Глава 529. Внезапная приветливость (часть 4)

Нин Синь всегда обладала даром красноречия, но, когда столкнулась с нетрадиционной манерой речи Цзюнь Се, она оказалась в растерянности, а ее разум внезапно опустел, не зная, что и сказать в ответ.

Нин Синь внезапно чувствовала, что если продолжит разговор с Цзюнь Се, то сделает только хуже. Явная враждебность Цзюнь Се, должно быть, была вызвана тем, что он до сих пор держал зло на Инь Яня. Похоже, ей придется сначала заставить Инь Яня принести Цзюнь Се извинения.

Определившись с планом следующих действий, Нин Синь больше не пыталась завести разговор с Цзюнь Се и решила все свое внимание обратить на Фань Чжо, демонстрируя застенчивые манеры, выказывая глубокое беспокойство о его самочувствии и сопровождая все это действо множеством нежных слов.

Проявив хорошее воспитание, Фань Чжо, в конце концов, пригласил Нин Синь остаться подольше и выпить чая.

Нин Синь проворно, но в то же время неторопливо, достала приготовленные ею закуски и будто бы неосознанно подала часть из них Цзюнь Се, осторожно пытаясь к нему приблизиться.

Цзюнь У Се невозмутимо сидела в сторонке, держа на руках маленького черного кота. Внезапно изменившееся, став сердечным и приветливым, поведение Нин Синь было слишком заметным, если не сказать очевидным. Она уже достаточно давно жила в маленькой бамбуковой роще, но никогда не видела, чтобы Нин Синь хотя бы приближалась к порогу. Но сразу по окончании Охоты на Духов она так нетерпеливо ринулась к их двери, а ее слова и действия создавали ощущение дружеских отношений и близости между ними.

Если бы Цзюнь У Се до сих пор не смогла разгадать скрытые намерения Нин Синь, можно было бы сказать, что она прожила две свои жизни напрасно.

И раз уж некто так стремился сюда прийти и сам напрашивался на то, чтобы его окунули в грязь, разве могла она отклонить такое неприкрытое приглашение?

Цзюнь У Се взяла закуску и осторожно откусила кусочек. Когда Нин Синь увидела, что Цзюнь Се начал есть, она позволила себе немного расслабиться.

Среди этих троих Фань Чжо вел себя наиболее естественно, он, казалось, совершенно не обращал внимания на происходящее и просто болтал с соседом по дому и своей невестой за чаем.

Нин Синь терпеливо подыгрывала ему, втайне наблюдая за Цзюнь Се.

Если бы не несколько обладателей фиолетового уровня духа, стоявшие за Цзюнь Се, то одного отношения, которое проявлял к ней этот мальчишка, хватило бы, чтобы она перевернула стол и на него накричала.

Но в этой ситуации Нин Синь оставалось только крепко стиснуть зубы и проглотить оскорбления. Вынужденная сохранять на лице дружелюбную улыбку Нин Синь сидела рядом с ними и терпела это бесконечное чаепитие.

Нин Синь умудрилась вытерпеть это почти полдня, но не смогла заставить себя остаться ни на секунду дольше. Она смогла до самого конца сохранить свою уменьшающуюся улыбку, когда прощалась с Фань Чжо и Цзюнь Се. Затем поспешно сбежала из заставлявшей ее задыхаться бамбуковой рощи, даже не потрудившись забрать свою мудрено украшенную коробку для завтрака. Хотя ее гнев и угрожал выплеснуться наружу, уходя, она все равно смогла заставить себя улыбнуться и пообещала, что вскоре снова их навестит.

Как только Нин Синь ушла, Фань Чжо резко положил обратно закуску, которую держал в руке, и, подняв голову, с улыбкой посмотрел на Цзюнь Се.

— Маленький Се, тебе нравятся эти закуски?

Цзюнь У Се ответила:

— Не то чтобы.

— Если тебе и правда не нравится, просто не ешь, — сказав это, Фань Чжо протянул руку и забрал недоеденную закуску из руки Цзюнь Се, бросив ее в коробку для завтрака. Плотно закрыв крышку, он отнес коробку на кухню, где забросил ее в дальний угол. После чего принес немного каштанового пирога и поделился им с Цзюнь Се.

Цзюнь У Се молча наблюдала за действиями Фань Чжо, и ей в голову пришла странная мысль. Она смотрела на нежное лицо Фань Чжо, пока каштановый пирог таял у нее во рту, опускаясь в желудок.

— Она тебе не нравится? — внезапно задала вопрос Цзюнь У Се.

Фань Чжо это слегка застало врасплох, но затем он со смехом сказал:

— Она плохая, маленький Се, тебе лучше избегать встречи с ней.

Цзюнь У Се уставилась на несчастного юношу, которая родился со слабым телом и обладал мягким характером. Девушка долго смотрела на него, но, когда увидела, что нежная улыбка не исчезла с лица Фань Чжо, она отвернулась, так и не ответив ему.

Той же ночью, когда на землю опустилась тьма, Фань Чжо поднялся. Одетый лишь во внутреннюю одежду он пришел на кухню и развел огонь в печи, после чего бросил коробку для завтрака в ревущее пламя.

Из огня доносилось похрустывание и потрескивание, а красные отблески пламени отражались на красивом лице Фань Чжо. На освещенном светом очага лице не осталось ни следа от его обычной мягкости или дружелюбной улыбки. В тех ясных глазах виднелся лишь злобный ледяной холод напротив теплого света пламени.