможный след.

Венрик Ррода нахмурился и разочарованно зарычал.

Элару Вэйвин не существует. Нет прошлого, ни родственников, ни знакомых. Непрослеживаемость и неопределенность.

В разуме Венрика медленно объединялась вся доступная информация.

«Мы… имеем дело с Тенью», — задумчиво пробормотал он.

Тени были особенными существами среди магов – они люди, которые могли полностью скрывать свое присутствие и избегать любых попыток отслеживания.

Это были те, кого боялись все – шпионы-профессионалы, воры и убийцы. Обычно Тени работали в Теневой Ложе, таинственной организации, которую Миротворцы безуспешно пытались искоренить на протяжении многих веков.

Тени — наихудшие противники магов. Просто мысли о них вызывали головную боль.