Глава 326. Обсуждение

Переполненный энергичностью и нарастающим чувством целеустремлённости, я выскочил из колонии на открытый воздух Пангеры, мой новый мир. И вот Кринис, Тини и я с нарочитой поспешностью пошли в сторону деревни. Прежде, чем мы перейдём к месту боёв и займёмся делами колонии, мне бы хотелось уделить минутку, чтобы узнать, как дела у деревни.

Интересно, как там люди держатся при угрозе ужасной смерти и гибели, свисающих над ними. С колонией то всё нормально, муравьи ребята спокойные, когда вопрос касается подобного. Они на самом деле особо реагируют лишь при защите или службе колонии. Угроза смерти не имеет для них особой важности.

Да к чёрту. Угроза смерти это то, что привлекает большинство из них. Подумав о Лирое, я не могу не вздрогнуть в мыслях. Эта дурочка является особенно рьяным примером вопиющего муравьиного игнорирования собственной безопасности, однако она до сих пор представляет собой то отношение, которое преобладает среди рабочих несмотря на все мои попытки его искоренить.

Нет ни одной из них, кто бы с огромной радостью не бросился в челюсти врага, если бы подумала, что это каким-то образом поможет колонии, единственное, что их сдерживает, это мои указания поступать наоборот.

У людей по крайней мере нет подобного рода самоотверженности. Я был бы очень удивлён, если бы она была. Если всё было бы так, то это было бы… тревожно.

Надеюсь они не сильно паникуют. Энид уверенно там заведует, да и Моррелия по своему возвращению смогла бы ввести сталь в хребта здешних людей. Не могу представить, чтобы она терпела хотя бы малейший признак нерешительности.

Когда мы подошли к деревне я был несколько удивлён, что мои ожидания паники и страха остались абсолютно нереализованными. На самом деле её жители кажутся спокойными, решительными и сосредоточенными. В деревне происходит чертовски много активности, это без сомнений, однако в воздухе царит безмолвная решительность, которая придаёт людям ощущение контроля.

То тут, то там бегают дети, перенося снаряжение, строительные материалы и сообщения, пока взрослые вовлечены во всевозможные дела. Кузница была закончена и мужчины с женщинами приступили внутри неё к работе, их лица освещаются снизу тёплым свечением нагретого металла, которому они придают форму, делая гвозди, мечи и, думаю, я смог заприметить топор.

В другом недавно возведённом здании я могу видеть, как делают луки. Руки людей длинными плавными движениями вырезают дерево, сгибая древесину в деревянные луки, которые я видел в руках команды Моррелии. Могу лишь предположить, что это распространённый тип лука, используемый в данной области. Ещё здесь были тренирующиеся и практикующиеся люди, которые, казалось, были всеми взрослыми жителями деревни, в данный момент не вовлечённые в сбор еды или производство оружия для войны.

В свободных местах по всей деревне, в уже почти маленьком городке с множеством появившихся за моё отсутствие домов и других строений, жители, которые, могу предположить, самые обученные и умелые среди них, руководили группами для тренировок и простых спаррингов с использованием грубо сделанного тренировочного оружия. Жители, отнюдь не уклоняющиеся от боевых навыков, которые они изучают, выражают своими лицами лишь крайнюю решительность и сосредоточенность.

Переводя взгляд от группы к группе, я смог увидеть новое лицо, несколько крепко выглядящего мужчину, которому бы я дал за двадцать лет. Каждый раз, как он подходит к новой команде, он прерывается, чтобы осмотреть, поправить стойку людей и рявкнуть советы, прежде чем пойти дальше.

Эти люди заставляют меня сильно напрягаться. У них совсем нет спокойствия.

С Кринис, сидящей на моей спине, и Тини, стоящим рядом со мной, я сильно бросался в глаза и не прошло много времени, прежде чем жители заметили меня. Рябь прошла до многолюдного центра городка, пока люди подзывали стоящих с ними людей. Я могу видеть поднятый палец, указывающий в моём направлении, и довольно скоро вся деревня приостановилась, пока каждый мужчина, женщина и ребёнок прервались, чтобы посмотреть на меня.

Эх.

Можно было бы уже и покончить с этим. Я немного надеялся, что людская одержимостью мною здесь со временем пройдёт, однако благодаря безустанным усилиям Бейна и людей его деревни, всё кажется стало только хуже.

