Глава 290. Строительство в колонии

Немного времени спустя после ухода Старейшего из колонии, Кобальт стояла в комнате Королевы, наблюдая, как бродит маленькая Королева Тли под пристальным взором матери. Ещё одна нелепая и неслыханная задумка воплотилась в жизнь с кажущимся отсутствием усилий со стороны первого из их рода.

Старейший озадачивал Совет двадцати, когда первые детёныши Формика Сапиенс начали думать сами за себя. Уважение и почтение присутствовали по отношению к Старейшему из-за их простой природы старшинства, а ещё не стоит забывать о страхе, который был вбит в них во время их бурной ‘тренировки’.

И даже так, Старейший их озадачивал. Так часто был занят размышлениями и делами, которым не должно быть место в муравьином разуме. Предположительно двадцатка была одного с ним вида, однако они никогда бы не посмели бы мечтать о проектировании целого вида … прирученного стада зверей?

И всё же это было таким элегантным решением проблемы, наличие которой они даже не осознавали. Постоянный надёжный источник Биомассы, который они полностью могут контролировать. Колония будет определять, как много тли будет создано и колония будет их использовать, как ей будет угодно. Единственным ограничивающим фактором было доступное место в пространстве под ними.

Это не долго будет проблемой. Кобальт чувствовала уверенность, что колония вскоре протянет свою хватку, чтобы охватить дальнейшие территории. Если в других местах будет достаточно растительной жизни, чтобы кормить на них тлю, то их популяцию можно было бы увеличить, чтобы позволить сборы и там тоже.

Потерявшись в своих мыслях, Кобальт не заметила, как к ней приблизилась юная Королева тли. А заметив, она осознала, что маленькое зелёное насекомое просяще смотрит на неё, стуча своими антеннами по её собственным.

«Она голодна,» прозвучал сверху голос Королевы и Кобальт развернулась, чтобы увидеть, как она смотрит сверху.

«Мама, приятно видеть тебя такой радостной,» сказала она.

По странному повороту событий Подземелья, Королева больше не была старейшей их рода и поэтому технически больше не была лидером колонии, эта должность перешла к Старейшему, который похоже её не хотел, кроме случаев, когда желал командовать. Независимо от этого, Королева, мать всех членов колонии, получала преданность и обожание каждого рабочего. Вид того, как она так весело ухаживает за своим новым питомцем, приносил радость каждому муравью, кто видел это.

«Спасибо тебе, дитя,» сказала она с полным тепла голосом. «Должна признать, я весьма наслаждаюсь наличием своего собственного питомца. Очевидно, что мои дети приносят мне величайшее счастье, однако они должны работать ради колонии и может проходить некоторое время между их визитами.»

Это была правда. Даже муравьи в комнате Королевы регулярно сменялись, чтобы она всегда была под защитой отдохнувших и готовых муравьёв.

«Если бы ты попросила их навестить тебя, то они бы так и поступили,» отметила Кобальт.

Королева пренебрежительно взмахнула одной антенной. «Мы все должны делать свою работу ради колонии, дитя. Я бы никогда не встала между членом нашей семьи и его задачей.»

Кобальт могла лишь только кивнуть. Это была правда. Муравей должен жить ради его работы, прямо как они и работают, чтобы жить. Солдаты заняты тренировками, разведкой, планированием, готовясь к их охотничьим вылазкам в Подземелье. Молодые королевы помогают с тренировками текущей новой кучки детёнышей, вместе с магами и целителями. Их учебный процесс по росту детёнышей до их первой и второй эволюции уже подвергся усовершенствованию, пока колония узнавала больше навыков и мутаций, которые помогли бы муравьям, пока те не будут готовы приступить к своим особым ролям.

Даже Формирователи Ядер были занятыми, вовлечённые в требовательное использование новых навыков, которые они раскрыли и используют от вдохновения, которое им даровал Старейший, чтобы продвинуть понимание их роли до новых вершин. Даже если они пока что не были способны создавать питомцев для колонии, это был лишь только вопрос времени, так как их техники с каждым днём становятся только лучше. Когда в их ряды войдёт больше формирователей, у них будет чёткий путь развития, предназначенный для новых вступивших.

