Глава 594. Седьмая пощечина (часть 1)

Даже узнав, что Гу Ли Шэн был вынужден принять их в ученики, юноши все равно дорожили своим званием учеников факультета исцеления духа и готовы были бы сделать все что угодно, лишь бы сохранить свое положение.

Им очень не хотелось его терять.

— Из… извини… Мы были глупы и наивны, когда поверили тем необоснованным слухам. Я надеюсь, что ты сможешь найти в своем сердце великодушие и простить нас презренных! Пожалуйста, прости нас! — юноша официально поклонился, согнувшись на все девяносто градусов, умоляя Цзюнь Се о прощении.

Остальные стоявшие позади него ученики тоже все поклонились.

Цзюнь У Се бросила на них взгляд и, не сказав ни единого слова, пошла дальше к выходу.

Группа молодых людей долго ждала, стоя с согнутыми спинами, но так и не получила ответа. Когда они подняли головы, то поняли, что Цзюнь Се уже вышел через главные двери факультета исцеления духа, не обратив на них никакого внимания! В этот миг мир всей своей тяжестью рухнул на них, и они зарыдали, боясь предстоящей потери.

— Что… что же нам делать… Значит ли это… что он никогда нас не простит? — юноши прижались друг к другу и залились слезами, представляя ту неизбежную и печальную сцену, когда их изгонят с факультета исцеления духа.

Цзюнь У Се совершенно не обращала внимания на неописуемые переживания, связавшие тех учеников, и уже была на пути к бамбуковой роще.

По пути бесчисленные пары глаз были направлены на эту неторопливо идущую маленькую фигурку. И эти направленные на Цзюнь У Се взгляды больше не пронизывали презрение или насмешка, как было прежде, они сменились глубоким стыдом и чувством страха.

Теперь один вид Цзюнь Се неизменно напоминал им о позоре, который они пережили тем утром, когда Гу Ли Шэн и Фань Ци прилюдно пристыдили их, и ни один из них не посмел и на шаг приблизиться к Цзюнь Се.

Пряча лица от испытываемого ими стыда, ученики бросились прочь и разбежались по углам, словно мыши. Что касается тех учеников, которые случайно сталкивались лицом к лицу с Цзюнь Се, они понимали, что сила внезапно оставляла их ноги при виде миниатюрной фигурки, и они спешили поскорее убраться с его пути.

Цзюнь У Се, казалось, ничего не замечала и, не обращая на них внимания, просто продолжала идти к бамбуковой роще.

Тем временем в бамбуковой роще Фань Цзинь взволнованно рассказывал Фань Чжо о славных событиях этого утра. Лицо Фань Цзиня раскраснелось, а голос звучал очень бодро, ему бы очень хотелось еще раз увидеть ту сцену, что разыгралась на площади этим утром.

Фань Чжо улыбался и ни слова не говорил, но его глаза светились, искрясь от радости.

— Хи-хи…Ты бы только их видел. Это было действительно очень волнующе! Помнишь того сварливого учителя, Цянь Юань Хэ? С факультета духа зверя? Раньше он только и делал, что ходил вокруг, рассказывая, какой плохой Цзюнь Се. Сегодня слова дяди Гу едва не заставили его разбить о стену свою голову и умереть от позора, я тогда почувствовал себя настолько счастливым… Ха-ха-ха… — по мере повествования Фань Цзинь становился все более и более оживленным. Поддавшись хорошему настроению, он внезапно принес сюда два больших кувшина вина, чтобы отпраздновать этот редкий случай.

Помимо Цзюнь У Се, следующим человеком, который больше всех был обрадован сегодняшним поворотом событий, оказался безжалостный Фань Цзинь.

В тот мрачный период Цзюнь Се перенесла бесконечные проклятия и нажила кучу заклятых врагов. Но, с другой стороны, Фань Цзинь, который готов был отдать все, что имел, лишь бы защитить Цзюнь У Се, знал о правде, и ему пришлось очень нелегко, он постоянно находился на грани того, чтобы все рассказать.

— Маленький Се, ты вернулся! — как только Фань Цзинь увидел, что вошла Цзюнь У Се, он взволнованно вскочил с места, из-за чего его высокая фигура покачнулась, едва устояв на ногах. Фань Чжо проворно протянул руку, чтобы поддержать брата.

Цзюнь У Се села за стол и посмотрела на слегка подвыпившего Фань Цзиня.

— Сегодня, нам действительно удалось… заставить этих ублюдков заткнуться… Ик… — Фань Цзиню удалось выдавить из себя это с глупой усмешкой, после чего он снова опустился на стул.

Фань Чжо только повернулся к Цзюнь Се и беспомощно пожал плечами.

С тех пор как Фань Цзинь пришел сюда, он не прекращал говорить, при этом его кубок с вином почти не отрывался от губ, явно демонстрируя, насколько у него сегодня хорошее настроение.

Цзюнь У Се и Фань Чжо не стали пить, лишь наблюдали за тем, как Фань Цзинь прикончил два больших кувшина вина. Вскоре Фань Цзинь так сильно напился, что рухнул лицом на стол, громко храпя.

— Мой старший брат чувствует себя сегодня по-настоящему счастливым, — неловко улыбнулся Фань Чжо, глядя на совершенно пьяного и лежавшего без сознания старшего брата. В своем сердце он знал, что его брат действительно счастлив сегодня.

— Мне нужно будет на некоторое время уехать, — внезапно сказала Цзюнь У Се.

Фань Чжо был слегка ошеломлен этим внезапным объявлением.