Пока я приближаюсь, я могу видеть всё происходящее, шёпот, указывания пальцами, взгляды, полные благоговения. Мужчины и женщины деревни смотрят на меня, будто бы они глядят на крепкую гору, которая укроет их от воющего ветра, или на великое древо, которое защитит их от бурного ливня.

Погодите секундочку.

У них столько уверенности в отношении этого кризиса потому что они думают, что я собираюсь спасти их?! Они же ведь не могут быть настолько сумасшедшими! Какой человек будет полагать, что долбаный монстр муравей прыгнет вперёд и спасёт их день? Это не может быть здоровой вещью! Не говоря уж о том что мне в моей жизни не нужно подобное давление на меня! Спасайте себя сами, чёрт побери! Идите доставайте Моррелию и заставьте её спасать вас… она ведь довольно сильная!

Чувствуя раздражённость и некоторую неловкость, я прохожу в центр деревни и жду, пока покажется Энид. Обычно как только я заявляюсь, они бегом отправляют кого-то за ней или, при менее оптимальном сценарии, за Бейном.

Пока жду, я терплю бормотания и пылкие взгляды. Мои антенны дёргаются в разные стороны, прежде чем я не решил начать их чистить, просто чтобы чем-то себя занять. В тот момент, как я поднял свою переднюю ногу, толпа, которая тихо собралась вокруг меня, одновременно ахнула и отринула назад, на мгновение заставив подскочить моё сердце.

Не пугайте так, люди! Я просто пытаюсь поддерживать чистоту!

К счастью довольно скоро я смог заприметить Энид, спешащую через толпу, пока та неохотно разделялась, позволяя ей пройти.

[Привет, Энид] поприветствовал я её, как только установил связь разума. [Как тут дела в деревне?]

Энид нахмурилась от моего расслабленного тона.

[Безграничная орда монстров собирается пасть на наши головы, ведомая злобным колдуном Каармодо, подцепившего на крючок многовекового монстра, который легендарен из-за своей злобы. Я сильно сомневаюсь, что сейчас самое время для легкомыслия, Энтони] ворчливо ответила Энид.

[Ну когда ты так всё выставляешь] пробормотал я, [в ситуации остаётся мало весёлого]

Энид вздохнула, будто бы на её плечи давил вес всего мира.

[Прости, у меня такое чувство, будто я неделями не спала] извинилась она. [Только подумать, что мне в старости придётся так усердно работать. Должна сказать, что у меня уже кости ноют, а дел всё равно остаётся так много]

[Да всё нормально] принял я её извинения. [В последнее время было беспокойно, в этом нет сомнений]

Я осмотрелся вокруг.

[Я не могу увидеть Моррелию. Она повела людей в Подземелье?]

Энид кивнула.

[Она водит людей в Подземелье туда и обратно с момента своего возвращения. Не думаю, что она намеревается прекратить это делать до прихода самой орды. Я могу её понять, к этому моменту каждый уровень на счету, однако я волнуюсь, что она слишком сильно себя напрягает]

[Скажи ей, что я думаю, что ей нужно в какой-то момент взять перерыв] посоветовал я.

Энид бросила на меня полный удивления и любопытства взгляд.

[Думаешь, она к тебе прислушается?] Недоверчиво спросила она.

[Возможно прислушается] пожал я антеннами. [Другая рука в чешуйках может толкнуть её достаточно сильно, чтобы она отдохнула]

Энид медленно кивнула, прежде чем сменить тему разговора.

[В колонии за прошедший день можно было увидеть много активности. Так много муравьёв покинуло гнездо]

В том, что она сказала, казалось был какой-то подтекст, однако я и за всю жизнь не смог бы его прочитать.

[Мы отправляли передовую группу. Мы хотим попытаться как можно сильнее уменьшить число орды до того, как они придут. Скоро я и сам направлюсь туда]

Облегчение показалось на лице Энид, только чтобы смениться беспокойством.

[Будешь ли ты там в порядке? Не недооценивай Каармодо, они древние и безмерно хитрые]

Эти слова вызвали моё любопытство.

[Прежде ты имела с ними дела?]

Она кивнула.

[Когда моя торговая компания была на пике, я работала с одним из их конклавов магов, как их агент по импорту-экспорту в Лирии]

[Есть какой-нибудь совет для меня?] С надеждой спросил я.

Пожилая женщина взглянула на меня сверху, обеспокоенно поморщив лоб.

[Не недооценивай их] предупредила она меня. [Их разум гибок, как хлыст, а их укус в два раза глубже]