В то время, как Резчики…

Кобальт тяжело вздохнула.

«Чего такая мрачная, дитя?» поинтересовалась Королева, заметив поникшее состояние, даже пока направляла нескольких рабочих, чтобы покормить её питомца.

«Я несколько растеряна, мама,» пробормотала она. «Я не уверена в своём предназначении внутри колонии. Какую же именно работу я предположительно должна исполнять? Я думаю раз за разом, но я по прежнему не уверена, для выполнения каких задач я была создана.»

Королева немного подумала, прежде чем ответить. «Всегда есть работа, которую нужно выполнить, дитя, её поток нескончаем. Копание, учёба, ухаживание за выводком, охота. По какой причине ты не можешь найти, чем заняться?»

«Не то что я не могу найти, чем заняться, мама, а скорее какая задача предполагается для меня одной. Когда Старейший создавал моих сестёр, было ясно, какую работу им необходимо исполнять. А мой товарищ Вольфраманта и я немного потеряны. Посмотри на меня.»

Кобальт использовала свои передние ноги, более тонкие, более гибкие и подвижные, чем у её сестёр, чтобы показать на себя.

«Слишком маленькие и беззащитные, чтобы сражаться в передних рядах, с отсутствием навыков и мутаций, чтобы сражаться на задних. У меня нет Воли для сотворения заклинаний, нет инстинктов для ухаживания за выводком и нет исцеляющей железы для магии восстановления. Преимущества моей собственной эволюции кажутся почти что бессмысленными.»

«И каковы они, дитя? В чём преимущества твоей формы?» подталкивала к ответу Королева.

Кобальт задумалась над этим на мгновение.

«Я меньше большинства других, но не быстрее. Мои передние ноги мобильные и я могу двигать ими вот так,» что и было продемонстрировано, подняв их до уровня лица Кобальт, чтобы ясно показать три когтя, исходящих из каждой ноги и кончики которых создавали углы формы треугольника.

Кобальт только лишь недавно заметила, что способность крутить когтями не была распространена и среди сверстниц Кобальт. Увидев людей в первый раз, связь между этой странной анатомией и человеческими запястьями с пальцами стала очевидной.

Королева наблюдала за демонстрацией сноровки когтей Кобальт, прежде чем снова задать вопрос.

«А что ещё, дитя? Сомневаюсь, что эти когти в полной мере составляют всё дарованное тебе.»

«По своей сути это так, мама,» простонала Кобальт, «У меня очень высокая характеристика Хитрости, но я не знаю, что я могу с ней сделать.»

Кобальт не могла быть генералом или магом. Каков толк во всей этой силе мозга?

Королева задумчиво смотрела сверху на Кобальт, прежде чем перевести свой взгляд наверх на камень и землю над ними.

«Улей становится довольно хаотичным, ты так не думаешь?» задалась она вопросом почти что в пустоту.

Кобальт нахмурилась. Это была правда. Резкое расширение улья было сделано слишком быстро. С недостаточным вниманием к надлежащему планированию и эстетичности. Всё место превращалось в переплетение туннелей и комнат, совсем никакой предусмотрительности, совсем никакой красоты.

«Я верю, что кто-то должен взять это под контроль до того, как это станет проблемой. Возможно ты бы могла взять эту ответственность? Пока не найдёшь своё предназначение?» предложила Королева.

Кобальт едва её услышала, её разум уже был закручен посреди идей, планов и проектирования для строения улья. Конечно же там были фермы и комнаты выводка. Надземная часть улья без сомнения должна быть расширена. Голова загудела и прошлые беспокойства были забыты, а сама Кобальт пошла, чтобы найти Вольфраманту и подключить к этой задаче ещё одного резчика. В конце концов две головы лучше, чем одна.