Глава 703. Приготовления к оказанию сопротивления (часть 2)

Запах свежей крови, казалось, нагло сообщал Цзюнь У Се, что за то время, пока Гу Ина не было, он сходил на факультет исцеления духа и снова вызвал в Академии Западного Ветра кровавую бурю.

— То, чему меня научил старший брат, даже Гу Ли Шэн не совсем ясно смог понять, — со смехом сказал Гу Ин, глядя прямо на Цзюнь Се.

Цзюнь У Се не сказала ни слова, а просто продолжила опять демонстрировать преобразование духовной силы.

Подобно Ли Цзы Му в прошлом, даже с личным наставлением Гу Ли Шэна в искусстве, если человек не обладал даром, он не смог бы освоить навык, даже если бы знал все, что нужно знать о технике исцеления духа.

То же самое было и с Гу Ином. Цзюнь У Се, естественно, не слишком беспокоилась об этом.

Только после обеда Гу Ин, наконец, заметил отсутствие А-Цзина. Но он только отшучивался, немного поворчал и больше не заострял на этом свое внимание.

Но…

В маленькой бамбуковой роще не было никого, кто умел бы готовить.

Гу Ин «пригласил» Цзюнь У Се «пообедать». И когда они добрались до того места, ее взгляд стал холодным.

Гу Ин привел Цзюнь У Се во двор директора. Ранее это была резиденция Фань Ци, но все, что там было, теперь принадлежало Нин Жую.

Когда она снова увидела Нин Жуя, на лице Цзюнь У Се не было никакого выражения, в то время как он был таким же изящным и умным, приветливым и доступным. Тем не менее то, как он вел себя, было всего лишь притворством.

Нин Жуй посмотрел на Цзюнь Се, на его лице сияла улыбка, но в своей душе он не чувствовал никакой радости. Цзюнь Се дружил с братьями Фань, и он тоже сыграл свою роль в смерти Нинь Синь. Но для того, чтобы вызвать интерес Гу Ина и остальных, у Нин Жуя не оставалось другого выбора, кроме как заманить их тем, что Цзюнь Се знал технику исцеления духа, при этом он понимал, что это также будет означать, что с тех пор с его головы и волос не упадет.

Когда он вспомнил о плачевном и несчастном состоянии, в котором находилась Нин Синь перед смертью, дружеская улыбка, которую он так старался поддерживать, стала понемногу исчезать. Как раз когда обед должен был вот-вот начаться, Нин Жуй вдруг положил палочки для еды и сказал Цзюнь Се:

— Не так давно тебя не было в Академии Западного Ветра. Даже когда ты начал учиться здесь, ты не часто попадался мне на глаза, и я редко видел тебя. И сейчас, находясь здесь, ты не произнес ни слова. Тебе некомфортно или ты плохо себя чувствуешь? Ты не слишком знаком со мной и Гу Ином, поэтому я боюсь, что ты не сможешь насладиться едой. Почему бы нам не поступить иначе?

Глаза Нин Жуя сверкнули злым блеском. Он повернулся и сказал Гунчэн Лэю, стоявшему в стороне:

— Пойди и «пригласи» Фань Цзиня на ужин.

Цзюнь У Се была спокойна и не показывала ни единой эмоции. Она даже не удосужилась взглянуть в сторону Нин Жуя.

Гунчэн Лэй был ошарашен и только через несколько минут кивнул и ушел.

Гу Ин взял палочки в руку и с улыбкой посмотрел на Цзюнь Се.

— Я слышал, что у тебя довольно хорошие отношения с Фань Цзинем?

Он мог примерно догадаться о намерениях Нин Жуя, но Гу Ин не намеревался его останавливать. Гу Ину и самому было довольно интересно посмотреть, как такой холодный и неэмоциональный маленький братец отреагирует, когда увидит, в каком состоянии находился Фань Цзинь.

«Исчезнет ли, наконец, эта безэмоциональная маска?»

Цзюнь У Се медленно принялась за еду, не выказывая ни малейшего желания завести разговор с Гу Ином.

Однако Нин Жуй, с другой стороны, с широкой улыбкой на лице продолжал:

— Когда Цзюнь Се приняли в Академию Западного Ветра, Фань Цзинь был его наставником. Сначала о нем ходило много слухов, и они были очень жестокими. Но Фань Цзинь продолжал защищать его и даже заставил остаться в странном маленьком доме в бамбуковой роще. После переезда туда у Цзюнь Се, наконец, настали мирные дни.

Когда Нин Жуй говорил, его глаза ярко сияли злобным блеском.

Из вышесказанного ранее и реакции Гу Ина, Нин Жуй уже понял, что тот не возражал против его противодействия Цзюнь Се. И если это так, то его ничего больше не сдерживало.