Глава 595. Седьмая пощечина (часть 2)

— Попроси Фань Цзиня позвать сюда глупого Цяо и остальных. Если есть что-нибудь, что тебе хотелось бы знать, сможешь расспросить их об этом завтра, — сказала Цзюнь У Се, наливая себе чашку чая.

— Ты имеешь в виду армию Жуй Линь? — спросил Фань Чжо, и на его лице было написано любопытство. Он ранее спрашивал Цзюнь Се о его связи с армией Жуй Линь, но этому маленькому негодяю был слишком лень что-либо ему объяснять, так что он просто отодвинул эту тему в сторону, даже не скрывая свою явную лень.

Цзюнь У Се кивнула.

Фань Чжо внимательно наблюдал за Цзюнь Се, казалось бы, он о чем-то задумался, потом спросил:

— Армия Жуй Линь прибудет завтра, не так ли?

— Мм, — Цзюнь У Се снова кивнула.

Уголки губ Фань Чжо слегка приподнялись. Армия Жуй Линь будет здесь завтра, а Цзюнь Се сказал, что ему придется на некоторое время уехать. Два с виду отдельных события, но происходящие в одно и то же время, неизбежно привели Фань Чжо к мысли, что между ними должна быть связь.

Однако Цзюнь У Се не собиралась ничего объяснять Фань Чжо и, бросив ему на прощание несколько слов, быстро ушла.

Расстояние от королевства Ци до Академии Западного Ветра не было слишком большим, и они просто должны будут прибыть по главной дороге.

Лун Ци вел свой отряд солдат армии Жуй Линь, большую и величественную процессию, идя по широкой дороге, его закованные в сияющую серебряную броню солдаты высоко восседали на крупных боевых конях. Грандиозная аура, исходящая от закаленных в боях людей заставляла всех, кто встречался им на пути, второпях убираться с дороги.

— Босс, юная госпожа действительно в Академии Западного Ветра? — с глубокой тоской в глазах спросил солдат, ехавший рядом с Лун Ци.

Лун Ци бросил взгляд на солдата, и в нем сквозила серьезность:

— Мы не в том положении, чтобы расспрашивать о делах юной госпожи, — солдат подался назад и поспешно кивнул. Но в его глазах все еще горел огонек предвкушения.

Закончив свой путь по главной дороге, люди армии Жуй Линь должны были свернуть на меньший путь. Пусть более узкая, дорога растянулась вперед, купаясь в спокойствии, хотя и было немного ветрено. Узкая дорога позволяла идти в одном ряду только трем лошадям, а по обе ее стороны густо росли деревья. Поскольку уже наступили сумерки, людей на ней практически не встречалось.

Внезапно у них на пути появилась фигура. Издалека ее освещали лучи заходящего солнца, скрывая ее лицо в тени. Этот свет падал на нее со спины, окружая ее золотистым ореолом.

Лун Ци сильно нахмурился и резко взмахнул рукой. Все его люди тут же подобрались, насторожившись и придя в полную боевую готовность.

Однако, когда Лун Ци и его люди подошли ближе к фигуре, он поспешно спрыгнул со своего коня, опустившись на одно колено!

— Юная госпожа!

***

В Академии Западного Ветра прошел один день. Суматоха, вспыхнувшая на факультете исцеления духа, начала затихать. Но остаточные толчки еще не успели полностью прекратиться, когда еще одна новость расколола землю и быстро вызвала еще один шторм, что бушевал, разрывая всю академию.

Перед воротами Академии Западного Ветра сотни закованных в доспехи солдат, верхом на доблестных боевых конях перегородили весь вход. На спинах мощных коней возвышались мужчины, выражения их лиц были тверды, как закаленная сталь, а исходящие от них ауры были яростными и угрожающими. Их рослые и прямые спины заставили всех учеников, собравшихся за воротами академии бояться сделать даже шаг вперед.

Но посреди этой внушающей страх и пугающей группы солдат стояла одинокая фигурка, отличавшаяся от них.

На ней было белоснежное платье, ее скромное изящество еще более выделялось, когда она сидела на высоком коне, а ее лицо было безупречно красиво. Все, без единого исключения, ученики Академии Западного Ветра, что собрались там, словно внезапно ослепли от ее красоты.

В Академии Западного Ветра не было недостатка в красивых молодых девушках. Но ни одна из них не могла сравниться с прекрасной девушкой, сидящей на коне, что они видели перед собой.

Одетая в белое девушка выглядела еще очень юной. Окружавшая ее завораживающая аура неумолимо ошеломляла всех ее красотой, но в то же время вселяла в них необъяснимый страх осквернить эту безупречную красоту собственным взглядом. Ее лицо было холодным как лед и невыразительным, а ее кристально чистые глаза сверкали холодом. Когда она проходила через толпу учеников, ее взгляд ни на мгновение не задержался ни на одном из них.

Холодно, зябко и как-то пугающе.

— Кто эти люди? — тихо прошептал юноша за воротами.

— Это армия Жуй Линь! Самая свирепая ударная сила! — тихо вскрикнул зоркий юноша, указав на знамена, развевающиеся на ветру.