Глава 702. Приготовления к оказанию сопротивления (часть 1)

А-Цзин не переставал биться головой о землю. Он знал, что сейчас единственным человеком, который мог спасти Фань Цзиня, был только Цзюнь Се, и он возлагал на него все свои надежды, умоляя и прося; ему до глубины души было стыдно за свою собственную беспомощность, и производимый им глухой стук звучал у нее в ушах.

— Я спасу Фань Цзиня, — наконец, сказала Цзюнь У Се.

А-Цзин поднял голову, по его лицу текла кровь, но он широко улыбнулся. Он мгновение смотрел на Цзюнь Се, его сердце было наполнено благодарностью, а потом собрался продолжить свои действия, когда она вдруг схватила его за плечо.

— Если продолжишь ползать на коленях, я не стану его спасать, — угрожающе произнесла Цзюнь У Се.

А-Цзин был в сильном шоке. Он замолчал задолго до того, как, наконец, решил встать и все же низко поклонился Цзюнь Се. Абсолютно согнутая и извиняющаяся спина А-Цзина в полной мере иллюстрировала в тот момент его безоговорочный стыд.

«Цзюнь Се не хотел забирать мою жизнь и не ждал от меня извинений». Это заставило сердце А-Цзина едва не лопнуть от сожаления и раскаяния, переполнявших его.

«Если бы я не поверил так легко тому, что слышал, и не клеветал на Цзюнь Се, все было бы сейчас по-другому?»

«С возможностями Цзюнь Се и его навыками, если бы он остался в Академии Западного Ветра и не ушел, может быть, этого не случилось бы с Фань Ци и Фань Цзинем?»

Когда все эти мысли промелькнули в его голове, из его глаз брызнули слезы. Он не знал, что нужно сделать, чтобы вернуть все на свои места.

— Е Ша, — внезапно сказала Цзюнь У Се.

Е Ша, который ушел всего несколько минут назад, снова появился. Цзюнь У Се указала на А-Цзина и сказала ему:

— Отвези его в город Чань Линь и не позволяй Фань Чжо увидеть его.

Е Ша кивнул, и А-Цзин в шоке посмотрел на Цзюнь У Се. Он только что услышал имя своего младшего молодого господина!

— Фань Чжо не знает о том, что здесь произошло. Если ты хочешь искупить свою вину за прошлые проступки, то используй всю свою оставшуюся жизнь, чтобы компенсировать это. Не мне… Фань Цзиню, — Цзюнь у Се дала А-Цзину несколько бутылочек с лекарствами. Его травмы были не тяжелыми, и у нее не было возможности заставить его язык вырасти вновь.

Она оставила А-Цзина в живых не потому, что была доброй или всепрощающей. Она поступила так, потому что чувствовала, что, независимо от того, был ли это Фань Чжо или Фань Цзинь, оба были бы рады, если бы она сделала такой выбор.

А-Цзин взял лекарство, по его лицу все еще текли слезы. Он понял, что сказал ему Цзюнь Се. Должно быть, он был в бреду, когда в то время сомневался в Фань Цзине, распуская слухи о том, что Фань Цзинь желал причинить вред Фань Чжо в священных залах Академии Западного Ветра. Хотя А-Цзин не хотел, чтобы так вышло, но это все равно нанесло большой вред звездной репутации Фань Цзиня. И на этот раз тот факт, что Нин Жуй так легко смог обвинить Фань Цзиня в убийстве Фань Ци, стал результатом предыдущих слухов.

Люди неизменно верили, что у вещей всегда есть скрытая от них темная сторона, помимо светлой стороны, которую видели все. Когда эти необоснованные домыслы произносятся достаточно часто, они начинают восприниматься всеми как факт, и никто не будет стараться выяснить настоящую правду, стоящую за всем этим.

— А… А… — А-Цзин смотрел на Цзюнь Се, издавая хриплые и невразумительные звуки.

Он хотел сказать, что сожалеет, и хотел поблагодарить его. Но ему было стыдно даже прямо сказать об этом.

Теперь, потеряв способность говорить, он думал, что сами небеса наказывали его. За невежество и наивность, которые навредили многим людям.

А-Цзин бросил еще один длинный молчаливый взгляд на Цзюнь Се, прежде чем уйти с Е Ша.

В своем сердце он горячо молился о том, чтобы все хорошо закончилось.

Для Фань Цзиня, для Фань Чжо и для Цзюнь Се.

Когда Гу Ин вернулся в дом в бамбуковой роще, А-Цзин уже давно ушел. Кажется, он не заметил его исчезновения, но Цзюнь У Се смогла почувствовать сильный запах крови, что исходил от него.