Глава 669. Намеренно усложняя ситуацию

Женщина шла вперед, соблазнительно покачивая бедрами. За ней следовала кучка сглатывающих слюну поваров.

Конечно, некоторые вели себя спокойно и ровно шли за женщиной.

Когда они вошли в дверь, до них донесся восхитительный запах еды. Комната перед ними сразу же стала просторной. Необычайно большой первый этаж превратился в гигантскую кухню с рядами печей.

Когда блюдо приготавливали, то сразу уносили.

Их взгляды вдруг зацепились за тяжело дышавшего повара, по лицу которого стекал пот. Некоторым стало интересно и женщине задали вопрос: — Почему он все еще готовит? Обедающие, должно быть, уже закончили, верно? Или они все еще едят? Сколько их еще ест…

Женщина повернула голову, показывая красивую сторону своего лица. Она посмотрела на вспотевшего повара и прикрыла рот ладошкой, чтобы не рассмеяться. — На зале банкета стоит много столов, а этот шеф-повар отвечает за один из них. Конечно, он еще не может отдохнуть, потому что сегодня в зале фестиваль еды.

Некоторые глубоко вздохнули, потому что стали сочувствовать этому повару. Другим пришлось неторопясь готовить блюда, а этому приходилось готовить быстро… Неудивительно, что он выглядел таким измученным. Поставив себя на его место, некоторые пришли к неутешительному выводу, что на его месте уже потеряли бы сознание. Нужно знать, что приготовление пищи истощает не только физические силы, но и истинную энергию. Если шеф-повару не хватало истинной энергии, это вызывало внутреннюю усталость.

Бу Фан заложил руки за спину и медленно двинулся вслед за толпой. Он тоже рассматривал готовящих поваров, ведь впервые посещал такую шумную кухню.

Бу Фан, естественно, услышал слова женщины и задумался, «Фестиваль еды?»

Он надул губы и про себя решил, что не станет потакать жадным мерзавцам.

Блэки и Нетери были гурманами. Каждый раз, когда они просили Бу Фана приготовить еще, Бу Фан просто отказывался. Поэтому Бу Фан решил, что уставший повар сам виноват.

Пройдя через гудящую кухню, вся толпа прошла в другое довольно тихое и пустое помещение.

Женщина остановилась и обернулась к толпе. — В этом месте пройдет первичный отбор, демонстрация навыков владения ножом!

Почти все повара удивились, но промолчали.

— Из всех вас по навыкам владения ножом отберут только тридцать человек. Я надеюсь, что вы покажете всё, на что способны, — добавила женщина.

Затем она сделала шаг назад.

Стоя чуть поодаль от них, старик с усами, сложил руки и молча наблюдал за происходящим. Человек с застывшим лицом бесстрастно стоял у него за спиной.

— Найдите себе место. Я предоставлю кухонный нож и ингредиенты … — объявила женщина.

Слушая ее, повара стали расходиться и становиться перед плитами.

Мужчина с застывшим лицом щелкнул пальцами, целясь в красивую женщину-повара. Слабый звук возник в ее ушах. Женщина была немного озадачена. Она повернулась к усатому старику и с улыбкой кивнула ему.

Мгновение спустя женщина стала проходить мимо плит. И проходя мимо каждой плиты, она взмахивала рукой и над плитой возникало сияние. Над каждой плитой возникало по синему кухонному ножу и ингредиенты.

Они были материалом для этого испытания навыка владения ножом. Синий кухонный нож и белая нефритовая редиска.

— Каждому выдаётся по одному кухонному ножу и три редиски из белого нефрита. В кратчайшие сроки вы должны нарезать редиску как можно лучше. Мы будем оценивать, и те, кого мы одобрим, пройдут в следующий раунд, — объявила женщина.

Разговаривая, она доставляла кухонные ножи и редиску.

В конце концов, она подошла к Бу Фану. Глядя на его спокойные глаза, женщина слегка усмехнулась.

Бу Фан же скептически посмотрел на нее. Мгновение спустя женщина подняла руку, и вместе с тремя карликовыми бело-нефритовыми редисками появился синий кухонный нож с черными полосками.

«Что?» Бу Фан нахмурил брови. По своему опыту он определил, что этот нож был хуже, чем у остальных. Линии на нём были неровными, а материал ножа плохим.

:Она намеренно? Она намеренно дала мне обломок ножа и мелкую редиску?»

Бу Фан поднял голову и пристально посмотрел на женщину, но та лишь улыбнулась, кивнула и повернулась.

— Хорошо! Можете начинать. У вас есть время горения палочки ладана. Покажите все свои навыки.

Бу Фан продолжал хмуриться. Он не знал, почему эта женщина выделила его… в любом случае, это играло ему на руку. Чем раньше он закончит, тем лучше! Он сильно спешил!

По этой причине Бу Фана не сильно это задело. Он взмахнул рукой, и синий кухонный нож с черными полосками упал ему на ладонь.

Нож двинулся, испуская ослепительный голубой свет.

Бу Фан поиграл ножом, и его рот дернулся. Редиска и нож были достаточно дрянными. В любом случае, когда он схватил нож, ему стало не по себе.

Все это время Цзюнь Цинсяо не сводил глаз с Бу Фана. Он не ожидал, что старшая даст Бу Фану дрянной нож и такие же ингредиенты … она намеренно сделала это?

— Может тебе одолжить редиску? — тихо спросил Цзюнь Цинсяо у Бу Фана.

Бу Фан был очень удивлен и мягко ответил ему. — Не надо, я очень спешу.

