Глава 528. Внезапная приветливость (часть 3)

— Старший брат Чжо, это?.. — Нин Синь попыталась успокоить себя, стараясь выглядеть удивленной при виде Цзюнь Се.

Фань Чжо просто сказал:

— Это — Цзюнь Се.

И больше ничего, по-видимому, не собираясь представлять Цзюнь Се Нин Синь.

Однако Нин Синь сама дружелюбно выступила вперед и, приклеив на лицо свою самую прекрасную улыбку, проговорила:

— Выходит, ты — Цзюнь Се. Я слышала, что кто-то остановился здесь вместе со старшим братом Чжо, и мне стало любопытно. Я подумала, что тот, с кем решил подружиться старший брат Чжо, обязательно должен быть хорошим человеком. И встреча с тобой сегодня только подтвердила мое предположение.

Голос Нин Синь был нежным и трогательным, а ее улыбка — теплой и искренней.

Вот только Цзюнь У Се осталась невозмутимой и прямо ответила:

— Старшая Нин, должно быть, слепая.

Это у нее-то был хороший характер?

Улыбка на лице Нин Синь застыла. Она совершенно не ожидала, что первыми же словами Цзюнь Се выразится так прямо линейно.

Фань Чжо, казалось, не заметил неловкого молчания Нин Синь и с улыбкой сказал:

— Характер маленького Се немного холодный, и он не любит общаться с людьми. Надеюсь, маленькая Синь не будет держать на него зла.

Хотя это и прозвучало так, будто он пытался помочь Нин Синь выбраться из затруднительного положения, но на самом деле он понял намек Се и тоже нанес удар по самолюбию Нин Синь.

Она с первого взгляда смогла сказать, что Цзюнь Се был хорошим человеком? Тогда Цзюнь Се вполне мог оказаться прав, когда сказал, что Нин Синь слепая.

Уголки рта Нин Синь резко замерли, но, к счастью для нее, она привыкла носить маску перед другими людьми, и ей довольно неплохо удалось скрыть смущение, пока улыбка на ее лице продолжала сиять.

— Глупости, я все равно считаю, что маленький Се довольно теплый человек.

Цзюнь У Се приподняла бровь и сказала:

— Похоже, старшая Нин не в курсе моей репутации среди учеников академии?

Ее дурная слава достигла каждого уголка Академии Западного Ветра, и даже А-Цзин, который раньше жил в этой уединенной бамбуковой рощице, слышал об этом, что уж говорить о Нин Синь, которая проживала в самой академии.

Топорное актерское мастерство, полный провал!

Нин Синь никогда раньше не разговаривала с Цзюнь Се и думала, что мальчик держался особняком потому, что все остальные отвергали его. Она совершенно не ожидала, что, едва перекинувшись с ним двумя предложениями, почувствует жгучий жар, заливающий ее щеки.

Слова этого мелкого отродья были полны шипов, непрестанно коловших ее!

Нин Синь глубоко вздохнула и быстро попыталась вспомнить, не пересекалась ли она когда-нибудь с Цзюнь Се ранее, но как бы ни старалась, ничего не приходило ей в голову. Наконец, она пришла к выводу, что Цзюнь Се знал о явной связи между ней и Инь Янем, потому теперь и вел себя враждебно по отношению к ней.

Узнав о причине, Нин Синь наконец-то смогла расслабиться.

— Тем необоснованным слухам не стоит верить! Даже сейчас по всей Академии Западного Ветра бродит много злобных слухов обо мне. Но невиновные знают, что они невиновны, а те слухи — лишь испытание для хорошего человека. Старший брат Чжо, должно быть, знал, какой ты на самом деле, потому и позволил тебе остаться здесь, и он знает меня, что я никогда не поверю таким слухам. Так зачем нам расстраиваться из-за таких пустяков? — пытаясь привлечь на свою сторону Цзюнь Се, Нин Синь даже открыла ему свое собственное затруднительное положение, надеясь вызвать некоторое сочувствие от того, что теперь они, вроде как, в одной лодке, и рассеять враждебность, которую затаил на нее Цзюнь Се.

В то же время она пыталась заранее оправдать себя, чтобы в будущем, если Цзюнь Се или Фань Чжо услышат о сотворенных ею преступлениях, они воспринимали эти слухи как бессмысленную болтовню.

Нин Синь всегда гордилась своей способностью учитывать все при выполнении своих планов, но она не понимала, что на этот раз ей ни за что не сравниться с проворным умом Цзюнь У Се.

Цзюнь У Се наблюдала за тем, как Нин Синь играла свою роль, и ее глаза сияли морозным холодом:

— Но что, если эти слухи правдивы?

Нин Синь снова застыла.

— Я никогда не был хорошим человеком, — Цзюнь У Се испытывала настоящее удовольствие, раз за разом заставляя Нин Синь пугаться.

Игра только началась, и она хотела увидеть, как Нин Синь будет извиваться и корчиться.

Нин Синь вздохнула от облегчения, когда поняла, что Цзюнь Се не говорил о ней, а о себе. Но не успела она даже перевести дыхание, когда внезапно почувствовала, что снова задыхается, и испугалась. Кто в этом мире способен так унизить себя?

Она уже сказала столько приятных слов, пытаясь сгладить эту ситуацию, но Цзюнь Се все равно решительно признавал, что слухи о нем были правдой. Что он ожидал услышать от нее в ответ на такое?