Цзюнь Цинсяо лишился дара речи. «Поторопи свою сестру! С таким гадким ножом и мелкой редиской, как ты собираешься победить?»

Он отвернулся, думая, что его добрые намерения расцениваются как злые. Он фыркнул и начал серьезно обдумывать свой шаг. Он полностью сосредоточился и кухонный нож завертелся в его руке. Мгновение спустя он рубанул им вниз!

При резке от редиски из белого нефрита издавался мягкий звук. Повсюду летали кусочки редиски. В комнате не было слышно никаких голосов. Все хватали свои кухонные ножи и расправлялись с редиской.

Женщина подошла к старику. Она слегка поклонилась ему и встала позади него.

— Учитель, зачем мы усложняем ему отбор? — скептически спросила она у старика.

Мужчина с застывшим лицом бросил на нее взгляд и беззаботно сказал: — Этот парень не из Долины Обжорства. Я не нашел его профиль в нашей базе данных. Возможно, он чужак.

«Чужак? И чужак осмелился присоединиться к чемпионату между поварами Долины Обжорства? У этого парня действительно хватило мужества…».

— Он не из Долины Обжорства, но всё равно осмелился принять участие в отборе. Конечно, у него есть талант. Он не обычный … для него это испытание. Если мы позволим ему так легко принять участие в чемпионате, наша репутация упадет, — небрежно ответил старик, продолжив сложил руки наблюдать за Бу Фаном.

Вскоре его глаза сфокусировались, а зрачки сузились. Сделав глубокий вдох, его хвастливые изогнутые усы дернулись.

Женщина и мужчина с подозрением сощурились взоры на старике. Они проследили за его взглядом и тоже глубоко вздохнули.

Сияние ножа сверкало постоянно, поскольку там выполнялись искусные техники ножа. В этом месте распространялась властная аура. Эта невидимая властная аура заставляла людей удивляться и немного пугаться.

Соблазнительные глаза женщины широко раскрылись. Она приоткрыла рот, и ей пришлось поднять тонкую руку, чтобы прикрыть рот от удивления.

Ноздри человека с застывшим лицом расширились, глаза сосредоточились.

— Такое искусство ножа…

Бу Фан с безразличным видом погладил синий нож. Он повертел его в руках. Мгновение спустя нож в его руке шевельнулся, ударив по редиске горизонтально и отправив ее в воздух.

Свист…

Голубой свет хлестал так, словно мог разорвать небо. Из-за его спины вырвалась аура.

В тот же миг редиска из белого нефрита завертелась в воздухе. После» свиста » с неё уже содрали кожу.

Бу Фан изучал бело-нефритовую редиску, представляя себе, какую формуему следует вырезать.

Ему выдали карликовые три редиски из белого нефрита, и их форма даже не была сформирована. На самом деле они были мусором.

Однако Бу Фан не возражал.

У него в голове уже сложился образ.

Он схватил вращающийся нож, и редиска в воздухе перестала двигаться и упала. Он протянул нож и поймал редиску.

Кончик ножа шевельнулся, и во все стороны полетели кусочки редиски.

Охх…

Цзюнь Цинсяо осторожно положил кухонный нож и вытер пот со лба. Он обожал свою работу и выглядел довольным.

На этот раз он показал себя гораздо лучше, чем обычно. Он не очень хорошо владел ножом, но его умение было не плохим, учитывая усилия, которые его учитель потратил на него. Учитель постоянно напоминал ему, что умение обращаться с ножом это основы. Он должен овладеть этим искусством.

Перед ним был реалистичный белый нефритовый цветок. Лепестки были тонкими, как крылья цикады, которые можно было сломать от малейшего прикосновения. Его можно было бы принять за подлинный. Более того, он не тратил много времени на то, чтобы вырезать этот цветок, хотя и прошла лишь половина выделенного времени.

Этот рекорд не был ни медленным, ни быстрым.

«Интересно, что за продукт может приготовить этот парень? С этим мусорным ингредиентом и кухонным ножом ему будет очень трудно закончить работу».

Цзюнь Цинсяо поднял голову, чтобы проверить. Действительно, палка Джосса сгорела лишь наполовину. Вокруг него другие повара сосредоточились на своих шедеврах.

Конечно, некоторые повара уже закончили свою работу. Их взгляды встретились в воздухе.

«Действительно … мой учитель был прав. Повара Долины Обжорства удивительны!»

В Долине Обжорства так много поваров, так много превосходных. Он не мог высокомерно смотреть на них.

Цзюнь Цинсяо кивнул сам себе и повернулся к Бу Фану.

Он хотел посмотреть, что тому удалось сделать. Если Бу Фану действительно было трудно, он мог бы отдать ему свой нож. Так или иначе, он закончил свою работу.

Однако, когда он повернулся, то увидел развалившегося на стуле Бу Фана. Он лежал, закрыв глаза, словно спал.

«Какого черта … он сдался?»

Цзюнь Цинсяо почувствовал боль в печени…

— Ты… Ты… — Цзюнь Цинсяо хотел покричать на Бу Фана, но не смог закончить фразу.

Бу Фан открыл сонные глаза и посмотрел на него. — Вы слишком долго. Я очень спешу…

Слова Бу Фана в очередной раз разозлили Цзюнь Цинсяо. Через мгновение он вдруг что-то вспомнил и повернулся, чтобы посмотреть на плиту Бу Фана.

Перед его глазами лежал драгоценный камень.

— Эээ… Какого черта?!